Прогулки по Москве

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Прогулки по Москве » -Архив игровых тем » Другая история любви


Другая история любви

Сообщений 1 страница 4 из 4

1

1. Название:
Другая история любви
2. Участники:
Ольга Калиновская и Генрих фон Велмерг
3. Время и место:
17 марта 2014г
4. Краткое содержание:
Как часто мы думаем, а что было бы, если бы... Не каждый может вернуться назад и переписать историю. Но в этот раз все может быть по-другому, стоит лишь изменить пару незначительных деталей. Проверим?
5. Статус:
альтернатива

http://s8.uploads.ru/RhBdW.jpg

Отредактировано Генрих фон Велмерг (2014-03-15 19:03:19)

+1

2

Внешний вид

http://ya-modnaya.ru/statii/stilzv/3/2574414.jpg

Часы в кабинете доктора фон Велмерга показывали еще без десяти минут девять. Однако этот факт не смутил Ольгу Дмитриевну Калиновскую прийти раньше на целых десять минут до начала рабочего дня в клинике. Время-деньги! Так всегда любил говорить ее отец, Дмитрий Сергеевич Соломин. И Ольга свято внимала в его философию. Ровно в половине десятого она сама уже должна быть в офисе «СиК» и выступить с отчетом по работе направления ипотечного кредитования по всем филиалам корпорации, которое теперь с легкой подачи отца она вела. «Подобрав» это направление следовало навести в нем порядок, чем девушка и занималась последний месяц.
Да и вообще все это было некстати. Навалилось все разом. И работа и личная жизнь и теперь эти бесконечные врачи и больницы. Последние полгода они с Янеком, как считала Ольга, занимались полным идиотизмом, а точнее пытались завести ребенка.  Собаку редкой породы и то было проще завести, ей Богу! Когда примерно через год после свадьбы выяснилось, что при практически ежедневном выполнении ночных супружеских обязательств, долгожданные две розовые полоски на тесте для беременности не появляются, то мать Ольги забила тревогу, а вместе с ней и остальные домочадцы. Соломиным-Калиновским нужен был наследник. По большому счету для этого и был заключен брак между Янеком и Ольгой. Сами брачующиеся не были особо против, прекрасно понимая, что бизнес важно закрепить и сохранить, а не городить «феодальную раздробленность» впоследствии. 
Михаэль Герман – друг семьи и по совместительству владелец частной клиники, предложил услуги своего заведующего гинекологией. Начались обследования, приемы, какие-то препараты, своеобразная диета: то нельзя, это тоже и вот это совсем нет.  Ольгу довели до истерики, прежде чем согласились пойти на уступки и не отбирать сигареты. Потому что, едва только услышав о том, что никакого курения, Калиновская закатила скандал и заявила, что скорее возьмет из приюта сироту, чем откажется от сигарет для всяких исследований.  Пришлось уступить, ибо никакие уговоры не смогли оттащить рыжую акулу банковского дела от пачки сигарет.
Последние полгода, чета Калиновских только и занималась, что бегала на бесконечные обследования. И до кучи еженочно трахались, как кролики. Янек вообще на прошлой неделе сделал ход конем и благополучно вызвался свалить в командировку в Италию, решать вопросы об открытии филиала СиК там. К середине этой недели собирался приехать.
На самом деле, Ольга и Ян хорошо жили. Если ругались, то в шутку, дрались играюче, кричали друг на друга с улыбкой. Было весело и активно. Да вот только любви между ними не было. Лишь братские чувства и технический секс. Но на людях они старательно изображали достойную пару, с обожанием смотрящие дуг на друга.
Накануне вечером, Ольге позвонили из клиники и сказали, что есть новые результаты исследования и следовательно у доктора фон Велмерга были новости. Тяжело вздохнув, Калиновская сказала, что заедет завтра  рано утром. Её как-то совсем не волновало, была ли запись на это время у доктора или нет. Если да, то подвинут. Её работа важнее, да и деньги Велмергу платят не малые.
Медсестра, которая помогала доктору вести приемы и вообще была на посылках, вежливо поздоровалась, сообщила, что Генрих Альбертович уже пришел и пока в лаборатории, как раз забирает результаты и какой-то у него там консилиум с коллегами по лаборатории. Вообщем дала понять, что врач скоро подойдет.
Быстро кивнув, Калиновская плюхнулась на диван в углу кабинета, ибо заведующий отделением и по совместительству и заместитель хозяина клиники имел свой личный кабинет. Заскучать ей не дали – завибрировал мобильник. Похоже, что рабочий день начался.  Как часто такое бывало, разговаривая по телефону, девушка курила. По привычке прикурив сигарету, ловко достав ее из пачки , она огляделась в поисках пепельницы. Её не оказалось. Зато на подоконнике одиноко стояло блюдце. Скорей всего от горшка с цветком, но даже более менее чистое. Решив, что оно вполне сойдет за пепельницу, банкирша потащила его к дивану и поставила на журнальный столик.
К тому времени, как она почти уже заканчивала объяснять своему заместителю последний возникший вопрос по предстоящей презентации отчета, она успела уже выкурить сигарету и прикуривала вторую. Сбоку открылась дверь и вскинув голову, она увидела входящего в кабинет ее врача.
Ну наконец-то! Не прошло и года! – мысленно хмыкнула Ольга.
- Все, мне некогда. Приеду в офис, договорим. Не смей править файлы без меня! – быстро проговорила она, бросив еще один взгляд на Велмерга. Разговор пора было заканчивать. – Там не должно быть двести миллионов! Дмитрий Сергеевич нас убьет за такие дела.
Нажав отбой на смартфоне, девушка сделала еще одну глубокую затяжку, быстро выпустила дым и затушила второй окурок.
- Доброе утро, Генрих Альбертович! – она поднялась навстречу врачу и протянула по привычке руку для рукопожатия. Издержки работы. – Надеюсь, вы не сильно задержите меня? Быстренько выпишите очередную пакость, которую мне придется пить или мазать и я поеду в офис. Работы много. Мой благоверный решил, что с него хватит роли подопытной свинки и благополучно свалил в Италию на переговоры.
Ольга развела руками и обезоруживающе улыбнулась. Ей нравился фон Велмерг. По мнению Калиновской, был бесспорно умен, тактичен, галантен и всячески приятен в общении. Да и на внешность совсем не дурен. Словом, даже странно, что он не был женат. За полгода тесного, почти еженедельного общения, Ольга диву давалась, как это человек до сих пор не попал в хитрые женские сети.
Ольга больше ходила на его приемы из-за того, что ей нравилось с ним общаться. Да и как врач он был профессионал высокого уровня, этого не отнять! Ребенка она не сильно хотела. Точнее понимала, что надо, но трепета от мысли, что станет матерью, не испытывала. Её единственным детищем была работа. За нее она всегда переживала, любила, защищала, холила и лелеяла. Предстоящую беременность воспринимала лишь как долг, от которого не отвертится. Это как долг поступить в престижный колледж не потому что твой отец банкир, а своим умом. Поступать бы все равно пришлось. Долг. Тут тоже самое. Дать СиК наследника это было ее долгом. Их совместным долгом с Янеком и они оба это понимали.
- Ну так что там с результатами?..

Отредактировано Ольга Калиновская (2014-03-14 20:31:23)

+1

3

Так ли приятно получить то, что хотел? Мучает ли совесть, если твое желание исполняется лишь тогда, когда кто-то другой пострадал? Но ты пытаешься вновь и вновь найти оправдание своим желаниям и тому, что твоей вины в проблемах нет. Просто так распорядилась Судьба. Просто ты родился под счастливой звездой.
Генрих пришел на работу как всегда очень рано. Он ожидал результаты анализов четы Калиновских. С первого дня встречи с Ольгой – его пациенткой, и на протяжении полугода, что он наблюдал эту женщину, он видел в ней в первую очередь именно женщину. В ней сочеталось все, что он хотел бы видеть в своей спутнице жизни. И разве можно запретить мечтать, когда перед тобой сидит идеал. Но вот незадача. Она замужем и слишком уж высокого полета. В сравнении с ее супругом, фон Велмерг ощущал себя мелкой рыбешкой и даже если бы хотел добиться расположения красавицы, столкнулся бы с кучей проблем. Да и вопрос о наследнике в этой семье стоял довольно остро. А он собственными руками делает все, чтобы это осуществилось, чтобы его идеал стала еще идеальнее. Но разве можно быть еще более совершенной, чем она есть? Возможно, это лишь просто взгляд на то, что тебе никогда не заполучить. Трава у соседа всегда зеленее.
Мужчина брел по коридору в лабораторию, не желая дожидаться, когда ему принесут результаты анализов. На что он надеялся? Что Калиновский окажется бесплодным? Да, он жаждал этого больше всего, хотя совесть немца заставляла его прислушаться к голосу разума, который стоял на стороне клятвы, которую он давал.
- Генрих Альбертович, с Вами все хорошо? – в очередной раз произнесла лаборантка, которая несколько минут назад протянула заместителю главы клиники результаты обследования Калиновских.
Генрих оторвался от строк, которые вызвали в нем некоторое замешательство. Благо на лице не появилось идиотской улыбки, которую бы пришлось объяснять.
- Да…да…Анна, все хорошо, - рассеянно произнес он и  захватив результаты направился в свой кабинет.
Еще никогда он не был так обескуражен. В нем боролись два человека. Результаты были не в пользу Яна Калиновского, но открывали перед фон Велмергом возможности. Хотя он понимал, что Ольга ни за что не бросит своего супруга. Такие люди держаться плотным кольцом, как змеи в серпентарии. И винить их в этом нельзя. А такие как Генрих они привыкли ставить чувства на первое место. В этом вся разница. Хотя он не отрицал своего желания добиться в этой жизни большего, чем быть просто замом. Он хотел стать владельцем своей клиники.
Погруженный в свои размышления фон Велмерг вошел в свой кабинет. Его остановил запах сигарет. Он не курил и был ярым противником этой пагубной привычки, особенно у женщин. Он не ожидал, увидеть в своем кабинете Калиновскую. Никто и никогда не позволял себе входить, без его разрешения, а эта женщина мало того, что позволила себе это, так еще и стянула с подоконника блюдце ручной работы. Его мать, выйдя на пенсию, занялась керамикой и это была ее работа, расписанная вручную.
Фон Велмерг очень ревностно относился к подобному роду вещам, поэтому превращение шедевра, которому он попросту не успел найти место на стене, в пепельницу привело его в состояние схожее со стоянием ребенка, у которого отняли его игрушку. Единственное, что сдерживало его перед тем, чтобы не наговорить Калиновской чего доброго с десяток нелестных слов, было то, что женщина поднялась и поприветствовав протянула ему свою руку. Женщина как раз закончила разговор по телефону. Еще один недостаток тех, кто зарабатывает деньги действительно крупные. У них никогда нет времени на собственную личную жизнь и здоровье.
- Доброе утро, Ольга Дмитриевна. – Пожимая руку женщины, ответил Генрих. – Присаживайтесь, - указывая на стул стоящий возле своего стола, сказал мужчина.
Ольга заговорила о том, насколько много времени займет ее визит, а он просто молча взял блюдце, и выкинул из него пепел с окуркам в мусорный контейнер под своим столом.
- Возможно в этой работе все и дело, - как-то отстраненно сказал врач, и протерев
блюдце своим носовым платком занял место за рабочим столом.
Поняв, что женщина не поняла его высказывания по поводу работы, он положил руки на стол и внимательно посмотрел на женщину.
Есть хорошие и плохие новости. Я получил результаты обследования. Как Ваши, так и Вашего супруга. Я как раз из лаборатории. – Генрих протянул женщине бумаги. – Вам я не советую пить или мазать никакую пакость, с Вашим здоровьем это будет  равносильно преступлению.  А вот, что касается супруга…то здесь увы, медицина бессильна. Вы не знаете, болел ли он эпидимическим паротитом…. свинкой в народе?
Видя, что женщина не понимает к чему он клонит, Генрих решил пояснить свои домыслы.
- Понимаете, Ольга Дмитриевна, при действительно тяжелой форме такого инфекционного заболевания, как  паротит могут происходить осложнения, а иногда и полное поражение многих желез и даже органов. Одним из таких осложнений является атрофия яичек у мальчиков, что впоследствии приводит к бесплодию. У Вашего супруга диагноз бесплодие. Единственный шанс зачать ребенка это искусственное оплодотворение с использованием донорской спермы. Мне жаль.
Генрих тяжело выдохнул. Груз который все это время висел на его плечах так и не свалился. Он бросил взгляд на шкаф, в котором хранил «презенты от пациентов».
- Может, хотите выпить? – поинтересовался он.

+1

4

Бесплоден? Как бесплоден?! Почему? Когда успел? Какая нафиг свинка?!! – пронеслись галопом мысли в голове Калиновской. Она взяла в руки бумаги с анализами, которые протянул ей фон Велмерг и пробежала взглядом по строчкам в низу, где красной пастой было подчеркнуто: «отрицательно», что указывалось на бланке с ее именем и «положительно». Виднелось на листе супруга.
- Не знаю я чем он болел! – рассеянно произнесла девушка. – Он до тринадцати лет жил и воспитывался с пани Катариной… в смысле у матери в Варшаве…
Про свинку Ольге было мало что известно, почти ничего, а точнее только то, что это название детской болячки. Кто же знал, что она может иметь ТАКИЕ последствия. И если все мальчики ею болеют, то почему тогда у других все хорошо?! Это не укладывалось в голове банкирши.
Тем временем, гинеколог заговорил про искусственное оплодотворение. Ольга же была так сказать здорова в плане зачатия ребенка.
НЕТ! Никакого донорства! – хотелось ей вскочить и закричать, но она лишь до боли закусила губу и осталась сидеть за стуле. Даже не шелохнулась. Лишь пальцы сильнее сжали бумаги, оставляя на них вмятины. Вдох-выдох-вдох… Секунды текли, а Калиновская невидящим взглядом сидела и смотрела на закорючки латиницы, которыми обозначались «шифры» медиков. Смотрела и понимала, что вот сейчас в эту минуту время остановилось. Навсегда.  Вот уж жизнь подложила свинью, так свинью. Настоящую свинищу! Что теперь делать, Ольга не имела понятия. Но ни о каком анонимном банке спермы и речи быть не могло. Да ни за что! Родить неизвестно от кого, да еще и какого-нибудь блондина или еще чего похуже.
Время шло, а Ольга молчала. Совершенно бесшумно, она отложила в сторону документы. Достала не глядя одной рукой из сумочки сигареты, так же на автомате зажигалку и вставила сигарету в зубы. Щелкнула зажигалка и в кабинете снова ощутился запах дорогих сигарет. Ольга часто курила с шоколадной отдушкой. 
В голове как то было одновременно пусто и тьма мыслей. Однако главную, она уловила. Хорошо, что не было Янека сейчас тут. Потому что узнать такую новость, мягко говоря, совсем неприятно. Затягиваясь в очередной раз и стряхивая автоматически пепел снова в блюдечко, что Генрих так неосторожно оставил на столе, девушка невольно вспомнила, как на прошлой неделе, она в шутку сделала предположение, что забавно окажется, если они оба бесплодны. Янек тогда поменялся в лице и на полном серьез заявил, что скорее застрелится, чем сможет жить с какой новостью. Калиновскому однозначно нельзя теперь было говорить правду. Без вариантов.
Вряд ли в анализах могла быть допущена ошибка. Во-первых, это была клиника Германа, во вторых, это была клиника Германа и кто такие Калиновские тут знала каждая собака и как следствие ошибок быть не могло. Халатности в расчетах тоже. 
Ольга не плакала, нет. Не стенала, ни кричала и даже не подавала вида, реакции на такой диагноз. Она сидела на стуле совершенно невозмутимо, с абсолютно прямой спиной и непроницаемым выражением лица. Словно принимала у себя в офисе очередного кредитополучателя или подписывала очередной договор. Слишком правильная, слишком неестественно без эмоциональная.  Слишком… спокойная.
Затушив сигарету, она прикурила вторую.
Решение было принято.
Снова полезла в сумку. Извлекла из нее чековую книжку. Подняла голову и осмотрела углы, потолок  и стены на наличие системы видеонаблюдения. Так же не глядя на фон Велмерга, девушка взяла с его стола ручку и раскрыла книжку в красивом кожаном  переплете.
Снова зазвонил телефон. На дисплее высветилось имя супруга. Сбросив вызов, Калиновская занесла руку, чтобы начать писать, но ее прервал снова не унимающийся супруг по телефону. Пришлось ответить на звонок.
- Да, Ян, - тихо ответила она. – Не могу говорить… да… у фон Велмерга, - даже не удостоила немца взглядом. – Да, позже позвоню. После презентации. Ты уже в Милане? Хорошо.
Отключив телефон и поставив его на беззвучный режим, ей наконец удалось расправиться с чековым листом. Поставив в конце размашистую подпись, которая характерна для всех крупных руководителей и больших «шишек», Ольга протянула по стеклянной поверхности стола  чек и сверху положила ручку. Чек был оформлен на имя Генриха. Имел написанные последние три нуля и валюта в евро. Место было оставлено для того, чтобы немец написал остальную сумму в переди.
- Янек ничего не должен узнать о сегодняшних настоящих результатах, Генрих Альбертович! – Все так же спокойно пояснила Ольга. – Никогда и не при каких обстоятельствах! Мы с вами взрослые и деловые люди. Сколько вы хотите за «верные результаты»? Решать вам.Для меня цена не имеет значения.
Пепел от сигареты снова полетел в блюдце фрау фон Велмерг.
Подделать результаты по идее плевое дело. Особенно для врача, который их и предоставляет. При большом желании и мозгах можно все что угодно. У Ольги было желание у Генриха мозги.
Если не получится договориться, можно ведь и пригрозить, но это как всегда крайний случай. СиК с криминалом никогда не был связан, но при желании тоже можно много чего. А Калиновская не хотела делать плохо доктору, который ее вел. Тем более ей он очень нравился и был приятен. Но благополучие семьи всегда на первом месте.
Чем девушка руководствовалась при создании этой аферы? В первую очередь благополучием Калиновского. Гордый поляк получил бы серьезнейший удар по самолюбию. Умный, красивый, хорошее сложенный в физическом смысле, богаты, успешный банкир, который со временем унаследует родительскую империю, женат на не менее красивой женщине и… оказаться не в состоянии зачать ребенка? Да его удар хватит на месте! Ольга если не любила его, как мужчину, как мужа, но уважала и ценила как друга и просто человека, как партнера по бизнесу. Им ведь жить вместе всю жизнь.
Тем не менее было горько и обидно. Они оба пошли на такие жертвы. Наступили на горло влюбленностям, если они имели место быть и сочетались узами брака. Сложили собственные желания на алтарь клана и общего дела. Легко ли претворяться влюбленным, когда этого не ощущаешь? Врать всем, начиная от родителей и заканчивая прессой. Только Ян и Оля знали какого это вечно играть. Но они банкиры. Они публичные люди и с детства привыкли жить на арене общественного лицемерия.  Они комедианты с улыбками акул в бизнесе.
Ольга внезапно ухмыльнулась самой себе и опустила взгляд на обручальное кольцо.  Какая ирония судьбы. Потратить баснословные деньги на свадьбу, свадебное путешествие, почти каждую ночь заставлять себя ложиться в постель к человеку, который тебе как родной брат, заниматься с ним любовью. Надеяться, что когда родится ребенок, очень желательно сын, то наконец-то  можно будет прекратить ночную пытку… А теперь что?
Предложение выпить было весьма заманчивым, но Ольга не хотела. Ей скоро в офис ехать. Напиться она и вечером успеет. Где-нибудь в баре. Или у себя на квартире, которую купила недавно для собственных уединений и просто нескольких часов побыть самой с собой. Да квартира в Москве никогда не бывает лишней! Особенно пент-хаус. 
Ян не должен знать правду. Точнее не так – Ян не должен знать, что он не может иметь детей! А ребенок у них обязательно будет. Банк спермы тоже не вариант. Оставалось только решить кто станет биологическим отцом малыша. Желательно так же как и Калиновский имеющий темные волосы и голубые глаза.  Или карие, как у самой Ольги. Может если подумать, то найдется кто-нибудь среди знакомых, кто бы захотел закрутить интрижку. Даже не обязательно знать ему, что он отец. Зачем? Ольга замужем. Понятно, что Калиновский априори отец. Сейчас, Калиновская была готова свернуть горы, но не допустить морального удара по Янеку. Он ее муж и родной человек. Неважно что у них в кровати происходит, но своего родственника она будет защищать и оберегать до последнего вздоха.
- Итак, ваша цена? – Ольга в упор посмотрела на фон Велмерга и ни слезинки не мелькнуло на ресницах. Поплакать она позже успеет. В одиночестве в квартире с бутылкой виски на пару. Где она сможет оплакать то, что не состоялась в жизни как женщина. Что никто, ни один человек не сможет узнать, что все это фарс. Никому и дела нет. Никто никогда не спросит счастлива ли она? Любима как жена, желанна как любовница, востребованная ли как мать? Никто. Потому что все в ней видят железную леди.

Отредактировано Ольга Калиновская (2014-03-19 11:41:28)

0


Вы здесь » Прогулки по Москве » -Архив игровых тем » Другая история любви


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC