Прогулки по Москве

Объявление

Добро пожаловать!

Рейтинг игры 18+!
Новости:

УРА! НАМ ПЯТЬ ЛЕТ!

С ЧЕТЫРЁХЛЕТИЕМ, "ПРОГУЛКИ"!

Новогодний Декамерон

Огромная благодарность нашему любимому Костику за новый, чудесный дизайн, за помощь проекту и за поддержку в эти нелёгкие для нас времена. Спасибо, друг!

НАМ - ТРИ ГОДА! ПОЗДРАВЛЯЕМ!!!

НЕ ПРОХОДИМ МИМО! НА ФОРУМЕ МНОГО ИНТЕРЕСНОГО! КОНКУРС "ВИЗИТНАЯ КАРТОЧКА"

КОНКУРС "УГАДАЙКА!"

ВНИМАНИЕ: ОБНОВЛЕНИЯ НА ФОРУМЕ, СЛЕДИМ И УЧАСТВУЕМ!

ПОЗДРАВЛЯЕМ ОДНОГО ИЗ САМЫХ СТАРЕЙШИХ И ПРЕДАННЫХ УЧАСТНИКОВ АРСЕНИЯ БАРСОВА С ВСТУПЛЕНИЕМ В АДМИНИСТРАТИВНУЮ КОМАНДУ!

АДМИНИСТРАЦИЯ ФОРУМА ВЫРАЖАЕТ ОГРОМНУЮ БЛАГОДАРНОСТЬ ВАРЕНЬКЕ ЗИМИНОЙ ЗА СОЗДАНИЕ ЧУДЕСНЫХ НОВОГОДНИХ АВАТАРОВ ДЛЯ ЖИТЕЛЕЙ МОСКВЫ!


ЭТОТ ГОРОД НАС МАНИТ, ЭТОТ ГОРОД ПЛЕНИТ,
И КАЖДАЯ УЛИЦА ЗДЕСЬ КАК МАГНИТ
ДЛЯ УДАЧИ, ДЛЯ СЛАВЫ, ДЛЯ КРУПНЫХ ПРОБЛЕМ,
ДЛЯ ЛЮБОВНЫХ ИСТОРИЙ, СЕРЬЕЗНЫХ ДИЛЕММ.
ЭТОТ ГОРОД БЕЗ ПРАВИЛ, ЭТОТ ГОРОД – СУДЬБА.
ВЫБИРАЙ ЖЕ ДОРОГУ!
ЭТО - НАША МОСКВА!



ЖАНР ИГРЫ - реальный мир
СИСТЕМА ИГРЫ - эпизодическая
РЕЙТИНГ - 18+
ВРЕМЯ - реальное


В МОСКВЕ - РЕАЛЬНОЕ ВРЕМЯ. ОСЕНЬ 2016.

МОСКВА РАСКРАШЕНА В БУЙСТВО КРАСОК ЗОЛОТА И БРОНЗЫ, И ХОТЬ НА УЛИЦЕ УЖЕ СТАНОВИТСЯ ХОЛОДНО И ПРОМОЗГЛО, В ДУШАХ ЕЁ ЖИТЕЛЕЙ ПО-ЛЕТНЕМУ ТЕПЛО И СОЛНЕЧНО. НАЙДИ СВОЙ ОСЕННИЙ МАРШРУТ И ПРОГУЛЯЙСЯ ПО ДОЖДЛИВЫМ УЛОЧКАМ МОСКВЫ!






Наши партнеры:

Красная зона Станция .Север. Deadly Sins

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Прогулки по Москве » -Архив игровых тем » Серенада не для Джульетты или Эй вы, там, наверху!


Серенада не для Джульетты или Эй вы, там, наверху!

Сообщений 31 страница 55 из 55

31

Если существовал самый страшный ответ на действительно ужасное событие, то это беспечное: "Справлюсь, не впервой".
Андрей ушел, смывать следы "боевой славы", а Захар остался. Слова так гулко стучали в виски, что он едва не просыпал чай мимо заварочного стакана.
В отличие от Велимира, в Мельникове никогда не было стержня борца за справедливость. "Захарушка" не таскал домой брошенных котят и щенков, не рвался на амбразуру из-за "нечестной" оценки, не оспаривал отметки или действия преподавателей в университете. Можно сказать, был совсем неконфликтным человеком. Раньше он отмалчивался, в редких случаях прибегал к грубой физической силе, дабы вправить кому-то на место мозги. Со временем на смену прямому взгляду и хуку слева пришли острое слово и потоки нравоучений. Сейчас же хотелось применить смертельное комбо: увесистый кулак для умников, вроде тех, что напали на Андрея, и подробная лекция о наплевательском отношении к себе - для пострадавшего. И хотя Захар понимал, что это защитная реакция, что нельзя воспринимать всё и всегда серьезно, иначе свихнешься, уязвленное чувство справедливости зудело под кожей как комариный укус.
Взять себя в руки удалось с трудом. Помогло только настойчивое, несколько раз повторенное вслух:
- Вы едва знакомы. Ты не имеешь права вмешиваться в его жизнь даже из "благих" побуждений.
Были у Захара и такие ситуации, когда он лично убедился: ад вымощен благими намерениями. Так что, когда посвежевший - насколько это определение уместно вообще в данном случае - Андрей вернулся на кухню, на столе его ждал крепкий сладкий чай.
- Наверное родителям моим стоит сказать спасибо, так воспитали, - руки Мельникова, сжимавшие чашку, подрагивали от сдерживаемых чувств, но последняя фраза заставила их замереть и сильней стиснуть горячую керамику.
"Тепло... нигде еще..."
Захар зажмурился за стеклами очков, выдохнул сквозь зубы все напряжение, давившее до этого на грудь изнутри, и тихо рассмеялся. Нет, все-таки одного котенка он умудрился подобрать. Под балконом.
- Если хочешь, могу тебе дать обезболивающее, чтобы голова не трещала, - от взгляда хозяина квартиры не ускользнул тот факт, что Андрей жмется к прохладным стенам, так что предложение облегчить страдания было озвучено взамен ироничного: "А ведь отопительный сезон еще не начался". Шутку бы знакомый оценил наверняка, однако смущать его в планы Захара не входило.
Парень нравился, он располагал к себе несмотря на кричащую оболочку и мастерское умение находить приключения на пятую точку. Мельников упустил момент, когда оказался рядом -снова, в который раз за вечер! - и, лаская, погладил по волосам, мимолетно зарываясь в чуть влажные пряди, проводя подушечками пальцев по чувствительной коже, как кошка пытаясь перетянуть все неприятное на себя.
- И да, завтра к первой паре. Ты можешь, конечно отлежаться до вечера, но мне все равно нужно будет встать и уйти.

+1

32

Родительская тема - вот бы чего Андрей никогда не хотел затрагивать в разговорах. От реплики Захара он невольно сжался, сам того не замечая. Его взаимоотношения с родителями простыми не назовешь, как не старайся. Он никогда не пытался быть им обузой, но едва ли не рождения таким и был - неуемная энергия, излишнее любопытство подставляли его только так - разбитая в детском саду крышка унитаза была нелепой случайностью, за которую его отчитали при группе, заявив, что только дурачок не умеет пользоваться таким приспособлением. Дома он выслушал лекцию о том, что подло подставил родную страну, и без его хулиганства находящееся в трудной экономической ситуации. Да-да, именно такими словами. Что такое "экономическая ситуация" он тогда не понял, но зато подробно изучил в углу тоненькую паутинку, вытягивающуюся из-под загнувшегося края обоев. Конечно, ему захотелось узнать, как она там крепится... Задница болела долго. Но еще дольше болело что-то внутри. В какую-то трещинку или может быть ранку ссыпались осколки выкриков "позор семьи", "ублюдок", "дрянь", "в роддоме подменили" и "лучше бы ты сдох". Он бы честно сдох, чтобы не видеть брезгливое недовольство на лице мамы, вот только не знал тогда как. В школе стало еще хуже - на фоне послушной умницы-сестры, он явно проигрывал. Писал как курица лапой, не в силах спокойно сидеть за партой, носился как заполошный по коридорам на переменах. Однажды убегая от "салы" со всего маху врезался в какую-то очень объемную тетеньку, которая, как выяснилось на очередном разборе, в этот раз в кабинете директора, была каким-то очень важным инспектором. В итоге в этот раз Андрюша подставил даже не страну, а саму школу! Ночью опять захотелось сдохнуть, но и в этот раз знаний не хватило - просто задержать дыхание и умереть, почему-то не получилось.
Потом тоже много чего было. Конкуренции с прилежной и примерной сестрой он не выдерживал, уважения и внимания родителей не заслуживал. В конечном итоге он забил на желание быть таким как все, болтался какое-то время бесцельно и безлико, а потом, как и большинство подростков, вдруг решил выделиться. В итоге получилась целая история, на которую Андрей не рассчитывал. Он думал, что родители бурно отреагируют, попробуют провести душеспасительную беседу, что-то там еще, выпорют, в конце концов, потом все дружно расплачутся и, обмазав друг друга покаянными соплями, помирятся и поклянутся в вечной любви. Дома эпика не случилось. Зато в школе… Вот уже после всех приключений с милицией, судом и судимостью до него снизошли с фразой: «от тебя одни проблемы, когда же все это, наконец, закончится»…
Так вот, Андрей не любил родительскую тему. Захару повезло, что его родители сумели привить ему умение и необходимость заботы, а что мог сказать своим он?
- Обезболивающее?
От всколыхнувшихся эмоций Андрей немного выпал из того состояния, в котором находился, и чуть было бездумно не отказался. Хорошо, что от горячего чая снова заболели разбитые губы и вернули его в действительность.
- Да, было бы неплохо, - кивнул он.
Скоро все заболит, как только адреналин окончательно уйдет из крови, и пара таблеток очень пригодится. Все же Захар классный мужик – наверное, тоже получал по сусалам не один раз, слишком умело сейчас решал проблему. Все же Андрею очень повезло с ним познакомиться. Он хотел сказать об этом заботливому преподавателю, но тот вдруг подошел и запустил пальцы в лохматую шевелюру. Что это было, Андрей не понял – не то просто ласка, своеобразная поддержка, не то… Нет, Захар же не из тех, кто просит плату за внимание?
Не дергаясь от руки, Андрей просто чуть приподнял голову и заглянул в глаза мужчине взглядом накормленной уличной собаки – что от тебя еще ждать, человек?

+2

33

Андрей поднял на него взгляд, и Захар понял, что пора завязывать с чтением манги в особо тоскливые вечера. Потому что в голове толпой пронеслись все те истории про "найденышей" и добросердечных японских мужчин, которые заканчивались... одинаково и предсказуемо для чего-то с жанром "яой".
И то, что у него и в мыслях не было ничего "такого", вовсе не означало, что его действия будут расценены правильно: задеть или спровоцировать не хотелось.
Обезболивающее всегда лежало в сумке, так что пришлось выйти за ним ненадолго, и вернуться снова.
- Вот, держи, - пузырек из темного стекла с бело-синими капсулами внутри очутился в поле видимости, рядом с кружкой. - Злоупотреблять не советую, двух штук более чем хватит на ночь.
Напряжение, сковавшее гостя снова, вряд ли было вызвано болевыми ощущениями. Андрей не кривился и не дышал неровно, он хмурился и пытался поджать разбитые губы, а еще машинально сутулился, весь подбираясь, словно стараясь сделаться меньше.
Очень хотелось спросить. О том, как часто он попадал в такие переделки. О том, сколько раз приходилось ночевать не дома. И самое главное, почему его родители не бьют тревогу. Понятное дело, что возраст не тот, уже не маленький, как говориться, да и внешний вид - одна сплошная провокация и вызов, но Захару Андреевичу, выросшему в благополучной семье, было невдомек, как можно не интересоваться жизнью собственного сына. Понятное дело, что случается всякое: ссоры, конфликты, столкновения интересов - без этого никак, однако оправдать безразличие к родному ребенку нельзя ничем, в глазах Мельникова подобное было дикостью, вопиющим проявлением ненормальности.
- Может тебе нужно кому-нибудь позвонить? Предупредить, что все в порядке и что ночевать останешься тут? - Захар постарался выбрать самую мягкую и обтекаемую фомулировку.
Может, он тут распинается внутренне и клянет недобросовестных родителей, а их уже нет..? Ведь Андрей ничего о себе не рассказал, в отличие от самого хозяина квартиры, который каждым словом и делом показывал: "Бояться нечего. Я не причиню тебе вреда. Все  хорошо".
Взгляд цепко прошелся по фигуре, скрытой чистой, слишком большой для гостя одеждой, задержался на руках с длинными пальцами, скользнул выше и замер на лице, встречая ответный закрытый взгляд ярких глаз, особенно выделяющихся на фоне растекшегося синяка.

+1

34

Фух. Андрей едва не вздохнул с облегчением, когда Захар убрал руку и ушел в прихожую. Пузырек с лекарством так удачно мог разрядить обстановку.
- О, калики, - Андрей беззаботно подбросил на ладони пузырек, который только что поставил перед ним преподаватель и,улыбнувшись, поинтересовался, - себе берете?
И подмигнул. Конечно, он прекрасно понимал, что Захар подобными вещами не рискует, но лучше было сейчас выслушать лекцию о здоровом образе жизни, вот ей богу, чем копаться во взаимоотношениях Андрея с родителями. Но трюк не удался - Захар в лоб спросил - не стоит ли предупредить... Да Андрей соврал бы, с радостью Наплел бы чуши вроде того, что он с улицы уже позвонил, успокоил, да и вообще, он сиротинка, родители у него герои-космонавты, разбившиеся на Марсе, а сам он вообще под прикрытием работает и тому подобную хрень. Никто бы не поверил, но отвязался бы точно. Вот только спокойный и заботливый Захар ломал все привычные фишечки, как спички, словно смотрел куда-то за оболочку и видел то, что от чужих глаз тщательно пряталось. Андрею неожиданно надоело придуриваться. Он поставил флакон с таблетками на стол, снова прислонился спиной к стене и посмотрел на хозяина квартиры уже совсем по другому - спокойно, без выпендрежа, и еще немного устало.
- Вы не бойтесь, я не наркоман, - глаза на минуту прикрылись и снова уставились на собеседника. - Да, травку покуриваю. Иногда. Ну, пару раз пробовал экстази.
Разбитый нос покаянно поморщился, и Андрей тихонько зашипел от несильной пока боли.
- И все. Так что...
Ну, что тут еще добавишь? Поклясться, что не наглотается таблеток в поисках дешевого кайфа? Предложить выдать порцию, а остальное спрятать в сейф-сундук-кащеево яйцо? Пусть сам решает - не маленький. Если не доверяет, то так и скажет. Ведь намекал же еще при первой встрече, что если бы что учуял - не пустил бы. Ну, а для активации мыслительной деятельности Захара АНдреевича добавилось следующее откровение:
- А на счет позвонить и предупредить... Я уже давно никому не отчитываюсь, где я и что со мной.
Теперь голубые глаза рассматривали потолок на маленькой кухне, словно на нем звезды были нарисованы.
- Так что, кроме вас и некому позаботиться обо мне, - утрированная жалостливость спрятала все, что скребло в горле. - Не выгоняйте меня на улицу, а?
Да, блин, придуриваться проще, чем объяснять. Ох, Захар, только не расковыривай еще больше, а то сам жалеть будешь.

+1

35

Признаться честно, Захар не рассчитывал на откровенность. На ответ вскользь, на дурашливость или беспечность, но точно не на больной взгляд и прямой ответ. Однако Андрюшины тараканы все сделали за него.
Многие ли видели то, что успел разглядеть Мельников за сотую долю секунд, пока его гость не завернулся снова в шуршащую, отвлекающую от горького содержимого обертку? И какую часть увидел он сам? Что-то подсказывало, что это даже не вершина айсберга, а жалкая льдисто-снежная насыпь сверху. Но копать глубже он не стал: кто он такой, собственно, чтобы лезть в душу в грязных ботинках и не вымыв руки?
- Вообще-то я имел в виду, что большое количество таблеток притупит твои собственные реакции. Если ночью вдруг станет хуже, можно и не спохватиться вовремя, - Захар повел плечами, сбрасывая напряжение, отгоняя от себя лишние мысли, блокируя очень не вовремя включившийся режим "гиперопека". Если бы у него был младший брат или собственный ребенок, он бы наверняка задушил его заботой и нотациями, а так страдал только Велимир, у которого в одно ухо влетело, а в другое вылетело со скоростью света.
Нужно было чем-то занять руки, но для кофе слишком поздно, грязной посуды не было, а писать в дневник в присутствии гостя слишком невежливо. Вдобавок ко всему, вспомнились собственные "проблемы" - субботний обед с семьей Мира, его же домашний арест, который надо было как-то подтолкнуть к завершению.
- Ну ладно, - Захар устало растер лицо ладонями, стащив очки и проморгавшись как следует для восстановления четкости картинки. - Как говорится, утро вечера мудренее. Диван полностью в твоем распоряжении, как и кухня в общем-то. Я утром оставлю для тебя запасной ключ, закроешь, если будешь уходить, договорились?
Кто-то назвал бы Мельникова беспечным. И оказался бы прав. Но только частично. Просто он исчерпал свой лимит сил на сегодня, завод кончился, и вот-вот должно было поползти то дурное и ядовитое, что копилось долго-долго.
- Пойду я спать. Не засиживайся, и спокойной ночи, -  в этот раз улыбка вышла вялой, чуть напряженной.
"Ну и черт с тобой, золотая рыбка!" - Захар тяжело опустился в постель, на ощупь выключил ночник и закрыл глаза.

+1

36

Ну, да. Собственно чужие проблемы нахер никому не нужны, у каждого своих вагон и маленькая тележка. Андрей прекрасно это понимал, и то, что он так разоткровенничался сейчас, было не способом привлечения внимания или попыткой вызвать жалость. Просто на какой-то миг ему показалось, что Захару можно все говорить как есть. Ну, перегрузил малость мужика со всеми сегодняшними приключениями.
- Доброй ночи, - проговорил он вслед уходящему отдыхать Захару Андреевичу, добавляя под нос про таблетки, - да, я знаю.
Андрей взял в руку флакон и потряс его, рассматривая, как бело-голубые капсулы с мягким перестукиванием крутятся в нем. Одну, пожалуй, стоит принять - боль неторопливо, но властно расходилась по телу. Азарт от "приключения" улегся, адреналин весь выпарился, и все следы драки заныли, как им и было положено. Тихо поднявшись и налив воды в стакан, Андрей выпил одну капсулу, выключил свет на кухне и сел на стул, переставив его к окну. Спать пока не хотелось, да и вообще не очень хотелось, хотя, сморить могло в любой момент, и все же Андрей решил выждать, пока Захар уснет. 
С третьего этажа было очень интересно наблюдать за тем, что происходило на улице. Против обычного мнения, в такой поздний час далеко не все тихо-мирно сопели в своих постельках. Мимо проходили, да, не часто, но все же, запоздалые прохожие, кто в одиночку, кто небольшими группками. Город продолжал жить даже в это время. Сумасшедший город, старый, жадный, как умирающая старуха, втягивающий в себя все новых и новых людей, наивно ждущих, что именно тут у них все получится, все мечты непременно сбудутся и счастье свалится на головы. Ага, как же. Он перемалывал и переламывал почти всех, и тех, кто родился и вырос здесь, но особенно был суров к тем, кто решил искать тут удачи. Загадочным образом тут в человеке просыпались его самые мерзкие черты, люди в большинстве своем поддавались злобе или равнодушию, становились похожими на монстров, прикрывающихся модными обложками и не скрывающих своей сути даже за фальшивыми улыбками. Ну, хоть в чем-то проявлялась искренность. Даже смешно... Интересно, надолго хватит Захара в таком окружении? Андрей улыбнулся своим идиотским псевдофилософским мыслям. Рассуждения рассуждениями, а сам-то он ненамного лучше других. Если не хуже. Привязался к несчастному преподавателю, как уличный кот - тебе помогли один раз, а ты уже развернулся во всей красе, страдая и охая над тяжелой судьбинушкой. Да, с откровениями как-то неловко получилось.
Посидев еще немного у окна, Андрей решил, что, пожалуй, стоит дождаться утра и тихо смыться, не беспокоя Захара. Это сейчас организм еще справлялся, а после сна развезет только хуже. Так что не стоит злоупотреблять гостеприимством и трепать нервы хорошему человеку. Отыскав клочок бумаги и ручку, Андрей написал короткую записку: "Спасибо Вам огромное. Ключ под ковриком" и нарисовал идиотскую рожицу с бодро торчащим ирокезом.
Непросохшая по швам одежда неприятно касалась тела, но этот дискомфорт будет недолгим. Тихо выйдя из квартиры, заперев ее и пихнув ключ под придверный коврик, Андрей вышел из подъезда и направился к метро, которое вот-вот должно было открыться. Хорошо, что сегодня на работу не надо, а родители и сестра скоро уже уйдут - отоспится, а там завалится к кому-нибудь из приятелей на пару дней. Вон у Васьки вроде как все умотали в гребаный Египет - у него можно до конца недели зависнуть.

Отредактировано Андрей Черкасов (2014-05-30 19:44:43)

+2

37

Одним из важных умений, которое выработал Захар с годами, была способность засыпать и просыпаться сразу. Первое родом из студенческих времен, когда ценилась любая возможность прикорнуть. Вторая – из армии, где не было времени на раскачку и леность. Ко всему прочему, спал он крепко, спокойно, без ярких запоминающихся снов, так что посторонние звуки редко выдергивали из объятий Морфея.
Так было и в этот раз.
Мельников не услышал ни шорохов на кухне, ни поисков ручки по утру, ни хлопка двери и поворота ключа в замке. И тем больше было его удивление, когда после пробуждения он не обнаружил следов постороннего пребывания в квартире: отсутствовал не только сам Андрей, но и любые намеки на реальность вчерашних событий – стул на месте, вымытая сухая чашка на полке, вещи стопочкой в шкафу. Только влажное полотенце, тонкий запах медикаментов и мыла от футболки и отличная зрительная память не давали усомниться, что на лицо побег, а не галлюцинация.
И записка, да. Была еще записка. Короткая, со старательно выведенными буквами, словно гость старался вложить благодарность в каждую черточку на листе. На фоне которых задорный рисунок смотрелся по-особенному. Если бы Захара спросили об Андрее, он бы просто показал в ответ эту записку – очень уж она соответствовала своему «хозяину».
Уже позже, собравшись на работу, забрав ключ и им же закрывая дверь, Захар Андреевич вспомнил еще кое о чем. Номер телефона беглеца остался во «входящих», и мужчина не сомневался ни минуты, нажимая на «сохранить в телефонной книге» и озаглавливая новый контакт. Следующим шагом стала смс:

«Раз уж тебе не спалось, мог бы поточить ножи) Все еще жду в гости. Захар»

Сообщение улетело быстро, ответа мгновенного Мельников не ждал, да его и не последовало. А после все закрутилось, так что он успел забыть про то, что вообще писал.
Ужин у Орловых окончился - нет, не предсказуемо, но вполне в духе Велимира – сексом в комнате наверху, как в каком-нибудь романе с прилавков переходов метро. Захар снова окунулся в бесконечный поток мыслей о своих отношениях с Миром, как и любой сознательный человек пытаясь добиться хоть какой-то определенности и стабильности в вынужденно-шатком положении. Потом случился еще один кризис, на семинаре, разрешившийся мирно и без потерь, но в целом все было спокойно и мысли иногда стали возвращаться к Андрею.
И тут снова включалась не почившая с годами совесть.
Захар анализировал тот вечер четверга, припоминал слова и действия, искал что-то, что подтолкнуло Андрея к решению просто уйти. Заправленный диван остался нетронутым, вариант с «поспал и ушел пораньше, разминулись» был сразу же вычеркнут. А значит дело либо в поведении Захара, либо в самом госте. Дурная голова не давала покоя, воспитание не позволяло свалить вину исключительно на Андрея, неотвеченная смска только подтверждала сомнительный вывод: «Полапать полапал, а вот поговорить не поговорил. Нужно было остаться».
Может и глупо, но удивительного тут мало – Мельников был слишком «джентльменом» и порой брал на себя слишком много.

К концу недели складывалось впечатление, что голова попросту лопнет от натуги, если Захар не переключится на что-то другое.
Давнешний друг Костик, со сказочным прозвищем «Кощей», еще в годы студенчества говаривал: «Не доведут тебя мужики до добра, Захар, ох не доведут!». Тогда он с ним не согласился и даже затеял игру на выпивание, по стопке за каждый аргумент «за» или «против». То был первый и последний раз, когда оба после не помнили ничего. Или почти ничего – о страстном поцелуе с лучшим другом Захар умолчал.
Но это тогда. Теперь Мельников был близок к решению позвонить Косте и расписаться в собственной неправоте. Так что ничего удивительно, что вечером субботы, сменив вид благочинного серого преподавателя на лихой «я-ищу-приключений», Захар Андреевич отправился… да-да, искать. Приключения. И долгожданный отдых.

+2

38

Знаете какое самое лучше времяпровождение, когда у тебя все пиздец как плохо? Правильно - напиться и забыться. Что Андрей и сделал, как только добрался до Васьки с пятого этажа. Он наугад поперся к приятелю, не зная точно - дома тот и чем занят. К себе идти не хотелось от слова совсем: родители с сестрой как раз собирались на работу, появляться в их тихом благополучном мирке с битой рожей и напрашиваться на комплименты было выше сил Андрея. Боль, которая с жадностью захватывала избитое тело, бессонная ночь, глухая обида на ни в чем, в общем-то, неповинного Захара измотали в край. С Васькой повезло - товарищ открыл сразу, будто только и ждал, что к нему заявится звезда районного масштаба, чтобы приложиться к уже початой бутылочке отцовского коньяка.
- Блядь, Черкасов, и почему я не удивляюсь? - забасил приятель едва увидев изрядно пощипанного, но непобежденного на своем пороге.
- Потому что ты, сука гребаная, бросил меня подыхать в чужом районе? - криво улыбнулся Андрей, вваливаясь в квартиру, скидывая пудовые "казаки", "косуху" с так и не отмытыми до конца разводами грязи и шлепая на кухню, бродяжьим нутром чуя благословенный запах алкоголя.
- Тебе башку не отвернут за коньяк? - поинтересовался Андрей, приподнимая бутылку оценивая свои шансы на излечение.
- Не ссы - все продумано, - хвастливо, тут же забывая про несправедливый наезд друга, сказал Вася и продемонстрировал бутылку "Хенеси", с которой умудрился скрутить крышку так, что при сноровке ее можно было вернуть на место. - А вот тут натуральный молдавский.
Ржал Васька как недобитый поросенок - громко и с повизгиванием. Андрея порой до бешенства доводил этот смех бешеного клоуна, но зато с этим придурком никогда не было скучно.
- И ты собираешься потом эту бурду вернуть в бар и надеешься, что папочка разницу не поймет? - скептично поинтересовался Андрей.
- Да пох, - отмахнулся беспечный товарищ. - Пусть сначала докажет, что это он не сам паленый купил.
Да, еще одно семейство с теплыми взаимоотношениями...
После "Хенеси" в ход пошел и молдавский "денатурат", потом еще что-то наименее ценное из отцовского бара, в результате убойной дозы этилового позитива оба потеряли не только счет времени, но и некоторую ориентацию в пространстве. Поэтому никаких эсэмэсок Андрей просто не видел. Может это и к лучшему, потому что ответ был бы в духе дерзкого и резкого Андрея, совсем не того, который нечаянно-негаданно прорезался в тихой однокомнатной квартирке Северного округа Москвы.
Знаете какое самое тупое времяпровождение, когда у тебя пиздец как все плохо? Правильно - напиться и забыться. Потому что нихера не работает...

Похмелье было суровым. Еще более суровым от того, что ни один из борцов с алкоголем не собирался нажираться до полного аута, поэтому из всех средств реанимации под руками была только вода из-под крана и то, что еще имелось в баре. Однако желудки при одном только взгляде на бутылки сказали дружное "нет" и в ход пошло простое средство - чай. Чуть позже, когда смогли хотя бы разобраться в запчастях одежды, добрались до магазина и аптеки. Вот тогда только Андрей и увидел послание от Захара, и снова первым желанием было написать что-то острое, почти хамское, благо, что хватило разума не делать поспешных телодвижений. Васька, всегда чуявший состояние своих приятелей, прицепился и вытянул всю историю знакомства Андрея и преподавателя из института.
- Слушай, ну вот нахрена тебе препод сдался? - зудел он над еще гудевшей головой. - Ты с ним таблицу умножения в постели учить собрался что ли?
- Почему умножения? Может эту... Менделеева. И причем тут постель? - устало возмущался Андрей, пытаясь втолковать вечно озабоченному Ваське, что спать с каждым встречным вовсе не обязательно, но, похоже, это был дохлый номер.
- А чего, смотреть на него что ли? Вот ты сам говоришь, что он на тебя пялился.
- Ты на меня тоже пялишься! Это же не значит, что ты... Вась, а ты и меня хочешь?
Заткнулись только тогда, когда в стену постучала соседская бабка, уже не один раз вызывающая мальчиков из ближайшего отделения.
- Слыш, Вась, - перейдя на сиплый шепот, учил друга уму разуму Андрей. - меня нельзя хотеть. Я друг.
Хихикая теперь уже с похрюкиванием "друг Вася" ответил:
- А ты не бойся, я тебя нежно, по-дружески отхочу.
Жесткая диванная подушка опустилась на рыжую веснушчатую голову.
- Короче, придурок. Я Захара в любовники не хочу. Мне просто обидно, понимаешь. Я вроде как... Да ладно, чего уж там, - алкоголь отступал, оставляя после себя беспредельную тоску, чувство непонятной обиды и понимание того, насколько она неуместна. Однако выговориться хотя бы тут Андрею было просто необходимо. - Понимаешь, я подумал, что ему не пофиг. Не, ему и правда не пофиг, но... Я думал, он меня поймет.
Тяжелая рука легла на плечи Андрея.
- Я тебе так скажу, только ты не обижайся. Никто никого понимать не обязан. Он вон тебе сопли вытер, а ты уже и ноги в супе мыть собрался. Кстааати, Дрон...
- Да пошел ты нахер! Не буду я тебе готовить!
- Тебе трудно что ли? - наглой рыжей роже отказать было трудно, но и сдаваться без боя было тоже как-то не айс.
- Трудно! Я не нанимался!
В перепалке они так и добрались до кухни, а через некоторое время в кастрюльке забулькало, на сковородке зашипело и два почти абсолютно здоровых желудка дружно заурчали.

Ближе к вечеру, поправленный сытной едой и парой бутылочек пива, Андрей подошел к заветному подъезду и набрал код, который вспомнил даже без подсказок. Однако, в этот раз никто не открыл, да и в окнах света не было.

+2

39

Домофон молчал, света не было, а все потому что Захар Андреевич... Да никуда далеко он не ушел,  в общем-то.
"Приключений" в его жизни хватало более чем, а когда Мирозданию казалось, что и этого недостаточно, оно само подкидывало. То работу в Москве, то Велимира в клубе, то Андрея под балконом. Захар жил в Москве чуть меньше года, но успел понять, этот город сам творит судьбу приезжих, не особо интересуясь их мнениями и желаниями.
Ехать куда-то расхотелось уже на полпути к метро, и все же поворачивать обратно Захар не стал: сидеть дома было невыносимо, тем более что погода радовала сравнительно теплыми и сухими деньками. Порывистый ветер забирался под расстегнутую косуху, которую Мельников надел вместо приевшегося пальто, и здорово прочищал мозги, заполняя легкие до отказа с каждым глубоким вдохом. В парке Речного вокзала было тихо, почти безлюдно. Гравий шуршал под ногами, деревья с редкой листвой отбрасывали причудливые тени, так что можно было представить, как из укрытия одной из них выходит...
Шумная компания нарисовалась на горизонте совершенно внезапно. Ее в планах "развлечься" не было точно, но пока Захар размышлял, как среагировать на возможный выпад, разящая алкогольными парами кучка прокатилась мимо. С запозданием дошло, что имея рост за метр восемьдесят, широкие плечи и венчающую эту красоту косуху, можно и в темном переулке чувствовать себя комфортно.
Сделав круг почета, мысли предсказуемо вернулись в исходную точку.
- Вот черт, - пальцы зарылись в волосы, растрепав и без того не идеальную прическу.
Андрей так и не написал с того раза. С одной стороны, логично, они же не друзья, всего пару раз поговорили, да и последний побег многое прояснил. Захар не мог понять, почему это вдруг стало таким важным. Может нереализованное желание "спасти" проявило себя так извращенно, перекинувшись с Мира на другого, более сговорчивого и покладистого?
Захар Андреевич уткнулся в стену. В прямом и переносном смысле. Пришлось разворачиваться и теперь уже точно возвращаться домой. А по пути забегать в "Шоколадницу", потому что дома ждал полупустой холодильник, а сам Мельников не горел желанием стоять у плиты, колдуя что-то съедобное.
У подъезда он оказался уже ближе к одиннадцати, когда фонари горели во всю, с добычей - девушка за стойкой разве что не облизала и даже написала номер телефона на пакете с едой - и умиротворенной улыбкой. Впрочем она дрогнула, стоило увидеть ссутулившуюся фигуру, примостившуюся на ступеньках, перегораживающую проход. Чего-чего, а выпивох, ночующих на улицах, по кустам и скамейкам, Захар не переносил с детства - они рождали внутреннюю брезгливость и отвращение.
Каково же было его удивление, когда подойдя вплотную, он не почувствовал ни перегара, ни запаха застарелой немытости, и вдобавок ко всему опознал в начесанной макушке объект своих волнений.
- Андрей? - Мельников подтянул свои безупречные светлые джинсы, обтягивающие по самое немогу, чтобы не впивались в причинные места, и присел на корточках перед парнем. - Ты чего тут?

+1

40

Окна были темные, хотя время еще было, что называется, "детским". Едва ли Захара сон сморил так рано, да и домофон он скорее всего услышал бы. Значит, его просто дома нет. Ну, а что удивительного - мужик-то молодой, видный, по мальчикам пошел видать. Андрей криво усмехнулся своим мыслям - как-то не складывался у него образ "домашнего" Захара и ловеласа из ночных клубов. Хотя, кого там только видеть не приходилось, и кому как ни Андрею было знать, что порой "домашние мальчики", даже если они уже в довольно солидном возрасте, могут не только отрываться на всю катушку, но и быть такими заводилами, что полиция с ног сбивалась в поисках зачинщиков потасовок, распространителей "дури", насильников и прочих. Захар на таких не походил, Андрюша это кишками чувствовал, поэтому решил, что можно и подождать - мало ли у преподов поводов на работе задерживаться? Мать с сестрой тоже порой на собраниях задерживались. Хрен знает, если сейчас какие-то собрания в институтах, но всяко может быть. Может пивка куда зарулил попить.
Андрей оглянулся по сторонам, думая куда бы притулить свою задницу, но любители спокойных ночей извели лавочки у подъездов на корню, поэтому, потоптавшись немного, он уселся на холодные бетонный ступеньки, надеясь, что Захар вернется раньше, чем почки отвалятся.
Эсэмэска, на которую он так и не удосужился ответить, сейчас не выходила из головы. Достав телефон, Андрей в который раз открыл сообщение и снова прочитал послание. Оно вызывало какие-то странные эмоции. С одной стороны, его словно укоряли за то, что он оказался неблагодарной свиньей, уйдя что называется по-английски, не дождавшись пробуждения хозяина квартиры, не поблагодарив его за оказанную и такую необходимую в тот момент помощь. Собственно именно из-за этого смысла Андрей сейчас и вернулся. Но с другой... опять странная обида поднималась в душе. На что именно он понять не мог, просто... просто выработанная жизнью паранойя вопила - "ты ошибся, Захару нет никакого дела до тебя и до твоих проблем". И вот этот мерзкий вой перекрывал все, что прекрасно помнил Андрей - и ту ночевку, и брусок ледяного масла на переносице, и даже аккуратную стопку одежды, ждущую его. От этого воя ему и хотелось дерзко ответить, прекрасно осознавая, что просто боится поверить Захару, привязаться к нему.
Задница уже конкретно подмерзать начинала, понуждая к действиям, пора было сворачивать парад по случаю встречи героя, и тут перед носом нарисовались симпатичные такие ботинки и две ноги в светлых джинсах.
- Захар? - поднял голову Андрей, с трудом соединяя картинку, голос и реальность.
Ну, жизнь полна подлостей и неожиданностей. Мало того, что этот святоша выуживал из канализации выброшенных котят, так он еще и... красивый сука оказывается.
- Хуясе нынче преподы пошли, - Андрей окинул Захара оценивающим взглядом. - Ты как с обложки сбежал. Слуш, а ты не принц случаем? Может у тебя еще и белый конь где-нибудь в дальней конюшне? Я б взял.
Андрей нахально рассмеялся, чувствуя, что понесло его совсем не в ту степь, но остановиться было тяжеловато. И только заледеневшая задница привела малость в чувство.
- Я тут яйца все отморозил, пока тебя ждал - ножи-то не точены, - поднявшись со ступенек Андрей развел руки в стороны с таким видом, будто договаривался с Захаром о точном времени встречи, а тот загулял.

Отредактировано Андрей Черкасов (2014-06-15 01:31:48)

+1

41

Реакция несколько...хм... отличалась от той, которой ждал Захар.
Он невольно опустил голову вниз, оглядывая себя, провел ладонями вдоль тела и снова посмотрел на парня. Отсветы фонаря в голубых глазах явно вели свою игру, потому что не могли восхищение с толикой жадности и удивление быть настоящими. Или все-таки..?
- Нет, никаких коней. Только оголтелые студенты на Гелендвагенах, - Мельников усмехнулся и прошел по лестнице вверх, рассчитывая на то, что Андрей сам пойдет за ним. - А мои ножи будут очень рады. Они просто изнемогают от желания снова стать острыми.
Замок отворился с тихим немелодичным попискиванием, а доводчик натужно скрипнул: домофон уже пару дней барахлил, а теперь кажется сдох окончательно - дверь намертво заклинило в  полураскрытом состоянии. Захар чертыхнулся, нервно пригладил волосы и сделал мысленную пометку позвонить завтра в техслужбу.
- У нас тут экономят на электричестве, так что держись ближе и аккуратнее на ступеньках.
Глаза медленно привыкали к темноте, это было пожалуй единственный существенный минус от частичной потери зрения, которая случилась с Мельниковым после сотрясения. Неудачное падение на тренировке, три недели в армейском госпитале - и больше Захар не лучший стрелок в части. Со временем он, конечно, привык, смог наловчиться и выбивать "десятки" как раньше, но очками обзавестись пришлось. Как и привычкой зажмуриваться и с минуту стоять в темноте, пока зрение адаптируется к отсутствию света.
Правда, дорогу до квартиры Захар Андреевич выучил наизусть и выжидать было не нужно. Гость же его подобных проблем, судя по всему, не имел и просто шел следом, отставая на шаг: достаточный, чтобы не ощущать дыхания в затылок, но слишком небольшой, чтобы не чувствовать его тепло за плечом.
- В общем, чувствуй себя как дома. Что где ты знаешь, - уже очутившись в квартире, сообщил Мельников и скинул куртку, возвращая ее на законное место на вешалке, оставаясь в рубашке-безрукавке из черной ткани под шелк и все тех же провокационно тесных джинсах.
Только увидев свое отражение в зеркале ванной, он с запозданием понял, почему Андрей так на него смотрел: от домашнего и расслабленного преподавателя-кофемана не было и следа - слишком вызывающий вид, слишком острый взгляд.
"Хорошо еще, что глаза не стал подводить", - он весело хмыкнул и закрутил кран, вытирая руки о полосатое полотенце и выходя на кухню.

+1

42

Вид Захара хорошо выбил из головы все заморочки с обидками. Захар в домашней одежде был мягким добряком, один раз устало отмахнувшимся от лишних разговоров, Захар сейчас был красивым молодым мужчиной, которого Андрей точно выделил из толпы, если бы встретился в том же клубе, например. И вот тут уже становилось не до жалоб и нытья - как только душка преподаватель перешел в ранг вполне вероятных партнеров, выглядеть в его глазах несчастным нытиком не хотелось. Конечно, атаковать с порога, бросаться на шею с воплями "Ваня, я ваша на веки!" Андрей не собирался, все же он знал и другого Захара, но прокладывать теперь другую дорожку в отношениях все же надо было
Итак, забив в дальний угол памяти ту минуту слабости, Андрей просто продолжил ту линию поведения, которая была в самом начале их знакомства. Только с поправкой на то, что в квартире он уже чувствовал себя увереннее и не чужим.
Дождавшись, когда местный красавчик приведет себя в порядок и от души попялившись на зад, обтянутый джинсами, Андрей тоже вымыл руки, погладывая на себя в то же зеркало, которое минутой назад выдало Захару всю правду о его привлекательности, особенно для некоторых, введенных в заблуждение мягкой клетчатой рубашкой и домашними штанами, скрывающими такую задницу! Однако несчастные ножи в обмане замешаны не были, хотя тоже играли немаловажную роль, поэтому не отвлекаясь больше на жизненные неурядицы и душевные метания, однако нахально разглядывая Захара, Андрей вытребовал все, что в этом благословенном доме предназначалось для заточки.
Пока стальные лезвия с протяжным взвизгиванием летали по бруску, Андрей прицепился к Захару с вопросами:
- Это ты на свиданку ходил или променад перед сном устроил?
Скромность? Стеснение? Нет, не слышали. Андрей умел был тактичным когда хотел, но сейчас случай был явно не тот, как говорится: любопытство - не порок...
- Только не говори, что на работе задержали, - хохотнул он, бросая хитрый взгляд на Захара. - Хотя...
В одном слове, в целом не несущим никакой информации, не говорящем ничего конкретного, но произнесенного несколько ехидным, наполненным откровенно пошлым смыслом тоном, содержалось очень много.
- Не, я, конечно, не лезу в чужие дела и все такое, - бессовестно заявил Андрей, бросая на Захара веселый взгляд, - но мне просто интересно, где скромные преподаватели превращаются в прекрасных принцев. Может стоит туда заглянуть - вдруг вас там целое царство?
Настроение было куда лучше прошлого, когда непонятки и обидки давили на мозг. О той попытке откровенности напоминали только синяки на лице и немного побаливающие ребра, но поскольку ставил это все не Захар, то и напрасно напрягать память не было никакого резона.

Отредактировано Андрей Черкасов (2014-06-15 14:00:46)

+2

43

Великая Коко Шанель говорила: "У вас не будет второго шанса произвести первое впечатление". Захару же это, кажется, удалось, потому что его гость взял курс на флирт, то и дело бросая заинтересованные взгляды. И изрядно смутив таким вниманием Мельникова, никогда не относившего свою внешность к разряду впечатляющей или привлекательной.
В свое время Захара миновала участь "принятия нового Я". Он рос на удивление гармоничным ребенком, средних показателей и только к моменту окончания школы стал выделяться ростом, перешагнув планку в метр восемьдесят. Тут бы самое время случиться кризису: долговязый и тощий, несмотря на усиленное питание, широченные плечи -  но обстоятельства сложились иначе. В армии как-то не до переживаний по поводу внешности, так что от Захара ускользнул тот факт, что в форме он выглядел как картинка.
Второй раз кризис мог бы нагнать Мельникова в университете: короткий ёжик отросших волос в сочетании с топорщащимся ушами делал его похожим на уголовника, а вся наеденная перед дембелем масса ушла в сухие мышцы, окончательно закрепив сходство Захара со змеями - длинными, сплошь мускулистыми. Бывшие школьницы-первокурсницы млели от рослого и уверенного одногруппника, а тот воспринимал это как отголоски закончившейся службы, ведь в группе он был единственным "военным".
Ну а дальше аспирантура, работа... Девушки не вешались ему на шею, парни тоже, надо сказать, и если Мельников привлекал кого-то, то в первую очередь характером, острым юмором и проницательным взглядом. Так что Андрей чуть ли не первый, кто заставил вспомнить о возможной внешней привлекательности.
Конечно был еще Велимир, но Захар сильно сомневался, что та единственная встреча в бассейне настолько уж поразила Орлова, что он решил "приударить" за скучно-идеальным преподавателем в классических костюмах и простых очках.
- Спортивный зал, узкая одежда - и Золушк превращается в Принца, - Мельников весело рассмеялся, игнорируя сосущее удовольствие, вызванное жадными взглядами, и налил в чайник воды из фильтра. - Не сразу, конечно, но качественно и надолго. Ты ведь будешь чай? Или сварить для тебя кофе?
В углу пылилась без дела кофеварка, "подаренная" Миром и ни разу не использованная за прошедший месяц. Впрочем, так шансы на возврат, в случае чего, были выше.
- На работу меня бы в этом не пустили, - с некоторым сожалением и после нескольких минут раздумий признался Захар Андреевич под мерный лязг затачиваемой стали. Самый страшный секрет его был в том, что он терпеть не мог глажку, особенно рубашек, но увы и ах. - Дресс-код и все такое. Кроме того, эти джинсы покачнули бы моральные устои студенток, а "доброжелателей" у меня в вузе и так хватает, не хотелось бы усугублять без того шаткое положение.

+1

44

О сильных и глубоких переживаниях преподавателя Андрей не догадывался, полностью поглощенный процессом заточки ножей и наглого рассматривания симпатяжки в узких джинсах. "Замутить что ли с ним ни к чему не обязывающий романчик?" - размышлял Андрей, поглядывая на обтянутый плотной тканью зад. Можно было бы, хотя, если уж откровенно говорить, то ввязываться в что-то долгоиграющее ему сейчас совсем не хотелось, да и нутро подсказывало, что с этим преподавателем просто не будет. Может внезапно обнаруженные слои в характере Захара били по стопам или еще что, но. Но. Хер знает, что за "но" мешало, но оно было.
- Ты еще и спортом занимаешься? - протянул Андрей.
Конечно, сейчас многие ходили в спортзал, и преподы, оказывается, старались не отставать, хотя, подавляющее большинство предпочитало по-прежнему загонять себя на инвалидность разными способами, свято следуя принципу "что с человеком не делай - он упорно ползет на кладбище". Да и сам Андрей ничем от большинства не отличался, начав курить в четырнадцать, примерно в это же время попробовал пить, ну, а прочие прелести тоже не заставили себя долго ждать. И это тоже сильно разнило Захара и Андрея.
- Чай, - ответил он на вопрос и добавил, - виски же у тебя нет, наверно.
Ага, ему только виски сейчас не хватало, но нахальную браваду он унять не мог, лихо проводя длинным лезвием ножа по бруску, внимательно оглядывая его и, наконец, протирая куском мягкой фланели, вытребованной у хозяина.
- Ножи лишний раз не мочить, после лука промывать и вообще обращаться как с самурайским мечом, - строго выговорил Андрей Захару, убирая ножи на место. - Жрать приготовить или лучше не мешать?
Честно говоря, есть не хотелось, а готовить тем более, но назвался поваром - умей не только замороженные пельмени варить. Не дожидаясь вердикта по поводу готовки Андрей устроился на уже облюбованном за пару визитов месте, умудрился подобрать по-индейски ноги и не навернуться с маленького сиденья, и еще раз окинул несчастного Захара оценивающим взглядом.
- Вообще, это хорошо, что вам не разрешают так на работу ходить. Если бы еще за бабами построже следили - вообще класс был бы. А то у нас биологичка в колледже с таким декольте ходила, что в столовке чуть в борще не купалась, - нахальная улыбочка не сходила с лица. - Некоторые переживали очень. Так чего свиданка так быстро закончилась? Плохой улов или трусы не те надел?
Вот в чем Андрей был совершенно уверен, так это в том, что качество заточки Захар не будет проверять прямо сейчас и на нем, а поэтому молол языком от души.

+1

45

В какой-то степени Захар был благодарен своему гостю. И за лязг ножей, и за детскую непосредственность - тишины сейчас хотелось меньше всего, а Андрей отлично "забивал эфир", не угнетая и не вызывая желания скривиться как от лимона.
Мельников оглянулся украдкой, когда парень оказался поблизости, повел носом и прикрыл глаза, считывая запах, ощущение чужого присутствия, шорох одежды. Тело реагировало, совсем не враждебно, напротив, его вело, окунало в тепло и восторг, как бывает с кем-то близким по духу и мыслям. Где-то за задворках снова мелькнула мысль о младшем брате.
- Твой чай, - кто бы знал, скольких усилий стоило Захару произнести эти два слова и поставить кружку перед гостем, а не потрепать того по волосам и не ляпнуть: "Прелесть". Потому что нельзя так открыто и ярко улыбаться людям, просто противозаконно.
Но Мельникову нравилось.
У него вообще, кажется, выработалась тяга ко всему "неправильному" и "запрещенному". А ведь, казалось бы, и годы не те, и профессия обязывает к совершенно иному... Ирония судьбы, или как там обычно говорят?
- Нет, трусам в этих джинсах места не нашлось, - Захар Андреевич облюбовал подоконник и вытянул длинные ноги, скрещивая их для устойчивости. - Но вообще, я вроде говорил, что несвободен. Физически и духовно, так что, никаких свиданий, - он улыбнулся в кружку и сделал небольшой глоток, наслаждаясь крепким с кислинкой вкусом Рухуны.

+1

46

- Как несвободен? - изобразил отчаяние Андрей. - Совсем-совсем? Вот с кандалами и штампом в паспорте?
Нет, актер из него херовый, это абсолютно верно, потому что весь драматизм моментально был, как волной, смыт задорной улыбкой.
- Ну надо же как обидно - я только решил тебя закадрить со всеми вытекающими, а ты...
Глаза смеялись, губы расплывались в широкой открытой улыбке, что смотрелось весьма забавно, учитывая синяки, красивыми желто-фиолетовыми пятнами растекающимися по симпатичному лицу. Андрею нравилось дразнить и смущать Захара. Препод так старался быть... порядочным и взрослым, что так и тянуло сделать что-то такое, что вывело бы его из этого блаженного состояния мудрого и взрослого, вынудить на какое-то безумство. И Захар сам подал идею, нечаянно проговорившись про особенности своего сегодняшнего гардероба.
- Правда? - с детским восторгом переспросил Андрей, весь подбираясь, как кот на охоте. - Вот прям вообще без них? А посмотреть дашь?
Едва ли взрослый и рассудительный Захар Андреевич, говоря о своем одеянии, подразумевал нескромное демонстрирование своих слов, и уж тем более вряд ли рассчитывал на подробное исследование оного, но когда Андрея останавливали чужие планы и расчеты? Он подорвался с табуретки с энтузиазмом голодного зверька, подлетел к не успевающему вовремя отреагировать преподавателю, и попытался пропихнуть ладонь под действительно плотно натянутые джинсы.
- Покажи! - требовательно заголосил Андрей, не выпуская несчастного из цепких, но слишком шаловливых ручонок.
Кто знает, чем бы закончилось это поползновение, но неожиданный звонок в дверь моментально переключил обоих.
- Кого в такую пору принесло? - спросил Андрей, по опыту зная, что добрые люди редко звонят в квартиры после полуночи. - Менты? Соседи? Но мы же ничего такого...
Ну, серьезно, не так уж они и шумели. Хотя, придурков разных развелось - вот у Васьки бабка, когда жива была, сразу по батареям грохать начинала, как только кто-то из соседей чихнуть смел, может и тут была такая ебанашка? Однако у этой "ебанашки" басок был не намного слабее Андрюшиного.
- Кажется, это к тебе, - невольно насторожившись пробормотал Андрей замершему Захару и тут же отступил.
Похоже, ему опять придется добираться до дома пешком...

+2

47

Блестящий, чёрный мерседес бизнес-класса медленно ехал по Флотской улице, нарушая спокойную тишину старого района Речного вокзала, а пассажиры такси нарушали нервную систему и выдержку водителя, которому не повезло в эту ночь принять заказ от клиента со странным именем Велимир.
- Мир, определись уже, пожалуйста, это тот дом или нет, мы уже третий раз тут проезжаем!
- Знаешь, тебе не обязательно идти вместе со мной, можешь высадить меня здесь, а я сам найду нужный адрес.
- Конечно, а потом я увижу в новостях, как твой труп вытаскивают из помойки! Нет уж, удостоверюсь, что твой профессор дома, и тогда поеду. Подождите, я быстро, - Евгений Фролов, лучший друг Велимира, поймал Орлова, запутавшегося в деталях собственного гардероба при высадке из машины.
- Я не пьяный,  - пробормотал Мир. – Просто пиво было дешёвым.
- Ох, за какие ж грехи тяжкие мне это? – скорбно осведомился Фролов у Мироздания, но оно по обыкновению прикинулось глухим на оба уха.
И слепым на оба глаза.
- Твою ж! Дивизию! – экспрессивно объяснил Велимир полураспахнутой входной двери, в которую он врезался, не заметив её в темноте. – Заходите! Не стесняйтесь! Несите, что хотите! Домофон же для красоты ставился. Чтобы пищал забавно!
- Не нуди, жуть, - Женька задержался у входной двери и осмотрел доводчик, который кто-то разобрал. – Его починить минутное дело.
Дверь за ними тихо щёлкнула, соприкасаясь магнитами, и Мир довольно кивнул вернувшемуся порядку. Путь на третий этаж оказался труден и тернист, идти по лестнице в длинной юбке было довольно проблематично, особенно когда ещё не слишком дружил с координацией в связи с недавним обильным пивовозлиянием.  Орлов отчаянно зевал, пошатывался, спотыкался, но упорно подбирался к своей цели, как питон к гнезду птиц. Конечно, Захар Андреевич Мельников беспомощным яйцом не был, но Властелин Мира сдаваться не умел. Не научили.
Первая неделя на свободе промчалась так быстро, что складывалось ощущение, что она где-то потерялась. Помимо задолженностей и организационных проблем в группе, надо было обзвонить всех, кто верил, надеялся и ждал, а таких в записной книжке Орловского смартфона было несколько десятков. Даже не заметив, он умудрился сдать три лабораторные, один реферат, поругаться с Захаром, тут же с ним помириться, прочитать доклад, выкупить на зоологическом аукционе хамелеона в свою коллекцию, сходить в бильярд, на пятничное экологическое мероприятие и шумную вечеринку в честь своего освобождения. И встретиться там со своим вторым лучшим другом после Пашки Одинцова, хотя, технически, Фролов, он же Жека, был первым, так как только с ним Велимир в один горшок писал. И даже разница в два года не оказалась помехой для крепкой дружбы с пелёнок.
- Ты помнишь, что ты мне обещал? – Евгений высился над ним горой и неторопливо отхлёбывал из пластикового стакана что-то ядовитого цвета и не менее ядовитого запаха.
Ясные, чистые, незамутнённые ни одним воспоминанием глаза  Орлова были лучшим ответом на поставленный вопрос.
- Ну да. Я мог бы и не спрашивать, - хмыкнул Женька.
Эту особенность Мира слышать и избирательно воспринимать, а особенно запоминать, он изучил вдоль и поперёк. В детстве это обижало, в подростковом возрасте бесило, в двадцать внезапно начало умилять.
- А что я обещал? – наморщил лоб Велимир, отчаянно пытаясь вспомнить.
- Миллион долларов и дачу на Канарах.
- Нее, больше полулимона наших и дачи в Подмосковье я не мог обещать.
- На Канарах дача обойдётся дешевле, - Женька хлопнул друга по плечу, от чего тот покачнулся и пролил на себя коктейль. В генах Евгения совершенно очевидно потоптались все русские богатыри, оставив после себя в наследство габариты карьерного трактора, голубые глаза и копну светлых, почти белых волос. - Ты обещал завтра после фестиваля съездить со мной к тату-мастеру.
- Обещал, - Мир, наконец, вспомнил, о чём они разговаривали с другом неделю назад, когда он только вышел из заключения. – Да не вопрос.
А ещё он кому-то обещал надеть юбку на завтрашний фестиваль, накраситься, посмотреть брату игрушку к приставке, встретиться с матерью и ещё что-то кому-то. Кажется, вести себя хорошо. Или плохо. Детали уплывали из пьяного сознания, что послужило сигналом к отправлению тела в свою квартиру, к нему прицепился и Женька, за компанию. Дома Мир выделил другу постельное бельё на диван, показал подросшего техасского полоза, сварил кофе, точнее вставил капсулы в кофемашину, обсудил всё, что ещё не было обсуждено, и упал лицом вниз на кровать, с телефоном в руках. Смска, отправленная Захару Андреевичу почти вслепую, так как глаза не разлеплялись, была примерно такого содержания: "Акция прошла отлично, я был хорошим мальчиком, хочу награды, очень скучаю, завтра на фестиваль, приеду в воскресенье, жди, буду тебя любить во всех позах и на всех поверхностях". То, что до Мельникова дошло лишь: "Акцо!.. Язавтра   ФЕ.,, бу вскр. ЛЮ!!!" было исключительно виной телефонной компании, которая растеряла часть смс во время передачи.
Хотя, всё равно планы Мира имели траекторию движения косяков сельди: упорядоченную и продуманную, но понятную исключительно селёдке. Поэтому, после экстренной побудки в одиннадцать утра и приведении себя в сногсшибательный вид, надев дизайнерскую, сшитую на заказ мужскую юбку с ремешками и нанося профессиональный грим с помощью специалиста, посещении запланированного фестиваля дарк-электро, чуть менее запланированного мастера-тату с Фроловым, Велимир обнаружил себя практически в шаговой доступности района Речной вокзал. Где проживал любимый и единственный на свете ядовитый змей. 
- Ты в курсе, что люди в час ночи вообще-то спят? – страхующий сзади от падения Фролов ещё не бросал попыток достучаться до разума друга. Он верил, что тот у него где-то есть. Чуйкой чуял. -  Что у них могут быть дела? И что ты обещал приехать в воскресенье?
- Так сейчас и есть воскресенье. Уже час, как воскресенье! И потом, какие могут быть дела, когда я пришёл?
Фролов закатил глаза и подумал, что самомнение Орлова можно собирать, консервировать и продавать нуждающимся.
- Надо было тебя всё-таки пристукнуть грузовиком, который ты у меня упёр из песочницы.
- Ты меня слишком любишь для этого, - Мир послал Женьке воздушный поцелуй и пригладил ремешки на юбке. – Я же хорошо выгляжу?
- Хоть сейчас в ЗАГС. Ща, только, фату притащу и сдам тебя твоему профессору.
Мир поколебался, выбирая, прежде чем требовательно нажать нужный звонок, оповещая о прибытии своей пресветлой особы и что прямо сейчас и здесь его необходимо было любить. Задерживался в гостях Фролов не планировал, он хотел лишь удостовериться, что друг не останется на улице и, что скрывать, посмотреть, что же за диво дивное потрясло и без того расшатанную психику Орлова. Поэтому, когда дверь распахнулась, и хозяин квартиры показался на пороге, Женька осведомился, не Захара ли Андреевича Мельникова он имеет счастье лицезреть, и, дождавшись то ли слабого кивка, то ли согласного мигания, вручил подарочек адресату, попрощался и очень быстро, тактически отступил.
- Захар! - Мир счастливо обхватил любовника и повис на нём, дыша пивным перегаром в ухо. – Я так соскучился, невыносимо! Ты же получил мою смску? А то я после акции на вечеринку пошёл. А сегодня на концерт ходил, а потом с Жекой ездили к мастеру, а она на Фестивальной живёт, это совсем рядом, вот я и подумал, что можно сразу к тебе приехать, - Орлов вывалил на Захара весь незамутнённый поток сознания и довольно поцеловал его в шею. – Вот. Я и приехал!

+3

48

Когда в квартиру настойчиво позвонили, мысли Захара противоречиво метались по голове, как напуганные кролики. С одной стороны, оказалось верным не провоцировать нового знакомого на подвиги весьма определенной направленности, а с другой... Захар ведь не затворник и не монах, ему не просто льстило, но и по-мужски интересно было ответить самому.
Однако, с чужой ладонью в штанах и требовательными излияниями под дверьми скромной однушки, все остроумие и выдержка как-то разом покинули Мельникова. Потому что этот голос он, как в песне, узнает из тысячи, а может и с завязанными глазами, заткнутыми ушами и запертый в темном чулане - это ведь Велимир, он и мертвого достанет, если понадобится.
- Ты только...это, - Захар Андреевич обернулся к отшатнувшемуся Андрею и сжал его плечо, скорее ободряюще, чем упреждающе, - резких движений не делай, хорошо? Мир..кхм.. мирный. В большинстве случаев. И если ты не убивал редких животных, не жег костры в лесу и не бросал мусор где попало.
Он улыбнулся, прикидывая шансы на безболезненное разрешение возможного конфликта, машинально погладил скисшего гостя по волосам, как хотелось, и пошел открывать.
О том, что надо бы и самому морально подготовиться, Мельников позабыл. Очень зря.
- Ве... Велими-ир?
Рослый детина за плечом неугомонного любовника задал какой-то вопрос, дождался автоматического кивка, ухмыльнулся - и ретировался! Захар откровенно позавидовал ему, а потом разряженная и накрашенная "заноза" навалилась всем телом, так что преподавателю ничего не оставалось как подстраховать ее собственными руками, придерживая за спину и плечи.
"Господи, это мне за все хорошее, да? На три года вперед?"
То ли из-за избытка алкоголя в крови, то ли из-за неудобной позы, но половины слов в мысленно целом предложении Орлова не оказалось. Захар Андреевич профессионально ухватил самую суть из бессвязного лепета студента, прямо как на экзамене, сложил два и два, тяжело вздохнул и снова поднял глаза к потолку, испытывая небывалую потребность поговорить с Господом Богом.
- А когда думал, на часы не удосужился посмотреть? - Мельников чуть отодвинул от себя любовника, мягко встряхнул и поймал мутно-счастливый взгляд. - Какой Жека? Какой мастер? Велимир...
Гневная отповедь оборвалась, так и не начавшись.
Нет, разговаривать и что-то пытаться втолковать сейчас Миру, было абсолютно бесполезно. Единственная надежда, на шоковую терапию.
Поэтому Захар окончательно отлепил Велимира от себя, развернул на сто восемьдесят градусов и решительно подтолкнул в кухню. О возможной грязи с дорогущих ботинок типа "гады", он не думал.
- Велимир, это мой друг, Андрей, - сразу расставляя все точки над "i", произнес Мельников. - Андрей, это Велимир, мои кандалы, штамп в паспорте и головная боль.
Второй стул был отдан туго соображающему Орлову, так что Захар Андреевич застыл в дверном проёме и устало потер лицо. Количество неформальной молодежи на единицу квадратного метра зашкаливало, однако выгонять ни одно, ни другого, не хотелось.
Ну когда еще жизнь скромного преподавателя будет такой насыщенной?

+2

49

Когда Андрей лез в тугие джинсы Захара Андреевича, в мыслях у него не было планов по совращению, простая тяга к приключениям, привычка выбивать из равновесия, однако неожиданное вторжение вызвало досаду. Андрей поморщился, когда руки преподавателя сжали плечо и растрепали волосы, подбадривая и как-будто утешая. Непонятно зачем - ведь не потрахушки же им соврали в конце концов или он чего-то не уловил и бедный препод настроился на что-то более серьезное? Мда, кажется он немного перегнул парку.
Андрей хохотнул и почесал затылок, когда Захар вышел из кухни и открыл дверь. С площадки послышался знакомый до боли пьяный лепет кого-то очень восхищенного встречей и несколько смущенный голос Захара, а потом на кухню ввели чудо неизвестной породы. Андрей едва не согнулся от хохота, когда увидел гостя - парень был живописнее самого Андрея, а это что-то да значило! Это значило, что препод, кажется, в своих знакомцах искал то, на что сам так и не смог отважиться - неформальность. Разнило нового гостя со странным именем и Андрея то, что они явно были из слишком разных социальных слоев. Все шмотки на Велимире стоили столько, сколько Дюша за всю свою независимую жизнь не заработал. Интересно, где Захар откопал такое чудо?
- О-очень приятно, - пропел Андрей немного ехидно, с неприкрытым любопытством разглядывая рослого парня. - Я тебе и твоему штампу не помешаю?
По хорошему, конечно, надо было бы свалить, поскольку пришел таки штамп, а сам Андрей вообще случайно сюда забрел, но все упиралось в ту же проблему - метро уже не работает, а на такси денег не было. Гулять пешком до начала работы транспорта вот вообще не хотелось - ребра после последней прогулки еще побаливали, а вероятность того, что в этом районе живет еще какой-нибудь сердобольный преподаватель была слишком мала.

+2

50

Захар был рад.
Ну, Велимир был уверен в том, что Захар рад, не смотря на всё его показное возмущение, а в том, что оно было не слишком сильным, говорил тот факт, что его вели на кухню, а не пинками на первый этаж. Хотя, Мир не сомневался в своём преподавателе и его любви к нему. Как и в своей.
- Я смотрел, - горячо возразил Велимир и погладил преподавателя по крепкому, обтянутому джинсами заду. Ощущения были приятным, поэтому он повторил поглаживание. – Но ты ведь не спишь в час ночи, к тому же сегодня суббота, если бы было позже, я бы не приехал. Наверное.
Путь до кухни оказался несколько длиннее, чем казалось, учитывая габариты квартиры, но Мир почему-то постоянно наступал на подол своей юбки и спотыкался.
- А Жека эта та феечка в камуфляже, которая меня сюда привела. Ты его… видел, - изменившимся и совершенно трезвым голосом закончил Мир, приземлившись на стол и оказавшись нос к носу с…
- Ты забыл добавить заноза в заднице. Большая, - мрачно произнёс Орлов и взглядом распылил сидящего перед ним парня на атомы, а потом собрал обратно. А учитывая,  насколько он не любил инструкции, то не давал совершенно никакой гарантии, что сделал это правильно и без потерь особо важных частей.
Первым желанием Велимира было оправдать своё прозвище одного из предвестников Страшного суда и устроить локальный Апокалипсис с мордобоем, уменьшением поголовья посуды Захара и вышвыриванием потенциального соперника в окно. Он даже открыл рот, чтобы разразиться скандалом и истерикой в духе "Рабыни Изауры", "Санта-Барбары" или на худой конец "Дома-2", но иногда разум, развитый лучшими преподавателями Москвы, всё-таки брал верх над иррациональными чувствами. Мир очень внимательно осмотрел Захара с головы до ног, попутно отметив, что тому чертовски идут его джинсы и испытал желание эти самые штаны с него снять и…
И напротив сидел этот, как его там? Алексей? Андрей? И мешал. Это самое сделать.
- Осмелюсь спросить, Захар Андреевич, - начал Мир тем самым мерзким тоном, которым он начинал любой спор с ним на семинарах. – Не связано ли ваше раздражение к моему неожиданному вторжению в вашу обитель тем, что я вмешался в ваши дела? Кстати, а чем вы занимались здесь в, - он демонстративно посмотрел на свои часы, а потом на Захара, - во втором часу ночи?
Мрачность голоса властелина мира несколько смазывались пьяными интонациями и периодическим заиканием. Он был зол, обижен на то, что Захар выговаривал ему насчёт времени, а сам в это время сидел на кухне с этим… Андреем и… И…
Играл в ладушки.
Мир внезапно сдулся, раздавленный совершенно очевидным и мерзким фактом, что у Захара была личная жизнь, о которой он практически ничего не знал: ни его родителей, ни друзей, ни вообще ничего, кроме того, что он был преподавателем в его вузе. И Захар и Андрей были совершенно одеты, сидели на кухне и пили, Мир сунул нос в чью-то кружку, делая глоток, просто чай, они не нервничали и вообще не вели себя так, как положено застуканным с чем-то нехорошим.
Чем бы они тут не занимались, помешал именно он.
- Если ты не полезешь к нам на кровать, то нет, - пошловато ответил Андрею, опережая Захара. – А то она у него со времён открытия Дарвиным эволюции, и просто развалится от любого резкого движения. Классный… - Мир неопределённо помахал над головой рукой, - причёска. Ты с концерта или по жизни такой?

+3

51

Контролировать все и всегда просто невозможно, попытка поспеть, удовлетворить запросы каждого неизбежно ведет к неврозу и его компаньонам в лице мигреней, нервного тика, бессонницы и прочих прелестей. Поэтому главное, чему Захара научила жизнь, это то, что порой правильней и безопасней плыть по течению.
Но не забывать работать ногами и не опускать голову.
- Мое раздражение, Орлов, - подражая тону любовника, начал Захар, - связано в вашим недавним домашним арестом. Который, судя по всему, вы жаждете продлить.
Иногда у Захара Андреевича просыпался родительский инстинкт, вкупе  с живым воображением выдававший перспективы одна другой краше. Это был бич отношений с кем-то значительно моложе себя, всегда был риск скатиться до нравоучений и чрезмерной опеки. Хотя, в случае с Велимиром, подобное повышенное внимание к "драгоценной особе" буржуйских кровей служило лучшей гарантией от безумств.
Момент, когда Мир переключился с Мельникова на Андрея, хозяин квартиры благополучно пропустил. И, естественно, не успел ответить на реплику про "помешаю".
"Эти двое точно споются..."
Захар тихо усмехнулся и уже более расслабленно привалился к дверному косяку.
- Этому штампу даже прямой пушечный удар не помешает, - взгляд скользнул по виновато понурившемуся Велимиру.
То, что в полумраке подъезда показалось широкими штанами, на деле оказалось юбкой. С кучей ремней непонятного назначения. Захар завис, разглядывая блестящий карабин и отстранено размышляя, брил ли Мир ноги или под темной шуршащей тканью скрываются голые конечности со светлой кучерявящейся порослью. Вариант с брюками и юбкой поверх них просто не рассматривался: комплексами или нестойкостью к низким температурам Велимир не страдал.
- И кровать новая, на ней еще даже этикетка из Икеи есть, - Захар протиснулся мимо своих гостей и поставил чайник греться во второй раз.- И ты, Мир, не ответил, к какому мастеру на ночь глядя тебя, такого красивого, понесло.

+2

52

Про этих двоих все стало понятно с одного взгляда, тут даже сумбурно-смущенных пояснений Захара не нужно было, а уж реакция самодовольного, пьяного в дупель парня смешила. Нельзя сказать, что Андрей не понимал его - приди он к своему... эм... мужчине, то тоже едва ли был бы любезен с таким гостем. И тем не менее, не смотря на то, что реакция именно на встречу с Андреем у этого разодетого, как актер театра кабуки, Велимира была вполне оправданная, чем-то неуловимым пока он раздражал. Сейчас Андрей и себе самому не смог бы объяснить, почему вдруг воспылал таким неприятием, но факт оставался фактом. Более того, реакция Захара на пришествие очередного гостя тоже вызвала досаду. Видимо препод и в Африке препод, раз так заерзал от случайного знакомства парней. Собственно, что такого особенного случилось? Ну пришел твой любовник - ты же ничем предосудительным не занимался. Или так раззадорился от попытки влезть в твои штаны, а тут и накрыли? Андрей усмехнулся своим мыслям.
- Я по жизни такой, - с усмешкой ответил Андрей на вопрос Велимира. Велика, как про себя именовал он парня. - А ты только что прямым рейсом из Шотландии?
Собственно ситуация была идиотской до безобразия - к Захару пришел нетрезвый любовник и Андрей здесь был лишний настолько, насколько только может быть лишним любой третий, если речь не идет об алкоголе, вот только деваться было некуда. Не звонить же Косте с просьбой приютить. И мало того, что приютить, так еще и подъехать в милый райончик забрать. Страдать можно было хоть до утра, но это если бы Андрей проникся трагичностью ситуации, что два любящих сердца встретились после долгой разлуки и прочее бла-бла-бла. Конечно, так в некотором смысле и было, вот только Захарушкин любовник Андрюше не пришелся, а посему не будет им сегодня жарких объятий и смятых от страсти простыней. Тихо поспят, не развалятся.
Пока Андрей и Велимир оглядывали себя, всячески показывая друг другу, что двум сиамским петушкам на территории одного аквариума тесно, Захар, как истинная хозяюшка бросился к плите, что в общем было правильным - меньше травматизма в мире, когда оба рта будут заняты... чаем, да и новоприбывшему хмель сбить тоже было бы неплохо.
- Помочь чем? - Андрей спросил собственно тоже из вредности - пока Велимир царем восседал на стуле и ожидал превращений, он показывал, что на кухне этой уже бывал и чужаком здесь себя не чувствует. В дурацкой запале как-то не особо думалось о том, что два дебила в целом мотают нервы мирному и изрядно растерянному преподавателю.

+2

53

Нагло допив чей-то чай и отставив кружку, Мир поуспокоился, освоился и даже пару секунд обдумал ситуацию, в которой оказался. Одной из его настоящих сильных сторон было умение довольно быстро разобраться в тактических расстановках: кто, куда, зачем, с кем и в каких отношениях. Он умел чувствовать настроение других людей, просто частенько это игнорировал, ставя на первое место всё-таки себя любимого. Особенно, если касалось чужих людей, с которыми он сходился легко и со скоростью движения заряжённых частиц в адронном коллайдре, однако приближал к себе крайне неохотно, предпочитая держать всю толпу случайных и не очень знакомых на почтительном расстоянии от своего трона. К близким и любимым это не относилось, и Мир не церемонясь в упор разглядывал Андрея, пытаясь определить, насколько тесно он мог бы с ним сойтись. Его заднее чувство, которое так любило приключения, подсказывало ему, что - очень тесно.
Андрей казался бунтарём, человеком против системы, не многие даже в огромной и безумной Москве решились бы выйти как он. И дело было не только в вызывающей одежде и причёске, макияж! За такое парня могли побить и в столице, а Мир был уверен, что Андрей бы не изменил себе даже в диком, провинциальном городке, где готов до сих пор считали сатанистами, а металистов разрушителями порядка и сынами анархии.
- А я с концерта, в "Вольте"  фестиваль дарк-электро был, - Мир поднялся и поставил пустую кружку в мойку, давая Захару ещё чем занять себе руки. - Это самый отвратительный клуб, который я видел, как по организации, так и по оформлению и по акустике. Да у них даже туалет один на всех, - повелитель мира, наконец, вывалил то, что травмировало его нежную гейскую душу. - Ты пытаешься облегчиться, а там... женщины! Кстати, об облегчении, миль пардон, я вас покину на пару минут.
Велимир быстро поцеловал Захара куда-то в район скулы под глазом и спешно ретировался в коридор, проводить в последний путь энное количество кружек пива, которые ещё не успели эвакуироваться в клубе и у мастера.
Кстати, именно после вопроса Захара о том, где он был, Мир и сбежал. Потому что внезапно вспомнил, где!
Да, это была очередная стихийно-бредовая идея, возникшая спонтанно и внезапно. Вообще, он даже не собирался после концерта никуда ехать, а, как и положено послушному и хорошему мальчику, хотел вернуться в свою кроватку, написать Захару пару пошлых смс-ок, подрочить на его светлый лик, выспаться до обеда и приехать свежим, благоухающим, с тортиком и букетом цветов. Но где планы, а где он!
Женёк что-то там организовывал с тату-мастером, и Мир был свято уверен, что тот переметнулся в голубо-радужный стан, пока в дверях квартиры где-то на задворках вселенной, в спальном районе Водного стадиона не появилась очень колоритная дама, с ног до головы покрытая татуировками, внушительными формами и громким, хохочущим голосом. И ростом примерно с клопа или водомерку. Остатки шаблонов были порваны в лоскуты, Евгений удалился в домашнюю мастерскую что-то там решать со своим и без того обильно закрашенным телом, а Мира, с бутылкой пива в руках, оставили бесцельно слоняться по квартире, от чего он получил несколько эстетически-визуальных оргазмов, рассматривая интересные и необычные вещички со всех краёв света и наброски татуировок, явно сделанных самой хозяйкой. На этой жилплощади можно было устраивать экскурсии.
Так его и нашли замершего в благоговейном восторге рядом с серией рисунков белой птицы в разных ракурсах.
- Нравится? - девушка вытирала руки полотенцем и выглядела довольной. - Если знаешь, кто это, могу набить со скидкой, только за материалы. У тебя очень красивая спина, тебе бы пошло.
- Если оно на грани уничтожения и в Красной книге, он точно знает, кто это, - ворчливо отозвался Женька, не сводя взгляда с мастера.
- Это же стерх, - выдохнул Мир. - Белый журавль!
- Он на грани уничтожения, - кивнул головой Евгений, с трудом удерживаясь от закатывания глаз.
А потом внезапно осознал, что именно предложила девушка его безумному другу. Ну а то, что происходило дальше больше походило на драму одного актёра, когда Женька пытался донести до разума Мира, какие последствия могут нести подобные неспланированные и необдуманные поступки.  Все логичные и обоснованные доводы разбивались о: "Это же стерх! Ты не понимаешь, насколько он редкий. У меня никогда не было татуировок, это классно, и вообще молчи, ты сам покрыт ими с головы до ног!"
И вот теперь, облегчив душу в мочевом пузыре, умывшись и смыв немного размазавшуюся в похождениях косметику, освежившись и разувшись, Мир вернулся на кухню, полностью, многогранно и необратимо осознав, что он сделал!
Всё то же бывшее когда-то хвостом чувство на попе подсказывало, что Захар может не любить стерхов. И татуировки. Или татуировке стерхов непосредственно на нём, Мире. И вот сейчас Орлов как никогда радовался присутствию чужого человека на кухне Захара, наивно полагая, что сильно убивать его при Андрее не будут. К тому же вон он весь татуированный, чем Велимир хуже!
Но, если погибать молодым, так под фанфары и овации, поэтому Мир вновь оседлал стул, принял максимально эффектную позу, добился всеобщего внимания и торжественно оповестил:
- А я татуировку сделал! На спине!

+1

54

Зря Захар переживал по поводу семейного ужина: там его место и роль были четко определены и понятны. Здесь же, в собственной квартире, он ощущал себя в подвешенном состоянии. И вся его "бурная" деятельность у плиты была лишь имитацией занятости, чтобы скрыть эту нелепую неловкость.
И вопрос Андрея был расценен как показатель излишней суетливости. Следовало остановиться, трезво взглянуть на происходящее и перестать делать из мухи слона.
"Идиотизм какой-то... Никогда такого не было, и вот опять".
Ставшая крылатой фраза отлично описывала происходящее в тесной "однушке" на Речном вокзале. Потому что даже в студенческие годы Мельников легко находил баланс между девушкой и друзьями, когда случалось приводить первую на общие посиделки и праздники. Куда что делось с годами, Захар Андреевич не ответил бы и под пытками.
Может виной личность "избранницы"?..
Взгляд прочно прикипел к Велимиру, как и руки, стоило любовнику подойти близко. Мельников слишком привык ждать подвоха, ждать очередной безумной идеи или выходки, настолько, что предпочел сейчас держать руку на пульсе. В прямом и переносном смысле.
Впрочем, изливающий возмущение Орлов вряд ли уловил мягкое объятие за пояс и скольжение теплой ладони вдоль спины, потому что в следующее мгновение он извинился, ткнулся поцелуем в щеку и оставил Захара тет-а-тет с Андреем, который не выглядел ни напуганным, ни смущенным. Казалось, он вообще вот-вот начнет качаться на стуле, словно бездельничающий школьник на уроке.
- Любовь зла, - Мельников повел плечами, сбрасывая напряжение, и потер шею. - Признаюсь, на какую-то долю секунды я пожалел, что ты успел поточить ножи. Кстати, да, вопрос, какого черта понесло без шапки в ночь глухую, тебя тоже касается.
Захар собирался воспользоваться случайной паузой на полную. Должен же он, в конце концов, знать, чему обязан ночным вниманием всех своих подопечных. Да, Андрея он окончательно признал "своим", не спросясь.
- Выгонять я тебя не собираюсь. Запрещать приходить снова тоже. Просто хотелось бы знать, чего можно ждать в перспективе и...
Велимир оказался проворнее, чем рассчитывал Захар. Пришлось прошептать одними губами: "Мы с тобой не закончили", состроить благочинный вид и выслушать торжественное заявление вернувшегося.
- Ты вроде писать ходил, а не рисовать, - огорошенно выдал Мельников, пока мозг просчитывал масштабы нависшей катастрофы.
"Ростислав Всеволодович его убьет".

+2

55

На пристальный взгляд Велика Андрей отвечал таким же откровенным разглядыванием, чуть насмешливо улыбаясь. Первоначальный эпатаж "штампа на сердце" сменился хмельной жаждой знакомства и общения. Андрей пока не знал, как к этому относиться - с одной стороны Велик, как он окрестил про себя Захаровы беды и чаяния, казался простым в общении, почти свойским, и все же между ними зияла пропасть. Хер его знает, насколько она была связана с огромной разницей их социального и прочего положения, может и вовсе была какой-то мальчишеской дурью, но сквознячок чувствовался.
- Ты же высказал свои недовольства администрации? - усмехнувшись спросил у Велимира Андрей, впрочем, вовсе не интересуясь тем, что было в том клубе от слова совсем.
Таким как Велимир много чего не нравилось - вазочки не по феншую, ковровые дорожки не надлежащего оттенка, недостаточно прямой угол изгиба спины у швейцара... Еще один мажор, с которым довелось пересечься Андрею, пересечься близко, но с другим итогом. С Костей как-то было просто, не смотря на то, что основная часть из знакомства прошла в шикарном доме, со змеей за стеклом и мамой где-то в соседних апартаментах. А тут, вроде однушка в куда более привычном для Андрея районе, вроде как хозяин обычный препод, но вот что-то было не так.
- Стерх? - усмехнулся Андрей на полудетской заявление Велимира о только что набитой татухе. - Политкорректненько.
Вот после этого заявления Андрюшу осенило - он наблюдал банальный детский сад. Богатенький избалованный мальчик, заполучивший себе игрушку в виде преподавателя ВУЗа. Взгляд плавно перетек на Захара, который только что панически пытался выяснить подводные мины, заложенные Андреем. Мда... Как-то обидно от человека, который один раз выразил вотум доверия, а теперь вот, как оказалось, боялся подставы. Неужто Велимир был настолько... эм... собственником, что надает по щам своему любовнику? О-о-о-ох, а Андрюша по наивности своей думал, что уже все в жизни повидал.
Обещание продолжить выяснение неизвестно чего вызвало тяжелый вздох -  все же препод и в Африке препод. Так и захотелось добровольно встать в угол и слезно просить не вызывать родителей к директору.
От мыслей на губах играла шкодливая улыбка, видимо, добавляющая Захару нервяка - неизвестно, что за такими ухмылками кроется, а вдруг безбашенный дружок опять в штаны полезет, убеждаясь все же в отсутствии какого-либо белья. Андрею стало жалко Захара, оказавшегося как между двух огней и явно чувствующего себя крайне неловко. Смотреть на это было не очень приятно и самым логичным и верным в данной ситуации было все же уйти. Одним из того, что Андрей очень не любил, это чувствовать себя помехой. В своей жизни он этого конкретно нажрался, и сейчас кушать не хотел.
- Ну, что, братцы-кролики, - прихлопнув в ладоши, начал, а точнее завершил он - раз больше ничего нет - пойду я.
Быстро достав телефон, Андрей набрал номер Кости.
- Привет, красавчик. Соскучился по мне? - губы расползлись в широкой улыбке от ответа. Этот говнюк, казалось, никогда не унывал. С ним было легко и просто, оба не ждали друг от друга подводных камней и не выделывались друг перед другом, строя невесть что. - Тогда бери ноги в руки и дуй на своей детке к метро. Да, это такие червяки железные, которые под землей. Найдешь "Речной вокзал", я тебя там жду.
И сбросил звонок.
- Адьес, амигос, - отсалютовал Андрей, быстро, словно за ним гнались адские псы, скользнул в коридор, натянул "казаки" и куртку и захлопнул за собой дверь. Ну, может быть когда-нибудь он и предоставит Захару возможность продолжить то самое страшное обещанное незаконченное, но не в этот раз, не в этот.

Отредактировано Андрей Черкасов (2014-11-23 17:46:14)

+1


Вы здесь » Прогулки по Москве » -Архив игровых тем » Серенада не для Джульетты или Эй вы, там, наверху!


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC