Прогулки по Москве

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Прогулки по Москве » -Архив игровых тем » На Восток от Эдема (с)


На Восток от Эдема (с)

Сообщений 1 страница 15 из 15

1

1. Название:
На Восток от Эдема (с)
2. Участники:
Александра Князева, Саиль аль Джерра
3. Время и место:
декабрь 2013 года, ОАЭ, г. Абу-Даби
4. Краткое содержание:
Они встретились вновь, чтобы впервые познать истинный огонь любви, в котором оба будут сгорать без остатка
5. Статус:
реал

http://www.familyindubai.com/files/Emirates_Palace.jpg

Твои чёрные глаза - агаты
Обо мне только сейчас узнал ты
Что моя душа горит словно солнце
И наружу рвётся в небеса.
Эти чёрные глаза, я таю
О тебе только сейчас узнаю
Что твоя душа горит словно солнце
И со мною рвётся в небеса.
Зазвучат снова песни мои
Отражения нашей любви
И время, что были одни
Уже не вернётся.
Унеси меня в море синее каплями
Обними меня всю любовь сохраня
Унеси меня в море синее каплями дождя
На Восток от Эдема, на Восток от Эдема.
В свои игры без меня играл ты
В облаках и без меня летал ты
Но теперь твоя душа словно солнце
И со мною рвётся в небеса.
(исп. Согдиана)

Отредактировано Саид аль Джерра (2013-11-20 08:21:25)

0

2

Нет, нет и еще раз нет! - Александра стукнула по столу развернутой ладонью. Звук получился резкий и решительный, почти таким же жестким был и голос девушки. - Я никуда не еду. Если Даша хочет пусть едет одна, с мамой, с тобой или с одним из своих многочисленных безмозглых ухажеров, - уколоть сестру не было самоцелью раздраженной донельзя Князевой, но в таком состоянии она просто начинала беситься.
- Именно безмозглых, - спокойно подтвердил отец, вставая из-за стола вслед за дочерью. - Поэтому она не поедет ни с кем из них. Мы с мамой просто не можем отпустить Дашу без должного присмотра. Ты же знаешь, какая она взбалмошная, - отец виновато развел руками, будто беря на себя ответственность за такой нелегкий характер младшей дочери. Александра всегда разительно отличалась от сестры. Рассудительная, ответственная, внимательная и домашняя девочка была настоящей гордостью отца. Это не означало, что младшую дочь он не любил. Напротив. Но Дарья слыла настоящим сорванцом с самого детства. И натерпевшийся за 20 лет отец искренне сочувствовал мужчине, который станет ее мужем. - Либо ты согласишься ее сопровождать, либо она никуда не едет. - Отец явно поставил жирную точку в этом вопросе. Он попытался обнять свою своенравную дочь, надеясь тем самым смягчить ее категоричный отказ и заставить подумать еще раз. Никто в семье не понимал, с чего Алекс так упрямится. Разве плохо, что Даша выиграла эту чертову поездку в лотерею? Отдохнуть две недели в экзотической стране, где в декабре летний зной и цветущие сады? Разве не об этом мечтает каждая девушка? Очевидно, Александра обладала совсем другими мечтами. О ее приключении месячной давности никто не знал. И естественно Князева не могла достойно аргументировать, почему ее зеленые глаза вспыхнули недобрым огнем, едва Даша заикнулась об Эмиратах. “Нет. Нет. НЕТ!”, - истошно вопил внутренний голос, явно подбивая на этот саботаж еще и жалко притихшую в глубине сознания интуицию. Этот диалог на кухне сам по себе напоминал ее давешний разговор с Максом. К каким последствием привело ее согласие тогда Алекс помнила слишком хорошо. Она мечтала забыть об этом, но никак не могла...

- Я буду месяц мыть посуду!
- неуверенно вступилась виновница семейной драмы, знавшая, что с Александрой в таком расположении духа нужно быть аккуратнее, как в словах, так и в действиях. Ее тихоня сестра была полна сюрпризов. Часто крайне неожиданных, иногда мало приятных. Не уловив послабления в глазах сестры, девушка повторила свою попытку торга: - пол года? год? - ее интонация взметнулась вверх, а брови Александры напротив сошлись на переносице. Этот торг явно напомнил ей что-то. И судя по холодному блеску ее глаз, воспоминания были не из приятных. - Ну пожалуйста, Алекс! Они никогда не отпустят меня одну?! - Сестра расстроенно надула губы, а отец снова принялся педантично перечислять все плюсы этой поездки. Алекс их не слышала. Перед ее глазами стоял образ сидящего за столом мужчины. Несколько секунд он улыбался, потом его глаза стали темнеть, в них отразилась боль, но тут же сменилась ненавистью и презрением. Это картина не первый раз вставала у нее перед глазами. Александра вздохнула, выпутываясь из объятий отца. Ну в самом деле, Эмираты - не крошечная страна! И она никогда в жизни его там не встретит. Шансы так ничтожны, что можно ехать ничего не опасаясь. Еще совсем недавно Александра бы наотрез отказалась ехать в Эмираты из ненависти ко всему, что связано с исламом и Востоком. Теперь она приводила семье все те же доводы. Но истинная причина была другой. Эту причину звали Саид аль Джерра. Конечно же Алекс не рассчитывала случайно встретить его в этой поездке. Это просто смешно! Но сама мысль о пребывании в одной даже стране с этим человеком сдавливала ее горло, лишая возможности дышать. Внутри все еще теплилось горьковатое чувство вины за тот разговор и исход их встречи. Алекс была уверена, что никакого удовольствия от этой поездки она не получит. Разве что будет работать Цербером при вертлявой непоседе сестре. Но Даша очень хотела поехать. И родители буквально давили на старшую дочь.
- Черт с вами, - под конец вечера Алекса обессиленно сдалась, раздраженно махнула рукой и, обреченно согласившись на ненавистную поездку, закрылась в комнате. Подойдя к письменному столу, девушка достала из верхнего ящика свой блокнот. В потайном кармане на задней обложке лежал свернутый втрое лист. Алекс и сама не знала, почему его не выкинула. Развернув послание, девушка скользнула по ровным строчкам и закусила губу…

***

Сейчас, сидя в салоне самолета она все еще сомневалась в правильности принятого решения. Малодушие едва не взяло верх. Все, чего Александра хотела - это сбежать из самолета, вернуться в свою квартиру и, накрывшись с головой теплым одеялом, навсегда забыть Саида аль Джерра, образ которого после сообщения сестры о выигрыше в лотерее, казалось поселился в сознании бедной девушки. Она видела его улыбающимся, печальным, с глазами полными тоски и боли, с каменным ничего не выражающим лицом... Она видела его столько раз, что предпочла бы вовсе не закрывать глаза и даже не моргать, лишь бы это лицо не появлялось перед ее мысленным взором. Злясь на себя, на сестру и родителей, Алекс уставилась к окно. Сейчас самолет взлетит, можно будет включить музыку и забыть обо всем. Музыка - лучшее, что может спасти от любых невзгод. Стюардесса попросила пристегнуть ремни. Алекс автоматически подчинилась, пытаясь бороться с голосом звучавшим в ее голове: “Они погибли год назад, разбились на самолете… Собирались провести новый год вместе...”, - Новый год сестрам Князевым предстояло провести в чужой стране, где нет снега, новогодних елок и рождественских песен. Даша была в восторге от этой идеи. Алекс такого восторга не разделяла...

Александра включила плеер, не выбирая композиции, предоставив ему начать с той мелодии, на которой остановился в прошлый раз. Сволочная машина, будто назло выдала:
Ваши глаза так сверкают желаньем мести,
Против и за ваша честь и мое бесчестье,
Как же давно размотали Боги эту нить?

Александра зло выдернула наушники, и откинулась на спинку кресла. “Могу поспорить, это будет худший новый год в моей жизни”, - недовольно пробурчала она, закрывая глаза.

***
Одинокая девушка в длинной, свободной юбке до пола в задумчивости брела по одной из аллей. Наверное, нужно быть полной дурой, чтобы умудриться отстать от своей группы и потеряться в аллеях сада. Нет! Сад конечно очень красив, дворец просто ошеломителен, а сам город вовсе не такой варварский, как ей представлялось в северной глубинке России. На поверку город был куда более комфортным и современным, чем ее собственный. Люди вовсе не походили на дикарей, готовых накинуться на тебя при первой же оплошности, а общее впечатление обо всем происходящем вокруг рушило все представления Александре об этом странном месте. К слову сказать,первым камнем, брошенным в ее слаженный макет исламского общества был Саид аль Джерра. Находясь в этом городе она то и дело возвращалась мыслями к тому странному знакомству. Как сложилось, что один день мог оставить такой яркий, глубокий след в ее сознании? Этого Алекс никак не желала понять и, тем более, признать. Вот и сейчас отстала она исключительно из-за того, что, засмотревшись на величественные, сияющие богатством и роскошью постройки, задумалась о знакомом ей уроженце этих земель. Мысли буквально вырвали ее из реальности, а когда образ мужчины, женщины и ребенка рассеялся, ни группы, ни сестры уже не было рядом.

- С твоим появлением в моей жизни проблемы помножились на два!
- зло выпалила Алекс, привычно заговорив на английском. За четыре дня проведенных в этой стране девушка настолько привыкла говорить на любимом языке, что даже мыслила только на нем. Теперь перед ней стояла очередная проблема: нужно было как-то найти выход и добраться до отеля. Главный вопрос, как это сделать? Есть конечно шанс, что Даша заметит отсутствие сестры.. Но учитывая ее недавнюю увлеченность молодым блондином из их группы… Словом, на сестру рассчитывать не приходилось. В лучшем случает та заметит пропажу Алекс только в отеле. А то и вообще порадуется, решив, что сестра соблаговолила выделить ей немного личного пространства и свалила в неизвестном направлении, желая побыть в одиночестве. Учитывая недавние настроения старшей Князевой, такой расклад был весьма вероятен. Придя к выводу, что тут рассчитывать можно только на себя. Александра побрела вперед по алее. Откровенно говоря, она понятия не имела, куда идти. Будучи в составе группы, девушка не утруждала себя запоминанием дороги, с любопытством разглядывая роскошное убранство дворца, архитектуру и ухоженные растения в саду.  На то им и дан экскурсовод, чтобы вывести их обратно. Но что делать теперь, когда она одна в этом странном, немного страшном, путь и красивом месте. Одинокая девушка в мире, где голос женщины, как и ее мнение, мало что значат. В этом Алекс все еще была полностью уверена. Неприятное ощущение холодило где-то внутри. Несмотря на жару, Алекс поежилась, стягивая на плечах легкий шифоновый шарф. Для поездки в Эмираты Александра предусмотрительно собрала “подходящий по ее мнению гардероб”. В нем не было джинсов, маек и шорт. Только самые скромные наряды: юбка в пол, пару сарафанов с болеро в комплекте, несколько блузок с весьма скромным декольте и рукавом в ¾.

Все еще ругая свою глупость и беспечность, Александра буквально уткнулась в бордюр небольшого фонтана. Она могла поклясться, что уже была здесь. Вот только вопрос состоял в том,  видела ли она его по пути сюда или уже когда одиноко блуждала в поисках своих. Девушка в отчаянии оглянулась по сторонам, уже готовая просить помощи у кого угодно, лишь бы ее вывели из этого треклятого лабиринта аллей и вернули в отель. Растерянность, смешанная с задумчивостью и страхом ясно читалась на ее бледном лице.

внешний вид

http://s7.uploads.ru/4Rrfe.jpg
Сверху на футболку накинута легкая светлая кофта, рукав 3/4, зеленый шифоновый платок на плечах

Отредактировано Александра Князева (2013-11-20 20:34:53)

+1

3

Последний месяц уходящего года был особенно напряженным и активным на дела. Нужно было подводить итоги бизнес-года, подсчитывать прибыли и убытки, если таковые были. Так что Саид даже дома появлялся редко и то глубокой ночью. Уезжал с первым утренним намазом. На самом деле он целенаправленно углубился в работу. Слишком неизгладимый след оставила в его душе русская хатун. Она не только неосторожно разбередила еще не до конца затянувшуюся рану, но и прокралась в мысли араба. Не проходило и дня, чтобы он не вспоминал ее светлый лик и не грезил ароматов ее духов. Она часто ему снилась. Приходила во сне и улыбаясь смотрела на него. Почему-то он всегда видел ее на берегу моря на закате. И длинные волосы каскадом струились по легкому теплому ветерку. Она была в его снах ночью, а днем в мыслях. Одно он мог признать, правда не сильно хотел, но воспоминание об Александре частично притупили боль по дочери и жене.
Этот день он планировал провести в молитве. Сегодня была годовщина смерти его семьи. Саид заказал похоронный намаз по ним и планировал провести день в мечети и благотворительных дарах для бедных. Но планы накануне были нарушены звонком Правящего шейха Эмиратов . Халит ибн Амаль аль Азиф позвонил вечером и попросил с утра приехать во дворец. Просьбам верховного шейха, разумеется, отказывать было как минимум не прилично и максимум опасно. Выбора не было и пришлось ехать. Во дворце, первый помощник аль Азифа сообщил, что господин шейх занят и нужно подождать как минимум час. Ехать обратно смысла не было, так что Саид решил прогуляться по саду. Было позднее утро и декабрьское солнце не так уж и припекало, например, по сравнению с летним. Не прогуляться по такой хорошей погоде было непозволительно грешно. Мужчина был одет в национальный белый мужской халат, а на голове была традиционная арафатка. Жители персидского залива очень осторожно относились к коварному солнцу, которое вполне могло одарить любого своим ударом.
Чудно пахли розы и свежесть фонтанов и небольших водных каналов, проложенных по сей территории сада, увлажняли воздух, усиливая аромат цветов. Красивые и гордые павлины важно расхаживали по саду, словно они сами были хозяевами всего этого царственного великолепия. В Эмиратах павлин считается священным и животным, символизирующим страну. В России, например, таким был медведь. А ОАЭ – павлин.
Хвосты этих удивительных птиц были сложены, но тем не умаляли их красоты.
Уже почти выходя в сад, Саид был окликнут. Это оказалась Назира – одна из сестер шейха. Являясь дальней, но все же родственницей мужчине, она не скрывала лица. Хиджаба тоже не было. Девушка была облачена в платье сочного бирюзового с длинными, свободными от локтя рукавами. Красиво расшитое жемчугом и ручной вышивкой, оно струилось плавными волнами шелка и атласа до пола, плавно переходя в шлейф сзади. Платок на несколько тонов светлее платья был накинут небрежно на плечи. Среди родственников женщины не прятали своего лица. А представительницы августейшего семейства и так же те, кто являлся родней, не носили черный хиджаб. Разве что на улице, когда появлялись в людном месте. Да и то он был темно-фиолетового цвета.
Назира и Саид медленно брели вдоль аллеи и разговаривали. Они давно не виделись и жадно обменивались новостями. Разница в возрасте из была не велика. Саид оказался старше своей троюродной сестры со стороны матери всего на три года. Уже давно замужняя молодая женщина была матерью троих детей. Она приехала со своим старшим сыном из Дубая к своему брату шейху Халиту встретить новый год, в то время, как ее супруг с остальными детьми улетел по делам в Европу.
В детстве Саид всегда был дружен с Назирой. Они часто виделись и играли. Так что было много общих интересов.
Саид, взяв под руку сестру, медленно ступал по дорожке из гравия. Он увлеченно рассказывал сестре о своем путешествии в Россию, конечно же многие факты опустив, которые особенно касались русской хатун. Назира звонко смеялась и мотала головой, не веря рассказам о сугробах снега, ибо никогда в жизни ей вживую не доводилось подобного увидеть. Династийных женщин редко пускали заграницу. Им оставалось только мечтать. Все шло прекрасно, ровно до тех пор, пока они не подошли к концу аллеи, где был сооружен фонтан в виде каравана из трех верблюдов. Смех Назиры резко смолк и она вскрикнула на арабском.
- Неверная! – она указала взмахом руки и тут же, в мгновение ока натянула на голову платок, спрятав даже лицо и оставляя только взгляд перепуганных больших глаз. - О, Аллах! Какой Харам!
Проследив за её взмахом, аль Джерра сам не смог сдержать удивления. Мало того, что кто-то из туристов пробрался на территорию, куда им было строжайше запрещено появляться, так вся соль в том, что он узнал кто это. Перед ним буквально в десятке шагов, стояла та самая русская хатун из холодного Архангельска, которую он так и не смог забыть.
- Не зови охрану, - сохраняя спокойствие и не сводя взгляда от стоявшей у фонтана Александры, попросил сестру Саид. – Я сам разберусь. Иди во дворец и ничего никому не говори. Скорей всего заблудилась и случайно забрела. Ступай, Назира.
Сам не понимал он, как метко оказался прав в причине,  по которой оказалась тут русская. По крайне мере для сестры это было единственное объяснение. Едва она поспешно скрылась в тени деревьев, предпочтя добраться до дворца самой прямой дорогой, мужчина преодолел расстояние между ними. Он искренне пытался сбросить с себя наваждение о том, что эта русская и странная хатун не преследует его уже и наяву. Ранее только во сне и мыслях.
Он не мог ее не узнать! Слишком сильно отпечатался ее прекрасный образ в его памяти. Длинная одежда и платок на плечах очень красили ее, давая чуточку местного колорита. Он вдруг мысленно представил ее в танцевальном костюме, расшитом бриллиантами, золотой нитью и жемчугом и голова пошла кругом от открывшихся фантазий. Мотнув головой и запретив себе думать на эту тему, Саид после неоторого молчания наконец заговорил. Как всегда на английском, ибо это был единственный язык на котором они пока могли разговаривать. Русского не знал он, а она арабского.
- Александра хатун? – спросил он, все с той же теплой улыбкой. Он и правда был рад ее видеть. Удивлен конечно сильно, но и так же рад. – Вот так сюрприз!
Он приблизился еще на шаг, почти вплотную. Он только сейчас понял, что она наверняка удивлена его появлению не меньше. Он ведь ей не говорил, что был родственником династийной семьи правителя Арабских Эмиратов. Её появление тут по логике было более неожиданным, чем его. Доступ во дворец шейха ему был не только открыт в свободном доступе, но и так же он являлся там всегда желанным гостем.
- Как Вы тут оказались, позвольте поинтересоваться? Это частная территория семьи правящего шейха аль Азифа. Неужели Вы к нему на аудиенцию, Александра хатун?
Он улыбнулся еще шире. Солнечный зайчик скользнул по его лицу и ускакал резвиться в отблеске брызгав фонтана.
И так было понятно, что она тут оказалась случайно. Кстати так же, как и на тех переговорах. Появилось стойкое ощущение дежавю, только декорации сменились.

Назира хатун

http://savepic.su/3244319.jpg

Внешний вид Саида

http://almaty.freeads.kz/content/root/users/2011/20111207/visitor/images/201112/f20111207191625-shejh.jpg

Отредактировано Саид аль Джерра (2013-11-20 22:07:19)

+1

4

Смотревшая в противоположную сторону Александра обернулась на женский крик. Разобрать сказанного она не могла физически, ведь говорили на незнакомом ей языке. Зато видела женщину, спрятавшую даже лицо. На Алекс смотрели пронзительные взволнованные глаза. Откровенно говоря, она даже слегка испугалась. Мало ли какие у них тут нравы. Может, отстав от группы, Алекс забрела в ту часть сада, где туристам быть не полагалось. В голосе из-под платка явственно слышались возмущенно-гневные нотки. Чтобы понять это не нужно было знать языка. Кстати, язык у арабов был красивый. Алекс давно это признала. Слегка гортанный, немного грубый для ее слуха, но какой-то необычно-притягательный, завораживающий. С момента прибытия в ОАЭ она пыталась вспомнить, как этот перелив незнакомых символов звучал из уст Саида. Но ее сознание выдавало лишь только его английские фразы. Так что девушке оставалось лишь догадываться, о том, как низкий бархат его вкрадчиво-спокойной речи украшает эти глубокие звуки, которые, будто исходят из самого нутра человеческого тела. Заплутавшая туристка резко обернулась и волосы, забранные в свободную косу, описав круг едва не хлестанули ее распушившимся кончиком прямо по лицу. Смешно фыркнув, девушка  уставилась на приближавшуюся фигуру. Сначала она перепугалась еще больше. Еще бы! Она одна стоит в глухом безлюдном, богом заброшенном месте. И какой-то мужчина в весьма аутентичной одежде решительно надвигается прямо на нее. Александра прищурилась, фигура и волосы были скрыты от ее взгляда и различить самого человека было сложно. Но… лицо, девушка мгновенно застыла, как будто она - это часть архитектурной композиции фонтана “Девушка и верблюды”. 

В этот момент она была готова замотать головой, зажмурившись посильнее. Ну все! Чертово солнце ее добило! Непривычная к такой погоде северянка уже поздоровалась с ожидаемым и прогнозируемым солнечным ударом, самое время для знакомства! Подняв глаза к солнцу, девушка зприщурилась и зло выдавила из себя: - Я все понимаю! Но это уже не смешно! Какого черта я вижу именно его?! - Все еще уверенная, что Саид - плод ее видений, вызванных недружелюбным солнцем, Александра вновь вернула свой взгляд и быстро заморгала. После взгляда на солнце она не видела ничего кроме темноты и ярких пятен. Когда ей все-таки удалось сконцентрировать свой взгляд на приблизившемся человеке, тот уже стоял к ней почти вплотную. И при ближнем рассмотрении был еще больше похож на живого, настоящего Саида. Более того, видение говорило его голосом! И называло ее по имени! Александра почти поверила, что мужчина настоящий, но он ей улыбался. Помня, их прошлую встречу и настроение араба при расставании, девушка повела плечом, зачем-то еще плотнее стягивая свой платок. Это точно видение. Саид просто не может оказаться здесь! Это было бы слишком нереально, слишком алогично и просто нечестно! Такой насмешки от судьбы она ничем не заслужила. Но настырный аль Джерра не собирался исчезать. То ли солнце серьезно приложилось к ее голове, то ли судьба действительно издевается и он настоящий. Едва удержавшись, чтобы не проверить свои догадки на ощупь, и окончательно убедиться, что это просто видение, которое можно легко проткнуть пальцем, девушка нахмурила брови. Он даже в роли мифа был упрям как мул и так же настойчив, как при жизни!

Словом, до Алекс не сразу дошло, что стоявший перед ней мужчина - реальность. А когда дошло, смесь родившихся в ее душе эмоций было бы невозможно передать словами. Ей захотелось побыть страусом и засунуть голову  в песок. Или нырнуть в фонтан, притворившись затонувшей субмариной. Первый план было нереально осуществить из-за стоявшего напротив Саида. При попытке дотянуться головой до песка она во-первых будет выглядеть нелепо. Хотя куда уж более нелепо, чем сейчас?! Хуже того, рискует с размаху удариться лбом аккурат в грудь стоявшего слишком близко мужчины. (Это было крайне нежелательным развитием событий). Но самое ужасное, этот царственный “господин” может вдруг решить, что она набралась от местных ума-разума (читай глупости и раболепия) и решила с ходу бухнуться ему в ноги. Во этого он уж точно не дождется! Что до идеи с фонтаном, нырять уже было поздно, сам фонтан был слишком мелким для качественного утопления. Так что субмарина рисковала лишь сесть на мель. Или пробить себе голову. “Интересно, он станет меня спасать, вытирая разбитый лоб своим белым рукавом или нет?”, - отчего-то подумала Алекс, злясь на себя за то, что приехала в эту чертову страну, заблудилась в этом треклятом саду так еще и умудрилась встретить этого… этого… этого МУЖЧИНУ! Других слов девушка не нашла, осознав, что ругательства не лезут не только в глотку, но и в мысли. Она была рада его видеть! РАДА! И ненавидела себя за это!

Одно облегчение - Саид улыбался. “Мне гораздо больше нравится, когда он улыбается, чем когда его лицо выглядит непроницаемым куском камня”, - отметила девушка, все еще молча ошарашенно разглядывая стоявшего перед ней, невесть откуда взявшегося аль Джерра. Его наряд был забавным. Странно видеть его в этом балахоне вместо дорогого, хорошо сшитого костюма. Хотя, нужно признать, он все равно умудрялся выглядеть эффектно. И это злило ее еще больше. Вот ведь женщины! Сразу после отъезда араба из России, Алекс не переставая пилила себя за то, как все сложилось за обедом и после. Потом усиленно мечтала его забыть, навсегда выкинув из головы, потом переживала, что он перед отъездом так холодно-равнодушно смотрел на всех, на нее в том числе. Она была готова извиниться и… и даже подумывала о том, как бы все сложилось тогда, не ершись она с первой секунды, словно зараженный буйным бешенством дикобраз. А теперь, увидев его, позабыла обо всех добрых намерениях и снова совершенно безосновательно разозлилась на него за то, что так и не смогла его забыть! Какого черта он вообще тут делал!? Это же дворец правящего султана или шейха или как его там принято называть? Александра набрала побольше воздуха в грудь и привычно вздернула гордый подбородок. На свое несчастье, ни в чем неповинный Саид еще и поинтересовался. что она здесь делает. “Потерялась я!” - мысленно огрызнулась Александра. Это звучало так смешно и глупо, что девушка закусила губу, и зачем-то выдала совершенно неожиданно даже для самой себя:

- Вас ищу естественно, - ее лицо было абсолютно серьезным. Девушка выдержала недолгую паузу, позволяя мужчине проникнуться смыслом ее фразы, пожала плечами и пояснила: - Вы сказали, что я могу выставить Вам счет, если сумма гонорара меня не устроит. Но на посредников я не надеюсь, так что решила лично Вам напомнить,  как сильно Вы мне задолжали, - выпалив такую глупость, Алекс едва не закусила язык шокированная своей наглостью. Услышав пояснение про частную территорию, девушка наконец вспомнила, что до появлении перед ней Главной Проблемы ее Жизни, она сама стояла перед проблемой определения своего местонахождения.

- Закрытая территория, - послушно повторила девушка, - На аудиенцию к шейху? - ее брови изогнулись в вопросительном жесте. Ее взгляд скользнул по лицу Саида вслед за бликами солнца. Будто вновь увидев перед собой того мужчину из ресторана, без царственного лоска и  с тоской в глазах, Алекс еще более неожиданно улыбнулась, почти задорно и в глазах ее запрыгали солнечные зайчики: - А что по Вашим долгам расплачивается он?

0

5

От такой вопиющей наглости и хамства по поводу его долгов (!) Саид аль Джерра просто на несколько мгновений потерял дар речи. Н никогда не скупился на подобные дела и был уверен, что заплатил намного больше даже всех самых заоблачных мечтаний этой девушки. На шутку это было не похоже, ибо интонация оказалась совершенно серьезной. Но мужчина интуитивно ощущал подвох. Оставалось лишь узнать, в чем именно он заключается. Загадочная русская душа, умом которую понять невозможно.
Сюрпризы на сегодня, фонтанирующие из уст Александры еще явно не закончились. При ее словах о выплатах задолжностей шейхом за Саида, лицо последнего вытянулось от удивления. Он даже разозлиться на такое не мог нормально. Еще ни одна женщина в мире не смела разговаривать с ним в таком тоне, а эта северная хатун казалось бы напрочь потеряла чувство самосохранения.  И что самое удивительное, ее тон никак не вязался с задорным блеском зеленых глаз и лучистой улыбкой. Лишь однажды, он стал свидетелем этой прекрасной улыбки на ее лице – в тот момент, когда на фото в том ресторане она увидела Хатидже.
В поисках подвоха, Саид заглянул в зеленые глаза Александры, силясь понять что же все таки происходит, но… Пришлось включать логику. Предположив на мгновение, что девушка так шутит, то аль Дерра никак не мог взять в толк, почему она считает, что подобный юмор уместен в чужой стране? По правде говоря, за такие слова о шейхе тут вполне можно было схлопотать тюремное заключение или еще чего похуже. Араб сделал скидку на то, что русская не в курсе, но должна же она себе отдавать отчет в словах?! Они что, своего президента тоже так же оскорбляют по за глаза?! Нонсенс. И все равно тут был подвох. Мужчина был уверен, что что-то упускает.
Будучи бизнесменом, аль Джерра приходилось общаться с разными людьми. Половины его успеха в делах не было бы, не умей он «читать» людей. Достаточно было посмотреть на хатун, но посотмреть внимательно, что он и сделал. Медленно подняв руку, он чуть коснулся подушечками указательного и большого пальцев подбородка Князевой, заставляя ее саму посмотреть на него. Эта игра взглядом длилась всего несколько мимолетных мгновений, но и этого было достаточно. На лице, по его мнению, Саид разглядел панику некую неловкость и что-то еще, чего он не смог уловить.
- Вы крайне… хм… прямолинейны в собственных высказываниях, прекрасная Александра, - голос был тих, но вместе с этим тверд. – Последним предложением, Вы с легкостью оскорбили человека, которого ни разу в жизни не встречали, не общались и представления не имеете о том что он из себя представляет как личность, а так же его родственника…
Под этим он имел в виду шейха Халита и себя, как дальнего, но родственника правящей семьи. Согласно правилам, Саид считался двадцать пятым в очереди наследников на престол.
Веселье ушло, но он не хотел ее напугать или отчитывать. Это скорее было похоже на объяснение простой истины непоседливой сестре, о том, что садиться за стол с немытыми руками очень нехорошо.   
Он опустил руку, но не двинулся с места. Некоторое время, он наблюдал за девушкой, про себя в уме решая как лучше и безопаснее всего вывести ее с частной территории и на это было много причин. Во-первых – это была действительно частная территория и попадись Князева кому-то из охраны, ее бы не только выставили за территорию, но и вызвали полицию. Просто чудо, что она встретилась именно с Саидом. Во-вторых – наверняка ее уже потеряли и ищут. Поднимать шум и панику не стоило. В третьих они должны были обсудить вторую часть ее гонорара, раз она так настаивала. Мужчина был готов расстаться с парой миллионов, чтобы услышать и увидеть как хатун будет выкручиваться из сложившейся ситуации. Про то, что он ей должен, она явно солгала и маловероятно, что это было ее навязчивой идеей весь месяц и в то, что она открыла визу и прилетела сюда только ради этого, он не верил. Но на «спектакль» он посмотреть хотел, уж очень забавно! Ясно как божий день, что она заблудилась, но очевидно гордость не давала ей этого признать перед мужчиной. Саид невольно задумался о том, как тяжело русским мужчинам, если все их жены подобного нрава.
Было еще и в четвертых. Он просто не хотел ее так просто отпускать! Судьба снова свела их вместе и упустить такой шанс было бы жаль. Малодушно и со слабостью мужчины к женщине, аль Джерра решив, что несколько часов Айше и дочь подождут. Решение было принято. Додумав до конца свои мысли, Саид принялся за их осуществление.
- Тем не менее, Вам приде… - закончить слово он не успел, в кармане заиграла одна из восточных мелодий, извещая что кто-то явно желает с ним говорить. Извинившись, он отойдя лишь на шаг нажал кнопку вызова на своем смартфоне. Это звонил сам шейх Халит. Запланированная встреча сегодня откладывалась уже на следующий год. Шейх ссылался на срочные дела. В любом другом бы случае Саид расстроился бы, ибо потерял как минимум уже два часа своего времени, ожидая аудиенции у шейха, но повстречав Александру, все изменилось. Теперь ему это было на руку. Лишь формально выразив сожаление, он распрощался. Нажав отбой, огляделся по сторонам. В саду, куда мог падать вздор, было тихо и безлюдно. Снова обратив внимание на девушку, он опять приблизился.
- Так вот, Александра хатун… Вас гид наверняка будет искать, - он даже не рассматривал возражение, что она тут просто так гуляет. – Я думаю, что ему стоит сообщить, что с Вами все в порядке.
Легким движением руки, Аль Джерра сорвал наклеенный стикер с футболки девушки в области груди.  Наклейка была в  виде круглого бейджика с логотипом названия турфирмы и внизу, чуть более мелким почерком было написано имя их экскурсовода и ее номер телефона. Пальцы Саида снова запорхали по сенсорной панели телефона и спустя пару секунд, он уже по-арабски разговаривал с действительно насмерть перепуганной женщиной – их русскоязычным гидом в этой экскурсии. Заверив ее, что с Александрой Князевой все в порядке и представившись кто он, он спросил адрес и название отеля где жила Александра, выяснил, что она приехала с младшей сестрой и попросил передать, чтобы та не волновалась и спокойно продолжала осмотр достопримечательностей столицы Эмиратов. Госпожу Князеву он обещал привезти в отель сам.
Закончив с переговорами, мужчина улыбнулся. Организационная проблема пребывания девушки была решена и теперь можно было поговорить о более приятных вещах.
- Идемте, Александра, - он мягко и аккуратно взял ее под руку, словно она была фарфоровой и двинулся в сторону парковки для родственников. Разумеется, он не заходил никогда с туристической стороны. У членов правящей семьи был свой вход во дворец.  – Ваша сестра продолжит экскурсию вместе с остальными. Её и гида я предупредил о Вашем временном отсутствии. Приглашаю Вас выпить со мной холодный щербет и попробовать медовую пахлаву в одном из лучших кафе Абу-Даби! Там мы как раз с Вами сможем обсудить все Ваши финансовые притязания ко мне.
Он обезоруживающе улыбнулся, продолжая неторопливо идти, чтобы девушка могла поспевать.
- Еще в прошлый раз, я Вам говорил, что не кусаюсь, - он поднял палец вверх, пресекая все будущие возражения и призывая ко вниманию, все так же продолжая мягко улыбаться. – Я просто угощу Вас щербетом – сегодня очень жарко! Мы обсудим финансы и я лично довезу Вас до отеля. А завтра, если захотите, лично проведу для Вас экскурсию по столице, раз сегодня лишил такой возможности. Что скажете?
Они вышли на парковку, где Саида поджидал его двухместный серебристый Ломборджини Диабло.
С замиранием сердца, аль Джерра ожидал решения девушки. Пожалуй он еще никогда в жизни так чего что ни ждал, как сейчас.

Машина

http://mazda.auto.inkiev.net/photos_medium/lamborghini/diablo/thumb_Lamborghini_Diablo_VT_Roadster_1999_54.jpg

Отредактировано Саид аль Джерра (2013-11-21 20:00:54)

+1

6

Выражение его лица того стоило! Как бы сейчас не разозлился этот мужчина, она была готова вытерпеть что угодно ради возможности несколько секунд наслаждаться явной растерянностью и вытянутым от удивления лицом. Мысленно наглая туристка поставила себе еще один плюсик за смелость и смекалку, с явным удовольствием наблюдая за реакцией на свою шутку. Видимо ТАКОГО ему слышать еще не доводилось. Стоило, пожалуй задуматься о том, какая отдача ее ожидает, но девушка была слишком увлечена бессовестным разглядыванием мужчины напротив. Будто каждой своей выходкой она пыталась его спровоцировать побыть человеком, а не надменным “господином” с кучей денег и самомнением выше самого высокого здания в их солнечном, богатом на небоскребы городе.

Темные глаза пытливо вглядывались в нее, словно пытаясь проникнуть в сознание. “Сбит с толку!”, - не без гордости отметила Александра. Хотя причина этой радости ей самой была абсолютно непонятна. Но девушка никак не могла унять разбушевавшиеся смешинки в глазах, ровно как и стереть искреннюю, теплую улыбку с лица. Странное сочетание. Будто одна часть человека над вами смеется, а другая разве что не ласкает вас теплом своего взора. Как эти два столь разных чувства уживались внутри одной хрупкой, светловолосой девушки - оставалось настоящей загадкой природы. Заблудшая душа и сама не могла понять, почему она забыла о том, что потерялась, о сестре и необходимости за ней присматривать и даже о том, что только секунду назад злилась на Саида аль Джерра. Теперь она ощущала безудержное веселье и радость, явно связанные с фактом это странной, неожиданной и абсолютно алогичной по сути встречи. Нужно было перестать улыбаться. И радоваться тоже. Вернуть своему лицу серьезность и официальный вид, сказать что-то умное и ускользнуть от этого человека.

Другое дело, что ей вовсе не хотелось лишать себя его общества. Вернее, и здесь противоречивая душа девушки разрывалась на части. Одна ее часть жаждала испариться прямо в эту секунду, просто исчезнув с глаз Саида. Жаль чертов экскурсовод не успел рассказать, как вызвать хваленых арабских Джиннов и заставить исполнить твое желание. Другая часть ее души напоминала о том, что еще в России Александра беспрестанно возвращалась к личности загадочного араба, задаваясь вопросом, как бы сложилось их знакомство, веди она себя благоразумнее и дружелюбнее. С этой точки зрения судьба явно давала ей второй шанс. Или это все-таки дело рук прозорливых арабских Джиннов?

Девушка едва не вздрогнула, когда пальцы Саида коснулись ее лица. Неожиданное прикосновение вызвало странное смятение в ее чувствах и Алекс с трудом сдержалась, чтобы не выдать своего удивления и странной напряженности. Что-то промелькнуло в ее глазах и оставалось только надеяться, что араб этого не заметил. Или по крайней мере не посчитал страхом. Как назло именно в этот момент мужчина уставился на нее практически немигающим взглядом, будто гипнотизируя. Девушка выдержала этот взгляд, заставив себя не отводить глаз. Впрочем, о том, что аль Джерра пытался рассмотреть в них, она думала в последнюю очередь. Ее мысли сосредоточились там, где мягкое прикосновение загорелых пальцев жгло ее кожу. Она даже не сразу осознала, что аль Джерра говорил по поводу ее неаккуратной шутки. Сознание девушки вычленило сначала лишь твердость в его голосе. Меньше всего она хотела, чтобы Саид вновь превратился в тот кусок камня, которым он был после их разговора в ресторане. Почему-то эта перспектива страшила и заботила ее куда больше, чем вероятность попасть в передрягу из-за своего неосторожного, явно нахального высказывания в адрес этого человека.

Александра подумала, что нужно бы мотнуть головой, заставив его, тем самым, выпустить ее подбородок из своих пальцев, но отчего-то просто не нашла в себе сил сделать этот легкий, не требующий особых усилий жест. Большая глупость с ее стороны, но девушка стояла неподвижно, замерев, словно изваяние древней нимфы, связанная невидимыми путами одним лишь прикосновением.  Не очень понимая, почему Саид обвиняет ее в оскорблении какого-то таинственного незнакомца вкупе с не менее загадочным родственником, Александра думала о том, чтобы он наконец отошел от нее,  выпустив из ловушки, в которой оказалась новоявленная “преступница” , зажатая между фонтаном и крепким телом превышавшего ее по росту и силе мужчины. Близость Саида необъяснимо давила на нее, лишая воздуха. Под напором этих мало понятных ощущений, веселость в глазах Александры пропала. Своею роль сыграли и слова араба. Хотя особой опасности она не чувствовала. Если бы он желал наказать ее, то давно бы это сделал.

НАКАЗАТЬ?! Да о чем она только думала! Эта страна явно плохо действовала на ее разум, раз в нем рождаются подобные мысли! Он не имеет никакого права ее наказывать. Она не сделала ничего плохого и абсолютно ни в чем не виновата. “Нужно было расставить таблички по своему чертовому лабиринту, чтобы всем людям было явно, куда ходить можно, а где их августейшие особы изволят отдыхать. А раз табличек нет - уж увольте. Все, что не запрещено, разрешено!” Под конец ее гневного мысленного монолога, Саид все-таки убрал ладонь от ее лица, но тепло прикосновения исчезло не сразу и пришлось сделать над собой усилие, чтобы не потереть до сих пор горевшую кожу.

Саид молчал. Алекс продолжала смотреть ему куда-то в плечо, как будто намеревалась прожечь в нем дыру размером с блинную сковороду. Она понятия не имела, чего ожидать от этого человека. Нужно бы заговорить, но подходящие к случаю слова не лезли в голову. К счастью, тишину за нее  пробил телефонный звонок. Саид сделал шаг в сторону. Пленница облегченно выдохнула. Самое время исчезнуть. Но тут сразу две проблемы. Первая - она понятия не имеет, в какую сторону нужно исчезать. И вторая - вряд ли сбежать будет так легко. Юбка в пол и странное одеяние араба сравнивали их шансы в беге. Кроме того, это в России, девушка, резво улепетывающая от преследователя вызывает сочувствие или легкое недоумение. Страшно представить, как будет выглядеть ее триумфальное петляние по аллеям сада. Александра тут же вообразила себя, с задранной до колен юбкой, нарезающую бессмысленные круги вокруг фонтана и увлеченного погоней Саида. Если сейчас поблизости никого и не было, то столь дикое и комичное зрелище точно привлечет массу зевак. Абсурдность смоделированной ситуации заставила девушку рассмеяться. Ее звонкий смех слился с гортанными звуками речи араба и Алекс  испуганно прикрыла рот ладонью, сообразив, что ее безудержное, беспричинное веселье мешает его телефонному разговору. С кем бы он там не говорил, выдавать свое инкогнито было все-таки глупо.

В этот момент мужчина как раз завершил свою беседу и окончательно лишил ее путей отступления, вновь заслонив собой все пространство впереди. Более того, он уже успел вычислить истинную причину ее прибывания здесь. К слову сказать, было очевидно,  что в ее версию он не поверит. Рука араба потянулась к ней и в этот раз девушка сделала шаг назад, упираясь пятками в бордюр фонтана. Не хватало, чтобы он снова парализовал ее одним ловким движением. Вместо этого, Саид аккуратно, почти не касаясь даже одежды, снял в ее футболки стикер, который заботливая экскурсовод попросила надеть перед посещением дворца. В этот момент Александра почувствовал себя полной идиоткой с сахарной ватой вместо мозгов. СТИКЕР! Ну как можно быть такой дурой, а? Румянец залил ее щеки и оставалось надеется, что доказательство ее смущения останется незамечено увлеченным новым звонком Саидом. Алекс бы многое отдала, чтобы понять суть их беседы. Хоть начинай учить этот чертов арабский!

Между тем, араб спокойно закончил разговор и взял ее под руку. Не ожидавшая очередной фамильярности Александра вздрогнула, но сопротивляться не стала, послушно шагая рядом с ее новым гидом. Пожалуй, эта незапланированная прогулка была ей даже приятна. Удивительно, но выход был близко! Правда, вовсе не тот, через который они входили. За это время Александра успела признаться себе, что рада этой встрече и почти даже смирилась с данной мыслью. Однако ей меньше всего хотелось соглашаться на очередную трапезу с арабом, памятуя,  как плачевно закончился их прошлый совместный прием пищи. Неуверенность отразилась на ее лице, а воспоминания о том случае коснулись глаз легкой тенью печали. И они вновь должны были обсудить за трапезой финансовый вопрос. Это ли не дежавю? Ругая себя, за глупость на счет мифичного долга, Александра подняла на Саида глаза и аккуратно, свернув брови домиком,  уточнила тоном нашкодившего ребенка: - Может не надо в кафе? Нам с Вами жутко не везет на приемы пищи… - не стоило ему напоминать о прошлом инциденте. Это было опасно и непредсказуемо, но другого шанса избежать этого приглашения у нее не было: - Деньги меня не интересуют, - призналась Алекс и это было чистой правдой. Но чтобы Саид не подумал, что она отступается от недавних перетнзий, девушка поспешно добавила: - В наше время куда более ходовой товар - информация. И я готова принять в качестве уплаты Вашего долга информацию о том, как добраться до моего отеля, раз уж услуг гида вы меня только что так благородно лишили. После чего будем считать, что мы в расчете и каждый из нас пойдет своей дорогой. Не сомневаюсь, у Вас как всегда целая куча дел. - Приободрившись улыбкой мужчины, Александра тоже улыбнулась и, слегка изогнув свою изящную светлую бровь, лукаво передразнила его слова: - Что скажете?  ВПЕРВЫЕ! За их знакомство она интересовалась его мнением на счет дальнейшего развития событий. Нет! Эта страна поистине плохо на нее действует.! Кроме того, откровенно говоря, ей не очень-то хотелось в отель. Перспектива провести еще немного времени в компании этого странно одетого, непредсказуемого и красивого (уже давно пора это признать) мужчины казалась куда заманчивее, чем ожидание сестры-туристки в пустой комнате отеля.

+1

7

- Как Вам будет угодно, Александра хатун, - легко согласился он и ни один мускул не дрогнул на его,  теперь уже на совершенно спокойном лице. Легкий кивок был будто в подтверждение.
Арабы народ не только благородный, но и жутко гордый. Приглашая девушку в кафе, Саид рассчитывал только на приятную беседу. Хотя вполне может быть, что не отдавал себе полный отчет, что на подсознании он хотел намного большего, чем просто разговор. На Востоке не было принято ходить на свидания, встречаться и много проводить времени вместе, не будучи в браке. Женились всегда по благословлению родителей и на тех, кого они выберут. Право выбора практически не предоставлялось. Разве что мужчина сам мог выбрать себе вторую жену на свой вкус. Но первая всегда была с рекомендации матери и отца. До брака виделись редко и в присутствии родителей или старших. Так что такое понятие как ухаживания если и имели место быть, то только уже после заключения никяха.
Сложив руки перед собой в замок и тем самым выражая, что он хорошо держит свои эмоции под контролем и улыбкой уже не пахнет, Саид отступил на шаг, словно сдавая позиции. Его предложение было отклонено. А логика с гонораром – так это вообще на уровне фантастики и его фантазии просто не хватало, чтобы понять без сомнения глубокий и сакральный смысл речи о деньгах и потом заявить, что они ее не интересуют. Дурдом одним словом. 
- В таком случае, позвольте я хотя бы подвезу Вас до отеля, - перешел он уже окончательно на деловой тон. – В одиночку женщинам в нашей стране ходить нельзя. Не стоит привлекать лишнее внимание, да и я буду спокойнее, зная, что с вами ничего не произойдет по дороге в отель.
Он пригласительным жестом указал в сторону своего автомобиля. Самостоятельно открыл дверцу, подождал, пока девушка сядет и захлопнул дверь. Спустя несколько минут, они уже ехали по улицам Абу-Даби. Ехали молча. До отеля, где остановились сестры Князевы, было не так уж и далеко. Но времени они потратили предостаточно. В Эмиратах, почти девяносто процентов коренного населения имели автомобили. Поэтому, пробки оставалось весьма постоянным явлением. Правда рассасывались быстро и не заставляли нервничать водителей так, как например в столице России, где жители проводили в таких коллапсах целые часы. За это время Саид успел ответить на пять звонков. Два из которых он разговаривал на французском (который знал не так уж хорошо, но достаточно для разговора), один был диалог английский и два последний звонили явно арабы. Причем последней была женщина – его мать. Потому что голос потеплел и прозвучало такое знакомое «валидэ». Машину аль Джерра вел аккуратно, но ловко. Было видно, что стар водительский он имел явно не первый год. Арабы вообще были на редкость педантичны и соблюдали не только законы, но и правила дорожного движения, причем даже тогда, когда какой-нибудь обнаглевший турист мог перейти дорогу в неположенном месте. Любой из водителей останавливался и пропускал человека, а то и несколько. Никто не сигналил и не ругался, высунувшись из окна. На трассах и дорогах царил абсолютный порядок.
Добравшись до отеля без происшествий, Саид остановил автомобиль и так же, как и в прошлый раз помог девушке выйти из машины. Стоявшая у входя в отель кучка европейских туристов во все глаза уставились на их приезд и разворачивающиеся события. Мужчина чуть дольше задержал руку Князевой в своей и внезапно приподняв ее, едва ощутимо коснулся губами кончиков палец девушки, а потом и приложил их ко лбу на мгновение – как того и требовал исламский обычай.
- Прощайте, Александра, - тихо сказал он. – Да благословит и продлит Аллах Ваши дни!
Он принял ее отказ. По крайне мере внешне. То что творилось у него внутри, было ведомо лишь ему да Всевышнему. Саид как мог скрыл разочарование и обиду. Он хотел, чтобы у девушки последнее впечатление о нем осталось приятным.
Он не просил ее номер телефона, считая это лишним и бестактным. Да и зачем? Девушка ясно дала понять, что не желает его общества. Она иностранка и у них другие порядки. И кто он такой, чтобы навязывать ей свою компанию. Они виделись в последний раз. Вряд ли будет еще шанс встретиться...
Он развернулся и обогнув машину, открыл дверь, сел и не оглядываясь ударил по педали газа. Взвизгнули шины и спустя пару мгновений, стальной ломбарджини затерялся среди много численных машин.
Впереди его ждал весьма насыщенный вечер и ночь, которые он решил провести в молитве. Сегодня была годовщина смерти его жены и дочери.

+1

8

Князева! Ты самая глупая женщина на свете! - зло возмущалась Александра, меряя шагами их с сестрой номер в отеле. Вот какого черта она отказалась пойти в кафе с Саидом? - У тебя бы что язык отвалился сказать “yes”? Всего три буквы! Три буквы и минимум час в приятной компании Саида аль Джерра! - не известно, почему она решила, что именно час, может у него и времени-то столько не было. Впрочем, это нисколько не мешало самобичеванию девушки.  -  А теперь ты как дура одна сидишь в отеле, понятия не имея, когда заявится сестра, - к слову сказать сейчас о Даше девушка думала меньше всего. Да что с ней станется? Там экскурсовод, этот ее блондин с выходками дикой обезьяны и добрый десяток других туристов. Гораздо интереснее было узнать, где сейчас Саид. Это, конечно, вовсе не ее дело… но ведь он мог в этот самый момент сидеть напротив, всматриваясь в ее лицо своими серьезными, почти черными глазами. - Все-таки ты полная дура, - Алекс уселась на край кровати и подперла кулаком подбородок. Судьба предоставила им еще один шанс познакомиться заново, но и в этот раз упрямство северянки все испортило. В одном раздосадованная Князева была уверена: судьба не театр и третьего звонка для “особо одаренных” уж точно не будет, хотя теперь она бы точно не  стала вести себя так глупо и по-детски. Пора бы  уже признать, что Саид ей интересен.  Его мягкая улыбка вызывала желание улыбнуться в ответ, а когда сегодня теплые длинные пальцы легли на ее подбородок, девушка сдалась, мысленно подтвердив - ей приятен этот мужчина. Более того, даже весьма притягателен.  И именно здесь крылась причина ее злости, упрямства и глупого поведения. Только теперь от подобного чистосердечного признания было мало толку. Александра  едва удержалась, чтобы зло не ударить кулаком по подушке.

Перед глазами вновь промелькнули недавние события. Девушка  никак не могла понять этого человека. Никак! Хоть головой об стенку бейся! Сначала он с теплой улыбкой и даже с неким покровительством предлагает ей посидеть в кафе, обещая в последствии еще и вторую встречу на будущий день. Но тут же становится холодным как кусок оникса! Как можно в одну секунду превратиться из приятного собеседника в сухарь?! Это у арабов в порядке вещей? Или аль Джерра просто особенный. “Ты же знаешь ответ?”, - ироничная мысль в ее голове заставила девушку сжать кулаки и выругаться. - Ты самый несносный из всех знакомых мне мужчин! - зло выпалила Александра, как-то совершенно случайно переходя на ТЫ. И тут же добавила совсем с другой интонацией - И самый интересный!, - тихий голос явно выдавал сожаление. Отказываясь от кафе, она не отказывалась от его общества. Но надменный аль Джерра, естественно так и подумал. Или вообще предлагал ей трапезу чисто из вежливости, вовсе не будучи заинтересован в ней. Теряясь в умозаключениях, девушка едва не зарычала от осознания невозможности прочесть его мысли. В задумчивости Князева закрыла нижнюю часть лица рукой. И тут же вспомнила сцену их очередного сухого прощания. Она вовсе не ожидала, что он возьмет ее за руку. И уж тем более, что станет галантно ее целовать. В этой стране тоже так принято? Как бы там не было, прикосновение его губ отозвалось странным чувством внутри северянки. И меньше всего она хотела думать об истоках этого ощущения. Особенно теперь, когда Саид совершенно точно сказал ей “прощайте”. Она поймала себя на мысли, что это “прощайте” горчило внутри, осев неприятным послевкусием прямо на сердце. Алекс закрыла глаза, пытаясь прийти в себя, и перед мысленным взором тут же оказался Саид, уходящий от нее по направлению к припаркованной у отеля машине… Даже не оглянулся!

К вечеру Князева так и не смогла успокоится, поминутно вспоминая встречу в саду дворца, желая вновь неспешно прогуляться с Саидом на этот раз разговаривая о чем-то спокойно, без колкостей, нотаций и бессмысленных, ни на чем не основанных нападок. Но ложка дорога к обеду. И факт был  в том что этот столовый прибор Алекс собственноручно закинула на дно моря еще днем. Словом, настроение у девушки было премерзкое. Сестра, по возвращении, попыталась было расспросить Александру, куда та пропала и кто ее вернул в отель, но хмурая Алекс буркнула в ответ что-то неопределенное после чего ловко перевела тему на нового поклонника Даши. Просто безошибочный ход. Сестра тут же принялась оживленно что-то щебетать, а Александре оставалось только делать вид, что она слушает. Что касается мыслей… в них безраздельно властвовал улыбающийся араб в белых одеждах...

Испробовав все известные ей способы поднятия настроения, включая попытки напевать что-то себе под нос, Александра решила попытаться выветрить Саида из своей головы в прямом смысле этого слова. Часы показывали начало одиннадцатого, когда девушка вышла из отеля, не имея никакой конкретной цели, кроме желания просто брести по улицам, не особо задумываясь над маршрутом. За неполных четыре дня она уже успела не раз погулять в окрестностях, так что заблудиться не боялась. В конце концов это просто улицы города, а не лабиринты придворных садов шейха. Эта мысль тут же вызвала в сознании образ мужчины в белой одежде. Он стоял у серебристой дорогой машины, улыбался и протягивал Алекс руку. Но девушка лишь покачала головой в ответ. Мужчина исчез, а машина... осталась!

На противоположной стороне улицы, недалеко от мечети было что-то вроде парковки. И Алекс могла поклясться, что та самая машина, на которой Саид отвез ее днем, мирно поблескивала стальным оттенком под уличным освещением вечернего города. “Серьезно?!” - уточнила Александра, зачем-то задрав голову к небу над мечетью. Ответа не последовало. Девушка скользнула взглядом по серебристой красавице, мысленно прикидывая, каковы шансы обознаться. Александра перешла на ту сторону, все еще не веря свои глазам. Она аккуратно провела указательным пальцем по капоту, радуясь, что оглушительная сигнализация не разорвала тишину вечера, едва подушечка ее пальца коснулась прохлады металла.  Вероятность, что Саид в мечети была процентов 80. Еще 20 на то, что он просто оставил машину, уехав со встреченным здесь знакомым или родственником. Ждать было глупо. Но войти внутрь Александра не решилась, а упускать и третий шанс получше узнать загадочного аль Джерра не собиралась.

Не придумав ничего лучше, Князева уселась неподалеку. Хорошо бы, конечно, занять выжидательную позицию в другом, менее явном месте, но тогда Саид вполне успеет уехать еще до того, как она его окрикнет. В общем, конспирацией пришлось пожертвовать ради увеличения шансов на успех. Молча сверля машину глазами, будто от этого она взвоет, заставляя хозяина примчаться на этот зов, Александра рассуждала, насколько глупым кажется ее поступок и, главное, сколько она готова вот так прождать с моря погоды. Внутренний голос подсказывал, что долго. Упрямства ей не занимать, наглости, вероятно, тоже. Оставалось придумать, что она скажет Саиду, если судьба сжалится над русской блондинкой и араб все-таки окажется в здании мечети. “Добрый вечер”, - как-то не очень подходило к ситуации и мало что объясняло. Внезапно, лицо северянки озарила догадка. Очередная глупая мысль показалась ей забавным и достаточно веским оправданием на прогнозируемый вопрос Саида, что она здесь делает. Если он конечно появится. “И если вообще решит с тобой заговорить”, - подсказал внутренний голос, сразу подпортив ей настроение и стирая едва появившуюся на лице улыбку.

Часы уже перевалили за одиннадцать,  когда из мечети все-таки вышли двое мужчин. Лица обоих были далеки от счастливых, что странно. Алекс предполагала, что из подобных мест выходят с облегченной душой и некоторой легкостью в глазах. На лицах этих двоих не нашлось и намека на легкость. Впрочем, один из них был явно белее хмур. “Может, между ними вышел какой-то спор?”, - подумала Александра, хотя подсознательно понимала - едва ли кому-то придет в голову спорить в мечети. Прямо под боком у Бога?! Это вряд ли. Не найдя ответа на свой вопрос, девушка довольно резко встала с уже порядком насиженного места. Она опасалась, что Саид уедет, так ее и не заметив. Казалось, он вообще не был в настроении смотреть по сторонам. Хмурый и почти такой же каменный, как тогда на переговорах.

- Саид? - вопросительно позвала Александра, довольно громко, чтобы быть услышанной. Она впервые назвала араба по имени. Звучало крайне фамильярно, для едва знакомых людей, но Алекс понятия не имела, как еще к нему обратиться. Не Господин аль Джерра же, в самом деле! Скрестив в неловком жесте опущенные руки, девушка ждала, как   мужчина отреагирует на ее окрик. Пытаясь оправдать вмешательство в их натянутое молчание, девушка виновато пожала плечами: - На этот раз я действительно ждала Вас, - ее лицо выражало смущение и некоторую неуверенность. Алекс все еще не знала, правильно ли было окликать Саида в присутствии другого человека. И вовсе не была уверена, что он обрадуется, увидев здесь эту надоедливую русскую, которая вечно ведет себя как капризный подросток.

внешний вид

http://s6.uploads.ru/BRxWH.jpg

Отредактировано Александра Князева (2013-11-22 19:48:23)

+1

9

Остаток дня, Саид провел дома. Рабочие дела у него сегодня были специально не запланированы. Поэтому вечером он был в кругу семьи. После ужина мать приходила в его кабинет. Они только мне разговаривали. Скорее всего Нурбану хатун просто хотела морально поддержать сына. Особенно сегодня. Мысли Саида были несколько рассеяны. Он словно переключался, гоняя в голове сегодняшнюю встречу во дворце шейха с Александрой и так же, мысли о покойной жене и дочери так же занимали его. Его словно разрывало и мужчина ощущал угрызения совести перед Айше. Иногда, когда никого не было поблизости, он вслух разговаривал  с ней. Вот и в этот вечер, он обращался к супруге, но мысленно. Он просил ее помочь справиться с грехом, на который чуть не сорвался мысленно. Он просил Аллаха дать ему сил и терпения пережить свое одиночество, унять горячую боль в сердце и помощи в борьбе с коварными Джинами, соблазняющими его на грех. К вечеру, когда Саид уже собирался в мечеть, где заказал у Мулы поминальный намаз по Айше и Хатидже, ему позвонил Карим аль Малика – отец Айше. Он предложил поехать в мечеть и помолиться вместе. Айше была самая младшая из пятерых детей семьи аль Малика и отказать ее, уже пожилому отцу, Саид просто не мог и не хотел. Семьи были в хороших отношениях, да и горе сплотило их сильнее, чем прежде.
Примерно час длился намаз. Под мелодичное распевание псалмов пророка Мохаммеда, Саид молился. Молился горячо и неистово, ровно настолько как и была сильна его любовь к жене и маленькой дочери. Это был сровно транс, в который он впал, мало воспринимая окружающий мир. Прошел год, а меу до сих пор не верилось в то, что больше никогда он не увидит улыбку Айше, не сожмет с нежностью в своих объятиях и не приласкает. Он не желал верить ВТО, что никогда больше не услышит звонкий смех своей малышки Хатидже, топот ее маленьких ножек по мраморному полу своего дома. Это был как кошмарный сон, он которого он все никак не мог проснуться. Когда намаз закончился, Саид повернулся к Кариму, чтобы помочь этому уже пожилому человеку подняться на ноги. В его глазах он увидел слезы, оставляющие блестящие дорожки по щекам. Он плакал и аль Джерра понимал его как никто другой. Карим потерял дочь, Саид тоже. Родители не должны переживать своих детей. Это жестоко и несправедливо. Они оба отцы и горе у них одно на двоих.
Выйдя из мечети, мужчина краем глаза наблюдал, чтобы его тестю не да й Аллах не стало плохо. Он хотел было проводить его до его машины, но… его окликнул женский голос. Причем совсем близко. Одернув себя за совершенно рассеявшуюся внимательность, аль Джерра повернул голову в сторону откуда звучал голос. Со стороны припаркованной им машины. Он повернулся и на секунду, его выражение лица сменилось на такое, словно он увидел призрак Алладина. Испытав ощущение дежа вю, мужчина не мигая пару мгновений лицезрел видение по имени Александра Князева. Неужели коварные джины смели шутить с ним такие шутки? Что еще этой хатун или ее фантому было он него нужно. Однако фантомы много не разговаривают. А он явно услышал, что она не только явилась внезапно, но и с какой-то целью. Как выяснилось, она ждала его.
- Кто это, Саид? – поинтересовался Карим, бросая взгляд на русскую. Саид тяжело вздохнул. Врать он не отел, но и рассказывать подробно сейчас кто такая эта незнакомка, которая еще и по имени его окликнула – не было ни сил, не времени, ни желания. Так что пришлось коротко и по факту.
- По бизнесу, - тихо проговорил Саид ограничиваясь только этим. Он подал знак Александре подождать его и вновь обратился к тестю. – Вы уверены, что пришло время?
- Да…
- Я не хочу! – в голосе послышалась боль.
- Ты должен, Саид… Ты должен, - негромко ответил. – Ты обязан не допустить угасание рода.
- Вы не понимаете, - но Карим поднял руку в знаке замолчать. 
- На все воля Аллаха. Он милостив и даст наследника и крепкую и здоровую хатун, которая сможет тебе его подарить. Отпусти её, Саид. Отпусти мою дочь!
Прозвучало почти как требование и на эмоциях. Саид молча кивнул и направился к своей машине. С переднего сидения, он взял сложенное в стопку кроваво-красного цвета платье в каком Айше была в их никях. Красивый атлас, расшитый золотой нитью и мелкой крошкой бриллиантов поблескивал в свете уличной иллюминации преломляя отблески драгоценностей на ткани платья. По традиции в случае смерти жены, вдовец отдает ее свадебное платье самому близкому родственнику, а вместе с ним и обручальное кольцо.
Именно так Саид и поступил. Торжественно вручил словно это магическое золотое руно Кариму и сняв с пальца правой руки кольцо, положил сверху на ткань.
- Отпускаю… - медленно произнес он, – отпускаю… - и еще раз, – отпускаю…
Аль Малика кивнул в знак того, что все это случилось, что он со всем согласен и надел кольцо принадлежавшее бывшему зятю на свою руку. Они обнялись и распрощались, обещав созвониться в ближайшие дни.
Карим уехал, а Саид еще пару минут неподвижно стоял, всматриваясь в пустоту, совершенно не видя перед собой ничего. Увлеченные своим горем и обрядом, Саид и Карим даже не заметили, как все это проговорили на английском языке, сделав Александру случайным свидетелем.
Опомнившись, Саид наконец пришел в себя и повернулся к девушке, стоящей в нескольких метрах от него. Преодолев разделяющее их расстояние, он спокойно встретил ее взгляд. Что сказать он не знал. В тишине стоять ему очень даже нравилось. Неприлично только было… Но что сказать полузнакомому человеку, которого уже второй раз за день? Шутить явно не было настроения и желания.
- Решили передумать на счет кафе? – почти серьезно поинтересовался он, ловя себя на мысли, что даже само присутствие этой девушки отвлекает его от мрачных мыслей о погибшей семье. Хорошо это или плохо он не знал. – Добрый вечер…
Наверное, фраза прозвучала немного как шутка, но она явно не была злой. Почему то находясь вблизи Князевой, Саид просто не мог долго оставаться грустным и мрачным. Настроение сразу поднялось, а точнее стало как-то спокойнее на душе. Или это после намаза? Он не знал.

Отредактировано Саид аль Джерра (2013-11-22 20:43:39)

+1

10

Напряженное ожидание, все в той же тишине. Ее собственный голос, как хлыст разорвал плотное покрывало молчания, но образовавшийся просвет тут же затянулся, будто его и не было. Александра выглядела напряженной, замершей статуей из греческого зала Исторического Музея. Даже сердце, кажется, стучало через раз. Саид вполне мог ее осадить, расценив оклик как наглость чистой воды. Впрочем, русская предполагала, что в сознании мужчины она и так ассоциируется исключительно со словами “наглость”, “бестактность” и, наверняка, “глупость”. Каждый из этих эпитетов Алекс заслужила и понимала это. Но как же ей хотелось, чтобы на этом жестком, каменном лице прямо вот сейчас появилась теплая улыбка, чтобы араб сделал несколько шагов в ее сторону и принял ее предложение о перемирии. Уже один тот факт, что она здесь стоит, был белым флагом! Не может же он этого не понять?!

Правда, что делать дальше Князева не знала. В вероятность того, что лицо Саида озарится счастливой улыбкой при виде ее скромной персоны была минимальна. Еще меньше шансов, что он вдруг решит пригласить ее пройтись или даже, черт с ним, снова где-то поужинать. Видит Бог, она бы и на кафе согласилась, предложи он сейчас именно такой вариант продолжения вечера. А что если нет? Решится ли она сама открыто сообщить арабу, что желает его общества? Прямо вот так, глядя ему в глаза? Девушка невольно еще сильнее выпрямила спину. Она не привыкла ходить за мужчинами, и поэтому сейчас была явно не в своей тарелке. Проявлять инициативу оказалось крайне сложно. Замерев в ожидании, Алекс думала, чувствовал ли Саид хоть десятую часть того, что ощущает она сейчас, когда озвучил свое утреннее предложение. Если да, то теперь она, кажется, начала понимать, отчего его настроение так резко переменилось. Ведь ожидая реакции мужчины, девушка больше всего опасалась холодного, вежливого отказа. Она хотела продолжить это знакомство! И она сделает все, что от нее зависит, чтобы донести эту мысль до Саида. Даже если ей придется сказать все прямо, переступив через собственную гордость. Пусть думает, что угодно. Пусть окрестит ее наглой, взбалмошной эмансипированной дурехой, без стыда, совести и мозгов. Но она хотя бы будет знать,  что сделала все возможное, чтобы не корить себя потом, что даже не попыталась.

Саид оглянулся на ее голос, но радости на его лице не было. Всего один жест, расцененный ей как знак подождать, и мужчина будто вовсе забыл об Александре. Она  наблюдала за разговаривавшими., удивляясь,  с чего вдруг эти двое перешли на английский. Собеседник Саида был явно арабом. И намеренный отказ использовать в беседе родной язык казался странным. Александра в очередной раз оказалась невольно вовлечена в личную сцену. Она меньше всего этого хотела. Было любопытно, конечно, но… В прошлый раз это добром не кончилось. Почему все их встречи - сплошная череда повторяющихся событий?! Этот чертов замкнутый круг вообще как-то можно порвать или нет? Может стоило просто уйти, чтобы не смущать говоривших? Но она не хотела уходить. Она не хотела упустить свой шанс. Конечно, оставалась вероятность, что реакция Саида была неверно ей расценена и мужчина вовсе не просил подождать, пока он освободится. Но если она все-таки правильно его поняла - исчезнуть сейчас будет просто верхом тупости. Словом, русская решила остаться, заинтересованно рассматривая подол своего платья. Вскоре любопытство взяло верх. Как бы девушка не уговаривала себя, не поднимать глаз, взгляд сам скользнул по беседовавшим. Как раз в тот момент, когда Саид передал что-то красно-блестящее мужчине постарше, после чего снял с пальца свое кольцо и тоже отдал. Странный обряд был  загадкой для русской девушки. “Нужно будет расспросить Саида, если будет возможность”, - подумала заинтересованная Александра. От нее не укрылась странность этой беседы, еще большее напряжение между собеседниками и какая-то горечь, будто висевшая в воздухе. Александра поспешно отвела взгляд, чтобы не быть пойманной с поличным на бессовестном подглядывании.

Мужчины распрощались. Алекс напряглась еще сильнее, потому что аль Джерра продолжал истуканом вглядываться куда-то перед собой. О ней он даже не вспомнил. Александра досадливо закусила губу, окрестив свою попытку проигрышной, но именно в этот момент, будто наперекор ее словам, араб повернулся и зашагал в ее сторону. Повисло молчание. “Все наши встречи мы либо молча друг друга разглядываем, либо кусаемся”, - отметила девушка, скользя медленным взглядом по напряженному и отчего-то усталому лицу. Ей вдруг захотелось протянуть руку и…  К ее облегчению Саид заговорил, сразу же поставив ее в тупик своим вопросом.

- Нет, не передумала - поспешно ответила Алекс, не успев понять что сморозила глупость. - То есть передумала, но не на счет кафе… - поправилась она, ничего абсолютно не прояснив новой оговоркой. - Вернее, я увидела машину и решила, что Вы где-то поблизости... - Звучало абсурдно и смешно. Девушка путалась в показаниях, чувствуя себя школьницей в кабинете строгого директора. Князева закрыла рукой глаза и провела ей вниз по лицу, - На самом деле я собиралась извиниться, - наконец выдала она, помогая себе жестами - за сегодня. И за прошлый раз тоже… - Если бы он только знал КАК трудно ей извиняться! Она просто ненавидела это делать. Увидь ее родители в этот момент, наверняка бы не признали в этой девушке свою дочь. Их дочь извинялась только в крайнем случае и обычно так сухо, что лучше бы вообще рта не открывала. - В общем, - девушка в смущении переплела пальцы, выгнув ладони, - когда я утром отказалась от кафе, это вовсе не значило, что я хотела поскорее избавиться от Вашего общества, - Алекс опять закусила губу, смущаясь еще сильнее. - Просто.. наши совместные приемы пищи как-то изначально не заладились и я не хотела… - девушка запнулась, поднимая неуверенный взгляд на Саида и ища у него хоть какой-то поддержки. Уже бы давно остановил в самом деле! Видит, же, что она бедная мучается. - Не хотела… опять случайно влезть не в свое дело и Вас разозлить… Словом, прошу прощения, - это было очень трудно сказать! Очень!  Князева смутилась, но все же  заставила себя поднять взгляд на Саида и посмотреть ему в глаза. Раз уж хамит она откровенно, то и извиняться положено, не пряча глаза в пол.

- Я абсолютно не умею извиняться, -
призналась девушка, виновато пожав плечами. - И да… тогда в саду я на самом деле заблудилась, - подытожила русская, - впрочем, Вы сами это сразу поняли… - Александра неожиданно замолчала. Вообще она была готова провалиться сквозь землю после всего сказанного. Не стоило вообще сюда приходить, ждать его и говорить ему все это. Ему наверняка вообще плевать. Она бы на его месте от души забавлялась ситуацией. И он несомненно именно это и делает. “Сидела бы в своем отеле и помалкивала!” - подумала Алекс, и тут же совсем иначе добавила - “и продолжала бы изводить себя мыслями об этом мужчине”.

Отредактировано Александра Князева (2013-11-22 21:35:32)

+1

11

Воистину с каждым разом эта девушка удивляла его все больше и больше. Из случайные встречи походили уже на совершенно не случайное знакомство. Неужели звезды так шутят и Воля судьбы? Кто-то там на верху явно желал, чтобы они не смогли распрощаться. Аллах, Христос, Будда или само Мироздание – он названия суть не менялась.
Перевариваю всю вышесказанную информацию, Саид никак не мог для себя определиться  смеяться ему или злиться. Наглость этой хатун не знала пределов. Тем не менее, был в ней какой-то огонек, который так притягивал мужчину. Та жизненная сила, к которой он тянулся, подобно мотыльку на свет. Была большая вероятность опалить тонкие крылышки и умереть, либо обрести счастье и покой у этого тепла.
- Вы удивительная женщина, Александра! – наконец проговорил он, то единственное, что ему пришло в голову после всего выше услышанного.  – Я никогда раньше не встречал подобной Вам!
В голосе было удивление вперемешку с восхищением, смехом и… Нет, он не злился не в коей мере. На такую девушку было просто невозможно злиться! Её извинения были настолько милы, что невольно прощалось все. Даже та дерзость и буйный нрав, который она демонстрировала при каждом удобном случае.
- Ваши извинения принимаются, хотя такой очаровательной девушке как Вы, в этом совершенно нет нужды.
На самом деле, чисто в воспитательных целях, вторую половину фразы, говорить явно не стоило. Это бы показало, что такое ее поведение в порядке нормы, коим вправду таким не являлось. Однако фамилия Князевой на данный момент вовсе не аль Джерра и воспитывать Саид ее совершенно не имел права. Она не его жена, не его гарем и не родственница. Она иностранка, имеющая другую культуру и воспитание. Порой оно шокировало и приводило в тупик мужчину, но тем сильнее ему нравилась русская хатун. Именно ее характер, смелость и наглость привлекали Саида. Взгляд зеленых глаз каждую секунду бросал вызов всем и каждому. Гордая, непокорная, строптивая, но в то же время светлоликая и нежная Александра.
- Давайте прогуляемся, - мужчина не спрашивал, помня предыдущий опыт в предложении совместного продвижения куда-либо. Аль Джерра, будучи опытным, правда не дипломированным психологом, быстро понял, что девушку не нужно никогда спрашивать. Надо ее просто ставить перед фактом. Тогда и возражений не будет и спесь поубавится. Похоже, что этой хатун как раз нужна твердая мужская рука. Прав сто раз был Великий Пророк Мохаммед, говоря, что женщина не может и не должна жить одна. Всегда должен быть кто-то кто сможет держать ее в узде, воспитывать и направлять. На это есть сначала отец, потом муж, потом брат или старший сын.
Они медленным прогулочным шагом двинулись по тротуару, оставив машину мужчины далеко позади себя. Они шли по одной из центральных улиц этого района. На самом деле у Саида и самого уже пропало желание вести девушку выпить холодный щербет или горячий кофе Возможно Александра права и любая совместная трапеза не увенчивается успехом в их случае? Хотелось чего-то простого и человеческого. Просто общения, без блесток, звона золота и шелеста зеленых купюр. Невыносимое желание тепла и неутолимая жажда общения, пусть и на самые простые темы.
Народа на улице было не так уж и много. Арабские женщины уже давно были дома и лишь иногда попадались мужчины в национальной одежде. Основную массу прохожих составляли Казахи, филиппинцы и корейцы. Восемьдесят процентов населения были приезжие на заработки гастрбайтеры из стран третьего мира. Остальные двадцать процентов являлись коренным арабским населением.
Впереди вдалеке показался большой фонтан с разноцветной иллюминацией. Туда и держал пусть Саид, ведя свою гостью. Днем тут обычно собиралось много народе, чтобы освежиться прохладой брызгав фонтана в жаркий дневной зной. А вечерами лишь некоторые романтичные парочки туристов молодоженов облюбовывали скамейки и любовались каскадами струящейся воды. Или же усталые туристы после походов по магазинам останавливались перевести дыхание и отдохнуть, чтобы вновь окунуться в мир всевозможных диковинных товаров и ведущих модельных брендов Европы.
- Знаете, у Вас интересное имя, - первым заговорил Саид, нарушая немного затянувшееся молчание. Хотелось поговорить, но целенаправленной темы не было. Пока они разве что могли обменяться знаниями культур и традиций. – Александра… В истории ислама, была некая Хюррем-султан. Это была русская рабыня, которую пленили и силой привезли в средневековую Османскую Империю, ныне это Турция. В нее влюбился их Великий Падишах и впоследствии женился на ней. Её тоже звали Александра… А турки называли её Роксоланна, что означает русская. Она была невероятно сильной, смелой, непокорной и в то же время очень умной и красивой хатун.
На мгновение Саид остановился и развернулся лицом ко Князевой. Как обычно он заложил руки за спину, словно боялся, что они самостоятельно могут что-то сделать – например, прикоснуться к девушке. Чуть склонив голову на бок, мужчина посмотрел в глаза Александре.
- Вы удивительно похожи на нее… Роксоланна.
Они продолжили свой путь до фонтана. Наверное, стоило бы пояснить почему он сделал такие выводы о схожести давным-давно умершей женщины известной в мировой истории. Аль Джерра был готов ответить за свои слова.
- Чтобы извиниться, нужна смелость, - спокойно продолжал он, словно рассказывал сказку. – Чтобы извиниться правильно и достичь результата прощения, необходимо иметь ум. Для первого звука первого слова необходима смелость. А поднять взгляд на мужчину – непокорность. А красота… - он снова остановился не доходя нескольких десятков метров до фонтана, почти бесцеремонно и уверенный что ему это сойдет просто так, легким движением завел руку над головой девушки и снял заколку с ее волос. Красивые белокурые локоны рассыпались по плечам не хуже каскада фонтана. Саид на раскрытой ладони показал Александре ее же заколку и пояснил свою мысль наглядным примером. Будучи алмазным магнатом, он весьма хорошо разбирался в ювелирном деле, порой даже сам проводил несколько ночных часов  за этим занятием, превращая некрасивые стекляшки алмазов в произведения искусства.
- Посмотрите, это заколка с камнями из чешского стекла. Это не алмазы и даже не бриллианты. Но она все равно красива. Знаете почему? Потому что гармонична, - он провел указательным пальцем по изгибам, словно художник кистью по мольберту. – Красота это гармония.  Именно поэтому женщину всегда сравнивают с драгоценностью. Она красива и гармонична! Так же как и Вы.
Он вернул заколку ее законной владелице, предоставляя ей самой выбирать оставить волосы распущенными или же снова нацепить украшение для волос. И двинулся уверенным шагом в сторону одной из лавочек.

+1

12

Удивительно, но Александра не знала, как реагировать на слова Саида. Она даже не сразу определилась, было ли это упреком или комплиментом, столько разных оттенков читалось в его глубоком, низком голосе. Одно ясно - араб совершенно точно не злился. Это радовало. Кажется впервые она открыла рот, изрекла что-то не очень связное и при этом сумела не настроить его против себя. Кроме того, ей нравилось, когда Саид забывал добавить свое неизменное “хатун” к ее имени. И хоть девушка уже сделала заключение, что это слово просто не может быть уничижительным или обидным (иначе с какой стати он использовал его же с именем своей жены?), подсознательно она ощущала, что без этого постфикса (так молодой лингвист окрестила неизвестный ей языковой элемент) обращение звучит менее официально и более дружелюбно, что ли…

Девушка послушно зашагала рядом с Саидом. Противиться ей и в голову не пришло. Разве не она сама желала именно такой прогулки в его компании? Разве не об этом думала весь день в отеле? Кажется. судьба, и правда, решила подарить ей еще один шанс… “Хочешь сказать я была хорошей девочкой в этом году?”, - мысленно уточнила девушка, обращаясь то ли к деду Морозу, который одаривал под Новый Год исключительно хороших детей, то ли к самому даже Богу, с которым русская общалась и того реже. Эта мысль мелькнула на ее лице широкой, довольной улыбкой ребенка, нашедшего под елкой желанный “правильный” подарок. Хотя их встречи с таинственным бизнесменом из знойного государства едва ли можно было всерьез окрестить “правильными”. Напротив, в них не было ничего правильного, ни в одной из них. Александра знала это. Она взрослая девушка, уже давно сбросившая с себя розовые очки и присущую всем юным особам воздушность взглядов. Это приятное знакомство обречено. Потому что они живут в разных мирах. Ровно через 10 дней ее отпуск закончится. От этой мысли улыбка на лице девушки исчезла. Ровно 10 дней. Алекс всегда скептично относилась к курортным романам. Но ведь это не было романом, верно? И естественно не станет таковым. Они просто… просто… “Просто кто?”, - не преминул съехидничать внутренний голос и растерянная девушка не смогла ответить на этот вопрос, предпочитая вовсе отмахнуться от недобрых мыслей. “Могу я хоть раз в жизни перестать все планировать и пожить, наконец, в свое удовольствие, хоть и одним днем?”, - возмущенно уточнила она у самой себя, готовая отстаивать эту позицию. Скептичная половина ее личности замолчала и подозрительно легко сдалась, забившись в угол сознания, тихонько напевая там старую попсовую песню: “...пять минут на любовь и не больше, пять минут на любовь, пять минут на любовь - пять шагов в полумраке на ощупь...”. Жаль, что собственное подсознание нельзя пнуть. Александра бы очень хотела сейчас сделать именно это.

Странно… Александра уже гуляла по этой улице раньше. Но сейчас она чувствовала себя совсем иначе и, казалось, даже воспринимала увиденное в другом ключе. Было что-то такое между ними, отчего Алекс не решалась заговорить и нарушить воцарившееся на время молчание. Хорошо, что Саид в этот раз выбрал простую прогулку по улице. Так, конечно было сложнее поглядывать на него время от времени, стараясь чтобы мужчина этого не заметил, но девушка могла поклясться, что невидимая связь, возникшая в момент прогулки могла и не появиться в шумном кафе. Было еще кое-что - ей нравилось слушать голос Саида. Лишившись этой холодной-формальности, которой мужчина одарил ее в оба их прощания, он приобрел особую притягательность для слуха. Он говорил медленно и довольно тихо, заставляя вслушиваться в каждый звук. Очарование позднего вечера примешивалось к этому монологу, добавляя  некую интимность беседе.

Вот ведь люди, похитить, поработить, сделать рабыней и потом жениться! Что за странный народ эти мусульмане?” - рассказ Саида натолкнул русскую именно на эти мысли. Она уже собиралась что-то спросить, но мужчина резко остановился и вновь вырос перед ней, преграждая дальнейший путь. Новое обращение было непривычно. Но девушка отметила, что это имя нарицательное (раз уж переводится просто ка руссская) вместо обезличивания даже подчеркивало некоторые ее качества. Именно по ощущениям. Исключительно из вредности северянка подумала поправить Саида, но отказалась от этой затеи. Не стоит портить их первый мирный вечер вдвоем.

- А знаете, - подражая манере араба, начала девушка, отвечая взглядом глаза в глаза. - У нас мое имя имеет значение. Оно означает “мужественная” или “защитница”. А Ваше имя, что означает? - все так  же без обиняков уточнила Князева, уже забывая, что разговаривает с “господином”, “надменным арабом” и “влиятельным бизнесменом”, коим она окрестила его до этого. Сейчас перед ней был просто обычный человек в непривычной одежде. Приятный в общении. Да что там, даже в молчании и то приятный.
- И раз уж мы заговорили о дефинициях, не могли бы Вы заодно перевести на на английский еще и ваше постоянное “хатун”, - девушка не удержалась, чтобы не передразнить то, какими интонациями пользуется араб, произнося не полюбившееся ей слово. -  Сначала, я решила, что это что-то вроде “рабыня” или нечто похожее, - весело призналась Александра. - Не представляете, как я злилась! - отчего-то откровенничать теперь, после принесенных извинений было куда проще. - Потом, я все-таки пришла к выводу, что моя изначальная версия была ошибочной, - почему она так решила, девушка уточнять не стала, побоявшись вернуть его к неприятным воспоминаниям, вызвав вновь того каменного человека, - Но к разгадке тайного смысла меня это нисколько не приблизило, - без стеснения признавшись в собственном поражении на лингво-интеллектуальном поприще, девушка развела руки, перевернув  их ладонями вверх. И тут же, будто стараясь не упустить мысль, подняла вверх указательный палец: - И еще! Как получилось, что этот Ваш султан женился на рабыне? Других кандидаток мало было? - Этот вопрос не укладывался в ее голове и требовал решения.

Саид обескуражил свою спутницу похвалой и таким сравнением. И не успела Александра прийти в себя, как рука мужчины потянулась к ней. Алекс замерла, ожидая, что он снова коснется ее лица, возможно опять попытается приподнять за подбородок. Девушка даже ждала этого, вспомнив, как приятны были его горячие прикосновения к фарфору ее тонкой, бледной кожи. Но вместо этого раздался  щелчок заколки, моргнув в такт этому звуку и не очень понимая, зачем Саиду понадобилось распускать ее волосы, девушка отогнала от себя воспоминание о его прикосновении в саду. Она-то считала, что здесь неубранные локоны считаются неприличным и привлекают излишнее внимание. Тогда в чем был смысл? Сбитая с толку Алекс уставилась на мужчину, больше увлеченная его близостью, чем своей же побрякушкой. За его спиной шумел фонтан, щедро посыпая брызгами землю вокруг. Отсвет переливов подсветки падал на лицо мужчины, играя полутонами и будто меняя эмоции на смуглом лице. Хотя, может это было всего лишь плодом ее воображения? Девушка ничего не ответила на комплимент, лишь отметив, что восточные мужчины очень слаженно говорят приятные вещи, небанальные и такие искренние. Или это тоже только видимость и игра воображения?

Александра послушно последовала за Саидом и присела на скамейку, оставив между собой и мужчиной некоторое расстояние.Это не мешало девушке ощущать исходившую от него силу и тепло.  Вопросы все еще роились в ее голове. Поразмышляв с минуту, Алекс все-таки решилась и мягко, не очень уверенно спросила: - Вы всегда ходите в мечеть так поздно?

+1

13

Вечер был восхитительным! Они сидели на скамейке недалеко от фонтана, где звуки льющейся воды успокаивали и нашептывали что-то свое, романтичное. Они разговаривали легко и непринужденно. Даже не верилось, что это возможно! Александра весьма заинтересовалась историей про Роксоланну, что не могло не умилять. Саид украдкой посмотрел на девушку, в который раз поражаясь не только ее красотой, но и жизнерадостностью. Когда она не злилась, то была весьма мила и обаятельна. У них был последний шанс построить общение в положительную сторону.  Это как раз выразилось в том, что Александра завалила его вопросами. Саид лишь улыбнулся и был готов с удовольствием пояснить любознательной иностранке смысл и происхождение его собственного имени.
- Саид означает «счастливый», - пояснил он, откидываясь на спинку сидения и запрокинув руку на его верх. Именно в этот момент он впервые задумался над обозначением собственного имени. Как-то раньше не придавал значение этому. Отцу было угодно назвать его «счастливым», надеясь что этот имя действительно принесет благо. Он невольно задумался о том, а помогло ли это? Был ли он действительно счастлив? Был. Возможно ли счастье вернуть вновь? Прежде чем мысленно самому себе ответить отрицательно, мужчина повернул голову, чтобы встретиться взглядом с Александрой и не смог дать себе ответ.
Зато его неимоверно удивила история про «хаьун». Тихо рассмеявшись на словах о рабыне, аль Джерра никак не мог взять в толк с какого перепуга девушка решила, что это означает что-то низкое?! С  чего б ему, приехавшему в чужую страну изначально оскорблять ее представителей? Затем до него дошло, что она искренне полагает, что сами арабы варвары и женщин держат, как за домашнюю скотину и рабов. От этого стало еще забавнее. Интересно, какой идиот внушил ей это понятие. Это стоило выяснить. Но сначала рассказать что означает «хатун».
- Все очень просто, несравненная Александра. «Хатун» идет приставкой к имени женщины. Это как в Европе «мисс» и «миссис», «мадемуазель» и «мадам». Только мы ставим приставку не вначале, а в конце, - такое простое пояснение и совсем безобидное. - Гораздо интереснее узнать, кто тот человек, что внушил Вам будто все наши женщины рабыни. Кто Вам такое сказал?!
Он не удержался и снова рассмеялся. Звонко и заразительно. Но его целью не было веселья. Гораздо важнее развеять миф и поднять авторитет арабов в зеленых глазах русской хатун. Рассказать о том, что их религия гораздо больше уделяет внимание женщине.
- В любом случае вы глубоко заблуждаетесь.  Рабство уже давно отменили. Законная жена вовсе не рабыня. Да, есть определенные рамки, за которые женщина не имеет права выходить. Это сделано как раз ей во благо, а не для мучений, как Вы наверняка себе это представили. Ислам учит почитать женщину, как высшее существо, дающее жизнь. Её нужно почитать и в то же время оберегать.
Он дал весьма исчерпывающий ответ, попутно делая вывод, что раз девушке так неприятна приставка, то не стоит больше ее использовать. Хотя странным это ему казалось не меньше. А вот тему про русскую султаншу Александра не поняла изначально. Саид снова пустился в объяснения.
- Султан не наш, а турецкий. А женился он потому, что был без памяти влюблен в свою прекрасную Хюррем. Но и тут не обошлось без интриг, - продолжал он. – Хитрая русская сказала султану, что хочет заниматься благотворительностью, но пока она рабыня это оказалось невозможным. Тогда султан освободил ее и в следующий же хальвет, девушка отказала ему. Объяснив, что раз она свободная теперь женщина, то Аллах говорил, что прелюбодеяние грех. Султан был в ярости, но русская стояла на своем и он сдался под ее чарами. А потом был произведен никях – свадебный обряд. 
История была полна романтики и так же мудрых поучений. Рассказывая это, Саид даже сам невольно увлекся глубоким смыслом истории любви султана и иноземной девушки. При мыслях о ней, почему то ему представлялся образ самой Александры. Он бы и дальше развил тему родной культуры, если бы не невероятный талант русской тактично, но невероятно точно задать вопрос о его семье так, что снова становилось не по себе. И самое страшное, что она сама об это не знала.
Только в этот раз боль не была столь острой. Что в некоторой степени даже удивило самого Саида. Он поймал себя на мысли, что может весьма спокойно объяснить, что так поздно он делал в мечети.
- Нет, не всегда, - он на некоторое время замолчал, пытаясь подобрать слова и правильно объяснить смысл сегодняшнего позднего визита в мечеть. – Сегодня годовщина смерти моей дочери и жены. Вместе с ее отцом, мы совершали поминальный намаз, – он заодно пояснил, кто был тот мужчина, что выходил из мечети вместе с ним. Предотвращая вопрос о том что за ткань он передал тестю, Саид предпочел рассказать сам. – Согласно традиции, через год я был обязан вернуть свадебный наряд почившей супруги ее близким родственникам, а они половину калыма невесты. Тем самым я подтвердил свое право и обязанность жениться вновь, ибо я единственный наследник по мужской линии аль Джерра. Правило обязывает мне завести наследника.
Но что-то в его взгляде и голосе говорило о том, что он явно не желает в ближайшее время обзаводиться семьей.

+1

14

“Счастливый”, - Александра мысленно повторила это слово за мужчиной, будто пробуя его на вкус, размышляя о чем-то своем. Ее взгляд блуждал по фонтану, вода как раз окрасилась зеленым, превращая мощные струи недавно прозрачной жидкости в большие раскидистые листья пальм, изгибающихся под собственной тяжестью и рассыпающиеся миллионом брызг, словно стекло, в которое попали камнем. Этот вечер был  отменным булыжником, брошенным в прозрачную стену отчужденности, которую Александра водрузила между ними еще в первую встречу. И вот сейчас, уже треснувшая до того поверхность крошилась перед ее мысленным взором от мысли, промелькнувшей в этот самый момент в сознании русской. Мысли, которая удивляла и пугала ее одновременно. “Счастливый... Я и правда хочу видеть тебя счастливым, Саид аль Джерра”, - заметила она, переводя взгляд на мужчину и вглядываясь в его лицо, вновь напрочь забыв о приличиях, как и о том, что сам Саид считает наглостью, граничащей с открытым вызовом, когда женщина поднимает свой взор на мужчину. Отсвет фонтана еще сильнее углублял  тени на лице собеседника делая морщинки более заметными. Теперь Князева знала, откуда эта тонкая паутинка у глаз и по лбу. Печать прошлого. Александра поборола возникшее где-то внутри желание поднять руку и коснуться его, наверняка, теплой щеки своей открытой ладонью. Она вспомнила его заразительный смех тогда в ресторане. Только злость и обида удержали ее, чтобы не присоединиться к веселью араба. И сегодня днем он тоже тепло ей улыбался. Только… Если уж быть совсем честной, даже в этот момент он не выглядел счастливым. Хоть он и носит такое красивое, наполненное глубоким смыслом имя: - Вы вовсе не выглядите счастливым, - зачем-то заявила девушка, прищурившись и все так же изучая лицо Саида. - Даже когда смеетесь… - в ее голосе скользнуло сожаление. Но тут же Князева осознала, что их недавнее перемирие вряд ли давало ей право на подобную фамильярность. Девушка виновато прикрыла рот ладонью, будто это могло остановить сказанное.

- Простите
, - смутилась Алекс, отводя взгляд в сторону. - Могу поспорить, Вы считаете, что я вообще никогда не думаю, прежде, чем что-то сказать, - девушка неопределенно пожала плечами, все еще упрямо рассматривая фонтан. - В качестве оправдания лишь могу Вас заверить, что порой бываю удивлена не меньше Вашего, когда очередная бестактность вырывается наружу, - иногда шутка - неплохой способ разрядить ситуацию и Александра всерьез надеялась, что это поможет. Желая подкрепить слова действиями,  девушка повернула лицо к арабу и улыбнулась, открыто и тепло, доказывая тем самым, что озвучила свои мысли случайно, не желая его злить или, тем более, нарушать их хрупкий мир.

Оказалось. что “хатун” это просто официальное обращение к женщине. “Все-таки ты дуреха”, - отметила Алекс, понимая, почему ее недавнее откровение развеселило Саида. Как ни странно, в этот раз ее ничуть не задело, что он смеется над ней. Напротив, его тихий смех был приятен. Отчего-то инстинктивно Александре хотелось развеселить этого мужчину. Может потому, что она еще ощущала вину за то, как утром испортилось его настроение под конец их встречи,  а может просто потому, что ей хотелось доказать - не такая уж она несносная, девчонка, как кажется на первый взгляд. И даже не такая невоспитанная, как он, наверняка, справедливо подумал...

К радости девушки ее признание на счет ненависти к слову “хатун” дважды рассмешило Саида. Почувствовав вместо обиды некое удовлетворение, девушка все же не стала отвечать на его вопрос о причинах ее ненависти к мусульманам или арабам, как и об истоках сложившихся у нее в сознании стереотипов. Александра лишь пожала плечами. Это могло означать что угодно. Как и то, что она сама не знает, отчего приписала мусульманам все худшие качества в мире. А что она должна была сказать? Что ее некогда лучшая подруга вышла замуж за мужчину, исповедовавшего ислам, даже отказалась ради него от своей религии. И что в итоге? Он превратил ее в жизнь в кошмар. Девушка с каждым днем все больше отдалялась от мира, и от подруги тоже. Некогда задорный блесr ее глаз становился все туманнее, пока и вовсе не погас. Когда Александра в последний раз видела свою подругу, так сказала, что муж запрещает ей видеться со вздорной и абсолютно бессовестной, по его мнению, Князевой, которая, якобы, плохо влияет на подругу. Алекс ненавидела его, его религию, которая сделала из молодой жизнерадостной женщины рабыню, подчиняющуюся приказам и даже то, как распределяются роли в мусульманской семьи. Со свойственной ей горячностью и категоричностью, девушка не  задумывалась, что видела всего один из примеров, возможно, далеко не самый удачный и не показательный. Все что она знала - ислам отнял у нее подругу, с которой Александра дружила почти 17 лет. Но и это не самое страшное. Князева видела, что ее подруги просто не стало. Эта религия, этот мужчина и его треклятые правила убили веселую жизнелюбивую девушку, которую Алекс знала и любила. Вместо нее была безвольная, меланхоличная амеба, которой все запрещено и каждый шаг которой строго контролируется. И это законная жена! Что же тогда говорить о рабынях в гареме? И это Саид называл ограничениями во благо самой женщины!? С такой мягкой характеристикой Александра просто не могла согласиться, но спорить все равно не стала. Что толку от теософии? Каждый из них, наверняка, останется при своем  мнении, а спор неизменно нарушит воцарившееся между ними приятное единение. Может, рожденная и воспитанная в исламе девушка с таким порядком вещей и согласна, но выросшая в куда более вольготных условиях русская просто не могла понять. как можно добровольно позволять командовать тобой, будто ты безмозглая курица, не способная сама думать, принимать решения и нести за них ответственность. Тоже, кстати., вполне самостоятельно.

В ее голове так же не укладывалась и история про влюбленного без ума султана. Отчего-то она вообще не верила, что можно влюбиться в рабыню. Разве покорность может вдохновлять и восхищать? Разве не скучно и не пресно,  когда тебя бухаются в ноги, поспешно опускают глаза при твоем появлении и на все, даже самые абсурдные приказы отвечают “да, Господин!”, будто слова “нет” в их лексиконе вообще не существует? Впрочем, если ее тезка была гордой и сильной личностью без рабских замашек… Может поэтому султан так и не смог от нее отказаться?

- Что такое хальвет? - уточнила Александра, уже не боясь спрашивать о дефиниции незнакомых ей слов. Значит русская просто напросто отказала султану? “Молодец девчонка!” - искренне похвалила Алекс, удивляясь при этом, отчего султан не взял девушку силой. Едва ли из природного благородства. Поди не раз ее насиловал еще в бытность той рабыней. Не пришла же она к нему сама по доброй воле, после того, как этот варвар уничтожил ее жизнь, наверняка разрушив все надежды.! Словом, история о некой Роксоланне ставила Алекс в тупик.

Впрочем, гораздо более яркие чувства в Князевой вызвал ответ Саида на ее вопрос о мечети. Вот зачем он постоянно отвечал так правдиво, ничего не утаивая?! Чтобы вновь щелкнуть ее по носу за любопытство? Хотя, если отбросить дискомфорт и смущение, ей было приятно, что Саид не погнушался разделить с едва знакомой иностранкой свои мысли, явно очень личные.

- Простите…
- прежде, чем выдать даже эту короткую фразу, девушка выдержала неловкую паузу, сильно сжав пальцами края скамейки. Больше всего она боялась поднять взгляд на сидевшего рядом мужчину. Боялась даже не новой вспышки злости, а скорее отчуждения, которое появилось на его лице, когда речь зашла о семье в прошлый раз. - Видимо, у меня  талант вечно лезть не в свое дело… - Надо же было судьбе, свести их именно в этот день! Дважды! Алекс пыталась собрать осколки этого дня в полноценную картинку. Вот Саид встречает ее в саду, бросает свою спутницу и с широкой улыбкой подходит к незваной гостье. Вот он приглашает ее в кафе, все так же тепло улыбаясь... Что руководило им в этот момент? Неужели действительно желание развеять, без сомнения, горестные мысли? В том, что Саид явно дорожил женой и сильно любил дочь, Александра не сомневалась… Вот его лицо становится каменно-холодным после ее безосновательного отказа. Вот он уже у мечети с глубоким напряжением и грустью протягивает, как оказалось, тестю красный сверток. А потом долго смотрит в никуда, даже не оборачиваясь на ожидавшую девушку. Но потом вдруг предлагает ей пройтись. Почти в ультимативном порядке. И снова улыбается, рассказывая что-то из истории. О чем он на самом деле думал, пока они молча шагали по улице? Может согласие провести с ней некоторое время это вовсе не проявление интереса, а попытка развеяться самому? Может вовсе не в ней дело? А она просто удобно подвернулась под руку. Незнакомка, которой можно сказать что-то, зная, что никогда ее больше не увидишь. От мысли, что ее роль так мала, Алекс стало не по себе. Но девушка заглушила этот эгоистичный порыв, решительно и резко: “Даже если так! От тебя не убудет”, - заключила она. Если аль Джерра желал ее общества исключительно из желания разбавить чем-то отстраненным свою тоску - так тому и быть. - “Хоть какая-то от меня польза”, - невесело подумала Алекс, все еще ощущая себя некомфортно. Все-таки, какая ирония, что они встретились именно сегодня! И кто ее за язык тянул?! Девушка немного приподняла голову вверх, вновь обращаясь куда-то в темную синеву ночи: “Ты издеваешься, да?”. Она не знала, как себя вести. Просто не могла представить, что ответить на сказанное. Не придумав никакой “правильной” искусственной реакции, девушка озвучила свои истинные мысли: - Это в очередной раз не мое дело… Но в Вашем тоне нет и намека на желание обзавестись семьей. Даже скорее наоборот… - девушка продолжала сидеть неподвижно, все так же сжимая руками край скамейки. Рука Саида была совсем рядом и ей отчаянно хотелось скользнуть по ней отчего-то замерзшими ладонями. “Странно, вроде бы не холодно...” - заметила Алекс, лишь бы отвести свои мысли от желания прикоснуться к этому мужчине, напоминая себе, что не имеет на это никакого права. Более того, это было бы странно и… “И никаких и!” - решительно сообщила себе женщина, еще сильнее сжав пальцами дерево скамьи.

+1

15

С каждой минутой и каждым произнесенным ею словом, Саид все больше поражался насколько много противоречий сочетается в этой невероятной и удивительной женщине. Он поражался тому, как можно было совмещать в себе дерзость, но в тоже самое время с такой проникновенной искренностью высказывать сожаление о своих словах.  Словно два разных человека боролись в ней.
Экскурс в знакомство с восточными словами и традициями продолжался…
- Хальвет это что-то вроде ночи любви рабыни с падишахом, - он немного смутился, поясняя некоторый интимный момент.
В некотором смысле ему нравилась прямолинейность русской хатун. Она явно всегда говорила то, что думала. Это особо явно отразилось в ее мнении о том, что он явно не был счастлив. Какая проницательность! Хотел бы он посмотреть на человека, потерявшего любимую жену и дочь и при этом оставаться счастливым.
- Вы правы, Александра, я не спешу обзавестись новой семьей. Слишком еще свежа рана.
Он не хотел говорить на эту тему и попытался снова вывести разговор о культуре. У него это получилось. Они еще некоторое время посидели на лавке, затем прогулялись пешком обратно до отеля. Мало надеясь на успех, Саид все же предложил обменяться номерами телефонов, подогнав под это хорошее обоснование. На завтра они договорились, что мужчина свозит её и сестру на экскурсию в Дубай. Когда аль Джерра решит свои дела по бизнесу с утра пораньше, то обещал позвонить и сказать когда приедет к отелю, чтобы их забрать.
Экскурсионная программа была весьма насыщенна. Они посетили башню Бурш-Халиф – самую высокую в мире, побывали в отеле «Парусе» - одном из величайших чудес света. Погуляли по рынку специй и золотому рынку. Аль Джерра показал самое огромное в мире кольцо, весившее  несколько сотен килограмм золота. Посмотрели шоу поющего фонтана. В перерыве между осмотром достопримечательностей они заехали в ресторан пообедать. На этот раз совместный прием пищи, вопреки опасениям Александры, прошел вполне мирно. Все участники застолья делились впечатлениями, правда, девушки более эмоционально, что вызывало легкую улыбку у араба.
Последним и пожалуй самым приятным была поездка в Дубаи-молл. Это был крупнейший торговый центр в Эмиратах. Невероятно красивый и огромный, да такой, что там можно легко затеряться, он заключал в себе все самые дорогие и качественные бренды одежды, бижутерия, текстиль, сувениры и многое другое, что так может радовать глаз. Шопинг был длительным. За несколько часов, пока девушки гуляли по Дубай-моллу, аль Джерра, удобно устроившись в кафе на первом этаже, даже успел решить несколько важных деловых вопросов. Не с девушка ми же ему было ходить!
Домой они вернулись уже ближе к полуночи – усталые, но счастливые. Сестры Князевы, под завязку нагруженные пакетами с покупками, благополучно сдали их носильщику, чтобы он отнес их в номер.
Распрощались весьма на многообещающей ноте. Саид загадочно улыбнулся и обещал позвонить.

Конец истории

Отредактировано Саид аль Джерра (2013-11-23 20:36:40)

+1


Вы здесь » Прогулки по Москве » -Архив игровых тем » На Восток от Эдема (с)


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC