Вверх
Вниз

Прогулки по Москве

Объявление

Добро пожаловать!

Рейтинг игры 18+!
Новости:

С ЧЕТЫРЁХЛЕТИЕМ, "ПРОГУЛКИ"!

Новогодний Декамерон

Огромная благодарность нашему любимому Костику за новый, чудесный дизайн, за помощь проекту и за поддержку в эти нелёгкие для нас времена. Спасибо, друг!

НАМ - ТРИ ГОДА! ПОЗДРАВЛЯЕМ!!!

НЕ ПРОХОДИМ МИМО! НА ФОРУМЕ МНОГО ИНТЕРЕСНОГО! КОНКУРС "ВИЗИТНАЯ КАРТОЧКА"

КОНКУРС "УГАДАЙКА!"

ВНИМАНИЕ: ОБНОВЛЕНИЯ НА ФОРУМЕ, СЛЕДИМ И УЧАСТВУЕМ!

ПОЗДРАВЛЯЕМ ОДНОГО ИЗ САМЫХ СТАРЕЙШИХ И ПРЕДАННЫХ УЧАСТНИКОВ АРСЕНИЯ БАРСОВА С ВСТУПЛЕНИЕМ В АДМИНИСТРАТИВНУЮ КОМАНДУ!

АДМИНИСТРАЦИЯ ФОРУМА ВЫРАЖАЕТ ОГРОМНУЮ БЛАГОДАРНОСТЬ ВАРЕНЬКЕ ЗИМИНОЙ ЗА СОЗДАНИЕ ЧУДЕСНЫХ НОВОГОДНИХ АВАТАРОВ ДЛЯ ЖИТЕЛЕЙ МОСКВЫ!


ЭТОТ ГОРОД НАС МАНИТ, ЭТОТ ГОРОД ПЛЕНИТ,
И КАЖДАЯ УЛИЦА ЗДЕСЬ КАК МАГНИТ
ДЛЯ УДАЧИ, ДЛЯ СЛАВЫ, ДЛЯ КРУПНЫХ ПРОБЛЕМ,
ДЛЯ ЛЮБОВНЫХ ИСТОРИЙ, СЕРЬЕЗНЫХ ДИЛЕММ.
ЭТОТ ГОРОД БЕЗ ПРАВИЛ, ЭТОТ ГОРОД – СУДЬБА.
ВЫБИРАЙ ЖЕ ДОРОГУ!
ЭТО - НАША МОСКВА!



ЖАНР ИГРЫ - реальный мир
СИСТЕМА ИГРЫ - эпизодическая
РЕЙТИНГ - 18+
ВРЕМЯ - реальное


В МОСКВЕ - РЕАЛЬНОЕ ВРЕМЯ. ОСЕНЬ 2016.

МОСКВА РАСКРАШЕНА В БУЙСТВО КРАСОК ЗОЛОТА И БРОНЗЫ, И ХОТЬ НА УЛИЦЕ УЖЕ СТАНОВИТСЯ ХОЛОДНО И ПРОМОЗГЛО, В ДУШАХ ЕЁ ЖИТЕЛЕЙ ПО-ЛЕТНЕМУ ТЕПЛО И СОЛНЕЧНО. НАЙДИ СВОЙ ОСЕННИЙ МАРШРУТ И ПРОГУЛЯЙСЯ ПО ДОЖДЛИВЫМ УЛОЧКАМ МОСКВЫ!






Наши партнеры:

Красная зона Станция .Север. Deadly Sins

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Прогулки по Москве » -Архив игровых тем » Не было бы счастья... Да и не будет.


Не было бы счастья... Да и не будет.

Сообщений 91 страница 120 из 150

91

Доводы Мельникова оказались железными: Ростислав Всеволодович  быстро свел разговор на нет, под конец огорошив предложением заглянуть в гости на выходных.
Захар, конечно, не отрицал суть своих отношений с Велимиром, однако вовсе не горел желанием знакомиться с родными своего любовника. Почти пятнадцатилетний опыт отношений разной степени близости подсказывал, что дальше начнутся совместные обеды-ужины на праздники, обременительные подарки, расспросы о семье и прочее из того, что так не любил Мельников в отношениях. Даже став самостоятельным взрослым мужчиной он не избавился от неловкости «знакомства с родителями». То, что у Мира семья была не совсем обычная, только усугубляло ситуацию.
Остывший чай отправился в раковину, а сериалы оставлены до лучших времен. Чтение книг занимало третье место в рейтинге успокоительных Захара Андреевича. Собственно поэтому остаток вечера Мельников провел на диване с занимательным «Обрядом» Мэтта Бэглио. Для кого-то исследование экзорцизма могло показаться неподходящей «сказкой на ночь», но преподавательская психика была настолько крепкой, что подобные вещи ее никак не волновали.
Телефон зазвонил в очередной раз уже заполночь.
Привыкший ложиться в двенадцать Захар автоматически вытянул руку вверх и нащупал настойчиво сигнализирующий о сообщении мобильный. Буквы спросонья не желали складывать в слова, а слова в предложения, однако характерное «мечтаю трахнуть» тут же согнало дрёму.

«Я надеялся на благоразумие твоего отца. Неужели он не мог отдать тебе телефон утром?*выпихивает из своей постели, недовольно ворча и не реагируя на домогательства*».

Номер не был записан в телефонную книжку, и все же в авторстве развратной смс Мельников не сомневался.

Отредактировано Захар Мельников (2013-10-16 05:22:32)

+1

92

"Облапал всеми конечностями и не отпускает, не сдвигаясь ни на сантиметр, заваливая на спину и целуя с всё большим и большим напором".
При открытии ответной смс от Захара, с неё как всегда стекло несколько капель яда. Голубой аспид оставался всё таким же голубым и смертельно опасным. Всё, что так любил Орлов в своём преподавателе.
Мир облизнул губы и удобно улёгся на спине, набирая сообщение. Он провёл ладонью по своей груди, неторопливо гладя тело и спускаясь на живот и дальше, к паху. Он сейчас пребывал на пике своей сексуальной активности, и гормоны бушевали, периодически превращая Орлова в ненасытное, дикое чудовище для плотских утех. Их один из самых первых шестичасовых сексуальных марафонов, Мельников припоминал своей занозе во всех местах, периодически.
Пальцы приподняли резинку брендовых трусов и с детства выученным жестом прошлись по заинтересованно приподнявшемуся члену.
"Отец просто торопился сбагрить меня поскорее тебе *ухмыльнулся, погладил по бедру и сжал ладонями ягодицы* как же я безумно скучаю по тебе *выдохнул в губы*".

Отредактировано Велимир Орлов (2013-10-22 01:12:55)

+1

93

Разменявший третий десяток Захар не считал себя безнадежно отставшим от жизни, однако безлимитный интернет вошел в его жизнь только в 2009 году, а многие популярные веяния оказались незнакомы свежеиспеченному преподавателю.
Радости «ролевого общения» Мельников открыл для себя с легкой руки Велимира.
И пусть проба пера оказалась неудачной, вызвав веселый смех у прогрессивного любовника и раздражение у самого Захара, последний все равно втянулся и теперь действовал на одних инстинктах.

«Он тебя сбагрил для того, чтобы ты курсовой занимался, а не соблазнял руководителя*гнет свою линию, сдержанно отвечая на настойчивые поцелуи*и, кстати, мне завтра на работу…»

Поначалу было странно: он читал смс или сообщения в скайпе, прекрасно понимая, что это просто текст, что собеседник тебя даже не видит, но тело реагировало – сперва неконтролируемыми улыбками, а после и внезапной эрекцией на не менее внезапное: «А ты не хочешь меня жестко и властно трахнуть на столе?». Благовоспитанный Мельников, которого провокационные предложения заставали в самых неподходящих ситуациях, как всегда резко выдыхал или откашливался и только после собирался с мыслями для ответа.
Он не знал, что делал Мир в такие моменты, но иногда испытывал желание… распустить руки в надежде унять возбуждение – его любимая заноза умела завести всего парой фраз до неконтролируемого состояния.

«И ты в курсе, что твой отец пригласил меня на семейный ужин, чтобы познакомить с твоей матерью?» - раз уж он проснулся, так хоть перекинет часть своей головной боли на ее виновника.

Отредактировано Захар Мельников (2013-10-24 03:18:55)

+2

94

Отлично развитое воображение с лёгкостью раскидывало перед закрытыми глазами Мира картинки, одну непотребнее другой, с ним и Захаром в главной роли: иногда его преподаватель был слишком консервативным и не всегда радостно поддерживал идеи, которые с завидным постоянством выдавал бредогенератор Велимира. Поэтому все столь любимые Орловом игрушки, особенно анальные шарики, стеклянные, с объёмным, красным рисунком и небольшой, аккуратной пробочкой на конце, были неумолимо отвергнуты чрезмерно скромным любовником. Но никто не мог запретить ему предаваться извращённым фантазиям в одинокой темноте, освещённой лишь смазанными огнями с набережной, откинув голову и чуть слышно постанывая в такт рваному дыханию, сопровождающих очередной акт разврата.
- М-м-м...
Влажные звуки смешались с вибрацией звонка телефона, и Мир открыл сообщение от Мельникова, которого сейчас раскладывал весьма в неприличной позе в своих мечтах.
"К чёрту курсовую *жадно поцеловал, раздвигая губы и скользя языком в рот* я хочу тебя прямо сейчас *потянул трусы вниз, обхватывая член ладонью*"
Орлов был более чем на взводе и совершенно аморален и неприличен, чтобы продолжать онанировать, даже читая сообщение про собственных родителей. Ему нравилось, когда Мельников, бывало, называл его "похотливое чудовище", тогда Мир, игриво обнимал преподавателя, жарко шепча на ухо: "Только твоё похотливое чудовище, радость моя". Захар при этом отбрыкивался, шипел и плевался ядом, но Велимир видел, что ему это нравится.
"Ты не мог бы вспоминать мою маму и прочую родню, когда я держу себя за... Я кончу и подумаю об этом, радость моя".

Отредактировано Велимир Орлов (2013-10-24 03:25:53)

+2

95

Самое жаркое во время такой переписки - ожидание. Наглядно-образное мышление у Захара было более чем развито, спасибо правильному воспитанию, так что Велимир только щелкал тумблером, запуская видеоряд. Иногда ожидание раздражало - хотелось всего, сразу, прямо сейчас! Иногда - оставляло мариноваться в собственному соку, изнывая от слишком бурных фантазий.
Сейчас был именно второй случай, поэтому Мельников даже не заметил, как собственная рука пробралась за границу белья и сжалась вокруг начавшей пульсировать плоти. Осознание пришло вместе с переливчатой трелью входящего сообщения.
- Черт! - он выругался и нащупал телефон, выпавший из руки во время манипуляций внизу, мысленно радуясь привычке использовать "не-рабочую" ладонь для удовлетворения собственных нужд.
Пальцы стиснулись сильней, понукаемые таким знакомым и совершенно не возбуждающим - нормальных людей - "радость моя". Захар поерзал, перевернулся на живот, чтобы не держать мобильный навесу, и написал:

"Ты гадкий, мерзкий тип. И наглый плагиатор*выдохнул резко, пытаясь справиться с дыханием, и вернул прикосновение, обводя пальцем влажную головку*"

Вообще-то подобные вещи изрядно смущали Мельникова: он привык действовать,а не говорить. В отличие от Велимира, который не затыкался даже в постели - пока они не приступали к основной части, потому что потом объема легких на разговоры не хватало. Но и прелюдии оказывалось достаточно, чтобы Захар начал нервно ерзать, часто и загнанно дышать и облизывать бесконечно губы. Грязные разговоры были тайным грешком в чем-то чопорного Захара Андреевича, его слабым местом и катализатором многих безумных выходок.

"Да, прямо сейчас. На моей узкой скрипучей кровати...*улыбнулся и прихватил зубами соленую кожу на плече, оставляя яркий след*"

Отредактировано Захар Мельников (2013-10-24 04:04:48)

+2

96

О да-а-а! Велимир был из тех людей, которые не сдавались никогда, шли напролом и всегда добивались своего любыми способами. Победа любой ценой - это было про него. И сейчас он торжествующе улыбался, читая сообщение, понимая, что всё, Захар сдался на милость завоевателя окончательно и бесповоротно, и вместо этих нудных и лживых нотаций о педагогической этике перекидывался со своим студентом порнографическими смс-ками. Выбрав себе жертву, Мир не отпускал её до самой смерти.
"О да *чуть выгнулся, двигаясь вперёд* обожаю, когда ты меня так называешь *приподнялся, прижимаясь и обхватывая оба члена ладонью*  помнишь, как мы это делали во вторник?"
В скайпе развратом заниматься было проще, ибо программа не ставила ограничения на количество символов в сообщении и можно было писать сколько угодно долго, смаковать извращения и подробно описывать каждое действие, телефон же прилежно считал каждую букву, прекращая печатать на самом интересном месте, и приходилось отправлять по несколько сообщений за раз. Неудобно. Непрактично.
"У меня в квартире широкая, отличная кровать *подмял под себя, переворачивая на живот и обхватывая ногами за бёдра* и она очень, очень скучает по тебе".
А ещё очень, очень скучал сам Мир, уже полностью освободившись от одежды и лаская себя под горячие смс-ки и фантазии, разметавшись по постели и скинув одеяло на пол. Полноценного секса у него не было давно, а тот взаимный недотрах во время последнего прихода Захара, только сильнее распалил желание. Поэтому он был готов получить по максимуму от тех возможностей, которые были. Если б не отец, он бы немедленно сорвался и помчался к любимому преподавателю, но остатки благоразумия ещё теплились в его голове, так что он просто мастурбировал,  не давая Мельникову спать своими грязными желаниями.
"Так значит, хочешь прямо сейчас? *усмехнулся и многозначительно провёл пальцами между ягодиц* нежно и ласково?  Или жёстко и властно, любимый?"

Отредактировано Велимир Орлов (2013-10-24 05:39:37)

+1

97

Захар помнил и  вторник, до сих пор заживающий красными метками на шее, и траходром на Коломенской, по ошибке названный создателями «кровать». В отличие от Велимира у него было отличная память на детали, и короткое напоминание тут же вызывало в голове картинку целиком. В купе с жестким ритмом движения влажной ладони эффект был взрывной.
Одеяло пришлось отпихнуть в сторону, открывая доступ прохладного воздуха к разгоряченному телу. Глаза же закрылись сами собой, стоило только откинуться назад.
Регулярный секс избавлял от необходимости тратить время на дополнительную подготовку, но Мельникову все равно нравилось, когда длинные пальцы, закаленные годами игры в музыкальной школе, жестко проходились вдоль тела или проникали внутрь, обводя чувствительные места шероховатыми подушечками.
- Ми-ир…
Он не помнил, что ответил на новые смс, атакующие телефон, даже текст входящих разбирал с трудом. Очередную партию он пропустил – трезвонящий настойчиво мобильный мягко приземлился в ковер рядом с постелью, в то время как Захар…
Ладонь, продолжающая двигаться вдоль по медленно опадающему члену, размазала белесое жидкое семя, несколько капель упало на коротко стриженный пах и живот.
«Паршивец. Разбудил, совратил – теперь еще и в душ придется идти», - вяло подумал Захар, нашарил телефон и продублировал мысль в сообщение.

+1

98

Ответ от Захара: "ывчхра,,,..»»»)((прждык>>>>", присланный два раза, дал Велимиру понять, что руки у преподавателя заняты и тот не в состоянии внятно прокомментировать поставленный вопрос.
"О да! Кончи для меня, детка!"
Мир отвлекся лишь на полминуты, чтобы отослать Мельникову смс и занялся собой, представляя, что в этот же самый момент, где-то на самом краю Москвы его любовник  стонет имя Велимира.
Напряжение и сексуальное неудовлетворение излилось в руку теплой спермой, и Орлов растянулся на кровати, счастливо вздыхая.
"*Вылизал аспида раздвоенным языком, особенно в стратегических местах* скажи, что ты недоволен, милый, и если тебя это утешит, то я тоже иду в душ".
Мир в который раз похвалил сам себя за то, что настоял провести в свою комнату отдельную ванную, и сейчас мог спокойно сполоснуться, не привлекая излишнего внимания родственников.
- Геныч, спокойной ночи!
Игуана вернули обратно в террариум, Велимир чуть снизил температуру, чтобы ящер мог спокойно отдохнуть, и с размаха запрыгнул в кровать. Пружины ортопедического матраса возмущенно взвизгнули и затихли, они давно уже смирились с темпераментом хозяина.
"Спокойных снов, любимый, - настрочил он сообщение Захару. – Целую, скучаю, мечтаю трахнуть".
В страну сновидений Мир отправился полностью счастливым и удовлетворённым, обняв подушку, под которую засунул дарованный папой телефон, прекрасно отдохнул и проснулся, когда солнце уже давно взошло и даже перевалило через экватор, двигаясь к закату. По подсчетам, у любимого змея как раз шла третья пара.
"С добрым утром, любимый! *погладил по заду и поцеловал в ухо* Скучаешь по мне?*

+1

99

Ночью напор оказался на удивление небольшим, поэтому в постель пришлось возвращаться, кое-как сполоснувшись под струйкой чуть теплой воды. Впрочем, Захар ворчал только для вида, ну или для успокоения собственной совести, которая выразительно (и завистливо) поглядывала из угла.
На работу следующим утром он почти проспал. «Почти» потому что волевым усилием заставил себя встать, дойти до второго будильника, стоящего на подвесной книжной полке, и, что немаловажно, не вернуться обратно в нагретую постель.
Уже в метро, стоя в переполненном вагоне и вдыхая «божественные ароматы подземки и ее обитателей всех мастей, Мельников выудил мобильный и написал:

«Доброе утро, Велимир Ростиславович! Почивать изволите, барин?»

Впрочем, смс затерялась в неотправленных, так как за ночь Захар умудрился спустить то немногое, что оставалось на счету. А днем пришлось срочно пополнять счет в ближайшем банкомате, выжидая в очереди со стаканчиком сладкой псевдокофейной бурды из соседнего автомата.
Пальцы летали над «хрумкающей», новенькой клавиатурой, набирая ответное сообщение. Мельников  тщательно держал лицо и время от времени косился на выступающую за кафедрой Варю Косичкину – семинар по гражданскому праву проходил в удивленно-любопытной обстановке.

«Орлов, будьте так любезны прекратить несанкционированную деятельность. Я на занятиях*невозмутимый и неприступный вид*»

Паршивец пользовался папочкиным послаблением во всю, однако отнюдь не на благо курсовой работе. И уж точно не в пользу нервам Захара Андреевича.

+1

100

- Геныч, доброе утро! - бодро провозгласил Велимир, вытащил сонную и малоподвижную игуану из террариума, жизнерадостно поцеловал в чешуйчатую морду и посадил обратно, повышая температуру обогревателя. Как и всем рептилиями, для активной жизни Гене нужно было прогреться.  - Сейчас мы помоемся и будем завтракать, - напевая, Мир опрыскал ящера из пульверизатора чистой водой.
То, что в такое время все нормальные люди уже садились за поздний обед, Орлова волновало мало. Он жил по простому принципу: когда встал, тогда и утро. Поэтому, иногда его утренний приём пищи мог начаться часов в шесть вечера. Ещё он был уверен, что помимо испанского сапога, груши и "колыбели Иуды" инквизиторы придумали и рабочий день, начинающийся в восемь утра.
В домашнем аресте нашлись очевидные плюсы: можно было вставать во сколько угодно, а за поступление продуктов питания в растущий юношеский организм отвечала домохозяйка у которой всегда было что-нибудь вкусненькое для несчастного заключённого. Велимир нагрузил поднос едой для себя и игуаны,  уселся на кровати и вытащил розовый телефон.
- Прелесть, - скривился Мир. - Цвет, прямо как задница минипига. Помнишь, у Эвелины свина маленького мы видели? - рассмеялся он и усадил Гену на колени. - Он ещё хрюкает и копыта у него по кафелю разъезжаются. Нет, не понимаю я людей, которые заводят себе свиней. М-м-м... Захарушка нам ответил, смотри, - Мир сунул под нос ящеру экранчик телефона, прежде чем набрать ответ.
Ему было очень, очень скучно.
"Я в курсе, Захар Андреевич  *выглянул из-под стола, где стоял на коленях*  Как студенты? Стараются? *погладил по паху*  А я завтракаю. Геннадий передаёт вам привет".

Отредактировано Велимир Орлов (2013-11-13 01:23:44)

+1

101

Вибрация мобильника от нового входящего заставила вздрогнуть: Мельников не заметил собственной рассеянной улыбки и напряженно сведенной в ожидании спины. С трудом подавив желание поерзать и шире расставить ноги, Захар открыл смс. И все-таки сполз ниже по стулу.
Под столом Мир никогда не был, но вот на коленях стоять перед любовником случалось. Шутка про «протеиновый коктейль на завтрак» была не нова, однако прочной ассоциацией всплывала в голове, стоило только вспомнить старательный  язык и влажное причмокивание.

«Стараются, в отличие от некоторых, спящих до вечернего чая*перехватил руку, тихо шипя*ты обещал подумать о завтрашнем обеде. Твой отец все еще ждет моего ответа, потому что я не подтвердил свое присутствие».

Вопрос был действительно важный. Потому что Захару не хотелось бы посреди обеда, если вдруг их посадят рядом, ловить так же под столом руку Мира, которого иногда – после долгой разлуки – заносило на поворотах. Да и в себе он тоже был не уверен. Одно дело прийти на «чашечку кофе» с отцом любовника, прикрываясь учебной тематикой, и совсем другое участвовать в семейной трапезе в качестве… Мельников запнулся в рассуждениях: он даже не знал, как его представят.  Вряд ли столь интеллигентные родители во всеуслышание объявят его «любовником» сына. «Преподавателю» же нечего делать в кругу семьи в выходной день. «Друг»? Вероятнее всего, но…

«Как мне вообще себя вести с твоей родней? У тебя брат мелкий! А у нас государство теперь серьезно озабочено вопросами пропаганды среди несовершеннолетних».

Отредактировано Захар Мельников (2013-11-13 23:48:31)

+1

102

"Завидуй молча – отправил Мир любимое высказывание, - не я в том виноват, что тоскую в неволе! *погладил по паху второй, свободной рукой*"
Склонность к пафосу и патетике также были отличительными чертами Орлова-младшего. Которого вообще занимал один любопытный вопрос, когда же дорогой папенька соблаговолит поставить отпрыска в известность о том, что пригласил на семейный обед возлюбленного сына. Либо решил, что Захар сам сообщит об этом, либо молчал специально, в воспитательных целях.
"Главное, не вытирай рот скатертью и не чавкай, маменька очень не любит, когда чавкают *рассмеялся* А мелкий умный и тактичный, лишних вопросов задавать не будет. Мы же не собираемся сосаться прямо за обеденным столом. Или собираемся?"
Нажал "отправить" и задумчиво захрустел морковной палочкой. У него было не настолько бурное прошлое и знакомить родителей с бойфрендом случалось лишь однажды и закончилось это не самым красивым образом, когда пойманный в родительской спальне с жемчужным ожерельем бывший парень Велимира был вышвырнут из двухэтажного пентхауса суровой папиной рукой. Впрочем, Мир в данном конкретном случае с папенькой был совершенно согласен и подтолкнул вылетающего ухажера сильным пинком. Велимиру часто не везло на людей, поэтому Ростислав Вячеславович так тщательно и проверял каждого претендента на общение с сыном. И сложно было рассчитывать, что встреча родителей с Захаром будет непринуждённой лёгкой беседой о птичках. Скорее всего, Мельникова будут оценивать, взвешивать и признавать годным. Но Мир в своём преподавателе не сомневался, ослеплённый любовью он априори считал Захара самым лучшим, умным, красивым и достойным мужчиной в мире, способного покорить его родных одним взглядом. 
"Не волнуйся, ты приглашён папой, так что давить на тебя никто не будет, я же буду рядом. *ободряюще сжал руку* И я обещаю себя хорошо вести".

+1

103

Очередь смс, сотрясшая телефон, привлекла внимание студентов. Захар чувствовал кожей испытующие взгляды и то, как большая часть учащихся (в основном девушки) затаила дыхание, инстинктивно подавшись вперед. Больших трудов стоило сохранить невозмутимое выражение лица и переждать всплеск любопытства, прежде чем написать:

«*сжал руку в ответ и мягко подтолкнул в сторону рабочего стола и книг*иди работать, заноза. Мне надо закончить семинар и «обрадовать» твоего отца».

Дисплей мелькнул квадратиком «Доставлено и сохранено», после чего Мельников все-таки вырубил звук и сунул телефон в сумку, чтобы больше на него не отвлекаться.
На самом деле Захару было немного не по себе не только от предстоящего «семейного обеда». Его несколько беспокоил тот факт, что даже спустя месяц он чувствовал к Велимиру - к собственному студенту, несовершеннолетнему нарушителю законов! – почти неконтролируемое влечение. Хотя нет, простой похотью это точно не было, потому что желание поговорить или провести вечер в обнимку на диване как раньше, преобладало над желанием подставиться под… под все то, что Мир мог предложить.
Одним словом, Мельникова занимали совсем не мысли о работе. Он едва не забыл про внезапное совещание, которое, впрочем, прошло как в тумане. О звонке Ростиславу Всеволодовичу он помнил только то, что ответил согласием на приглашение и что форма одежды предполагается торжественно-официальная. Пришлось искать в своем скромном гардеробе подходящий случаю костюм и рубашку с галстуком, гладить все и аккуратно развешивать.
Недолгие часы бодрствования включали в себя также ужин, душ и очередной участок сериального марафона, чтобы расслабиться перед сном.

Без пяти три следующего дня Захар стоял возле лифта и пытался выровнять дыхание. Нет, он не бежал, опаздывая, к назначенному часу. Он вышел с приличным запасом, спокойно доехал, а потом еще минут десять бродил по двору, не решаясь войти. С лифтом было тоже самое. Он несколько раз прокрутил в голове возможные сценарии событий, припомнил правила этикета, переложил букет темных роз на другую руку, поправил галстук.
Вытащив из кармана пальто мобильный, Мельников быстро написал:

«Я уже поднимаюсь. С тебя причитается», - и отправил Миру, не замечая, как наконец-то выдыхает спокойно.

Отредактировано Захар Мельников (2013-11-22 00:24:18)

+2

104

"Не хочу работать, хочу тебя! *вцепился и не отпускает*." 
На это сообщение преподаватель не ответил, как и на несколько следующих, из чего Мир сделал логичный вывод, что тот всё-таки занят делами. Орлов скорбно вздохнул и усадил Гену на колени, гладя ящерицу. Тот продолжал невозмутимо пережёвывать листья салата, роняя на серые, домашние штаны хозяина измочаленные кусочки. Велимир с самого детства предпочитал быть в центре внимания и вырос с совершенным убеждением, что солнце вращается вокруг него, как и вся галактика. Поэтому очень не любил, когда люди отвлекались с его царственной особы на всякие незначительные дела, которые просто обязаны были меркнуть в лучах его ослепительного великолепия.
Расписание Мельникова было против подобной позиции и раздражало, что приходилось с ним мириться.
- Итак, - задумчиво произнёс Мир и потеснил игуану здоровенным томом экологии Арктического шельфа. - Посмотрим, сколько редких и занесённых в Красную книгу животных может оказаться в опасности при аварии на нефтяной платформе. Я уверен, - Мир со скоростью пулемёта набирал на ноутбуке текст, с грохотом долбя по клавиатуре. - Что именно сейсмологическая разведка нефтяных компаний приводит к тому, что серые киты выкидываются на берег. Это самый древний вид усатых китов на нашей планете! - возмущённо продолжил он, отрываясь от печати. - Их можно пересчитать по единицам, и всем всё равно! Этим зажравшимся дельцам и эгоистичным мерзавцам, думающих только о том, как набить собственные карманы, плевать на природу и на всё, что не связано с деньгами.
Гена отрыгнул на клавиатуру комочек непережёванных листьев и сполз с коленей Мира, направляясь к краю кровати.
- И ты, Брут! - обвиняюще ткнул пальцем в игуану Орлов и начал оттирать клавиатуру салфеткой. - За кусок манго продашься, подлец зелёный!
Работа над курсовой шла хорошо, Мир отвлекся только на обед и несколько чашек чая с пирогом, так что, когда Ростислав Всеволодович заглянул на минутку сообщить о предстоящем обеде и присутствии на нём Захара Андреевича, ему пришлось задержаться, дабы выслушать основные тезисы будущей работы. Из комнаты сына Орлов-старший уже сбегал, прикрываясь неотложными делами и необходимостью помочь Людмиле Велимировне.
- Как любой здравомыслящий человек, думающий о будущем нашей планеты, ты просто обязан поддержать программу защиты арктических моржей и внести пожертвование в фонд заказника! - неслось ему вслед. - Никто не хочет думать о моржах, - ворчал Мир, укладывая Гену спать. - Вот котят все хотят спасать, только покажешь котёнка льва и всё слюни пускают, ой, котёночек, ой мимими! Почему никто не думает о моржах?! - рявкнул Мир в морду игуане, в глазах которой явно промелькнуло солидарность с мнением Орлова-старшего и нестерпимое желание внезапно поменять хозяина на кого-то более спокойного и не помешанного.
Перед сном Велимир пообщался с Захаром очередной стайкой пошлых смсок, со спокойной совестью заснул и на следующий день встал ближе к полудню бодрый и отдохнувший. В отличие от Захара, который сам готовил себе одежду, праздничный, тщательно выглаженный костюм цвета ночного неба Миру вручила Лариса Алексеевна после то ли завтрака, то ли обеда.
Смска от Мельникова застала Велимира в тот момент, когда он уже полностью одетый, надушенный,  с тщательно причёсанными волосами и расправленными манжетами на рукавах, придирчиво изучал себя в зеркале. Он собирался поразить любовника наповал и до самой смерти.
- Бум! - Мир выстрелил в своё отражение из воображаемого пистолета, сдул с пальца струйку дыма и отправился спасать Захара от отца.

+2

105

Когда Ростислав Всеволодович спешно и теряя достоинство покидал в пятницу комнату сына, он в очередной раз подумал о том, что заключать ребёнка под стражу в собственном доме было опрометчивым решением. Ибо воля отца уже сдавалась под мощным напором экологических лозунгов и лекций про белых медведей и снежных барсов. Проведя под одной крышей с Велимиром всего три недели, он начал понимать своего лучшего друга Толика, в миру Анатолия Павловича, ректора несчастного РХТУ. Или несчастного ректора РХТУ. Ростислав ещё не определился. Кстати, именно с ним Орлов-старший расслаблялся перед обедом со стаканчиком превосходного коньяка и деликатесной сырной нарезкой.
- В общем, выписали нам штраф на двадцать тысяч, - Анатолий Павлович негромко стукнул фужером по бокалу друга и сделал глоток, одобрительно кивнув головой. - Спасибо тебе, если б не предупреждение, влетели б мы по крупному.
- Обращайся в любое время, ты же знаешь, я всегда рад помочь.
- Да, - протянул ректор. - Кстати, о помощи. Что там со всадником Апокалипсиса? До меня дошли слухи, что он собирается в экологическом форуме принять участие? Вот думаю, сразу мне пойти подать заявление об уходе или помучиться ещё?
Ростислав рассмеялся и снял со спажки кусочек бри.
- Курсовую пишет, - прожевав, ответил Орлов. - И тезисы мне на ночь читает. А мне потом кошмары снятся с участием моржей и тюленей. Про форум мне Захар рассказал, просил за Мира, сказал, что это хорошая идея переключить его внимание на что-то менее разрушительное.
- Захар? - приподнял брови Анатолий Павлович. - Мельников? Там что, всё так серьёзно?
- Любовь у них, - тяжело вздохнул Ростислав Всеволодович. - И не спрашивай, как я к этому отношусь. Но Мир его слушается и в рот заглядывает, просто удивительно.
- И ты решил, раз сам не можешь на него повлиять, сделать это через его любовника. А что? Отличная идея! Может, хоть кто-нибудь мозги ему вправит. Так что ты хочешь, чтобы я его на форум записал?
- Ни в коем случае! - запротестовал Ростислав, разливая коньяк. - Никакого блата, пусть работает. Если они напишут действительно хорошую работу, тогда пусть едут, но исключительно на равных условиях.
- Ты сомневаешься, что у твоего сына будет лучшая работа?
- Толь, - скептично отозвался Ростислав. - Он меня заставил связаться с экологом "ГазПрома" и попросить у него сведения о "Приразломной".
- И что? Дал сведения?
- Обещал показать отчёт. Если я ему уступлю Бенуа вне аукциона и со скидкой, - хмыкнул Ростислав и поднялся. - Пошли в зал, а то Люда ворчать будет. И кстати, я пригласил Захара на обед.
- О, так у вас настолько всё серьёзно? И когда свадьба? Кто будет в платье? Мир?
- Толя! - укоризненно взглянул на друга Орлов.
- Да шучу я, - рассмеялся Логинов. - Ты же знаешь, мне всё равно с кем спит мой крестник, главное, чтобы он мне преподавателя перспективного не испортил.
- Он обещал быть благоразумным.
- Благоразумие и Велимир? Звучит как благополучное разрешение экологического кризиса, так же неправдоподобно.
Беседу прервал дверной звонок, и Орлов, оставив друга, заспешил к входной двери, которую уже открыла домохозяйка.
- Захар, добро пожаловать, - он протянул руку для рукопожатия, краем глаза отмечая нарисовавшегося за спиной сына.

+3

106

Где-то в глубине души Захар Андреевич остался провинциальным мальчишкой, впадающим в ступор от упоминания этикета или необходимости надеть смокинг. И если последний искать в срочном порядке не пришлось, то с первым следовало поднапрячься.
- Здра…
Мельников уже улыбнулся, в панике соображая, как быть с домоработницей, открывшей дверь, когда в проходе нарисовался отец Мира и собственно сам виновник множества конфузов.
- Ростислав Всеволодович, - рукопожатие вышло чересчур затянутым. А все потому…
Они почти месяц жили с Велимиром под одной крышей, общались в университете, но ни разу Захар не видел любовника при параде. Темно-синяя ткань с легким блеском лежала безупречно, тонкий галстук манил взгляд вниз, туда, где острый кончик исчезал под полами пиджака, а руки небрежно лежали в карманах брюк, в которых ноги Орлова казались бесконечными.
В общем, простительно, что Мельников завис и позабыл выпустить руку Ростислава.
- Хм… кхм… - он сморгнул наваждение и, наконец, убрал руку. – Надеюсь, я не опоздал?
Вопрос был самым безопасным и нейтральным, в то время как взгляд, мимолетом брошенный Миру, обещал адские муки или, по крайней мере, бокал яда от аспида.
И теперь Захар выжидал момент, чтобы зажать свою занозу в укромном уголке и прошипеть все, о чем он думает, глядя на него, в то время как должен производить хорошее впечатление на его родителей.

+2

107

Мир с некоторым волнением проследил за приветствием отца и любовника и облегчённо вздохнул, когда папенька кивнул, улыбнулся и заверил Мельникова, что: "нет-нет, ничуть, вы точно ко времени, Захар".
Орлов-старший очень не любил не пунктуальных людей.
Сам Велимир поздоровался хоть и тепло, но сдержанно, ограничив телесные контакты простым рукопожатием. Конечно, он не удержался от того, чтобы ласково провести большим пальцем по ладони Мельникова, но прекрасно понимал, что проявлять большие чувства при родителях не стоит.
А потом преподавателя с почестями и конвоем в виде Мира, блокирующем пути к отступлению проводили в гостиную, где их уже ждало всё семейство Орловых и Анатолий Павлович Логинов. Последний пребывал в благодушнейшем настроении после трёх рюмок коньяка и встретил своего подающего надежды сотрудника тихой репликой, предназначенной только для Захара:
- А я вас предупреждал, не лезьте к змею, вцепится, будет душить до смерти. Я же его с самого роддома знаю, - печально вздохнул Анатолий Павлович и уступил место Людмиле Велимировне.
Госпожа Орлова, облачённая по случаю торжества в чёрное коктейльное платье со строгим силуэтом и изящной золотой вышивкой, кокетливо подала руку для поцелуя и подхватила немного растерянного Захара под руку. Представила по очереди своих детей: Всеволода "очень приятно познакомиться, зовите меня Слава", миловидного, но достаточно типичного подростка с длинными руками и ногами и предательским прыщиком над губой, неумело замазанного тональным кремом старшей сестры, и Милославу "а я Мила", красивую, эффектную брюнетку в жемчужно-голубом платье.
Выполнив роль хозяйки, Людмила увела Мельникова к большому столу на подиуме, где под стеклом была разложена та самая коллекция, которую семья Орловых презентовала Историческому музею.
- Вы просто обязаны оценить историческую ценность этой находки, Захар! - а ещё Мельников был просто обязан узнать маниакальный блеск в глазах и нездоровое воодушевление, с которым Людмила Велимировна описывала каждый выложенный на зелёном бархате черепок или бусинку. Ибо кто-то очень близкий ему с таким же восторгом рассказывал про жуков и галапагосских игуан. - Вот Велимир не замечает вообще ничего, что не двигается и не находится на грани уничтожения, - с улыбкой посетовала она, - а Ростислав, если оно не покрыто толстым слоем золота с бриллиантами. А ведь это наша история! Наша! Славянская! Посмотрите! - Людмила открыла стекло и забрала небольшую подставку, на которой располагались крупные подвески. - Какая работа, какой тонкий, изящный рисунок, а ведь у наших предков не было ни микроскопов, ни технологий, и современные ювелиры, обладая тем же набором инструментов, что и древние мастера, не могут повторить даже приблизительно их работы. Как они это делали? Их знания, умения, всё сокрыто в этих неказистых и примитивных на вид находках, и мы просто обязаны оберегать нашу историю.
О черепках госпожа Орлова могла говорить столько же, сколько её сын о новозеландской киви. Которая была не фруктом, а исчезающей, нелетающей птицей.
- Добро пожаловать в нашу семью, Захар Андреевич, - широко улыбнулся Слава, проходя мимо преподавателя в столовую. - Вы не волнуйтесь, у нас все немножко тронутые, но мирные. Кроме Мира, - рассмеялся мальчик. - Вот он у нас буйный.
Столовая сверкала стразами Сваровски и бело-золотым декором на скатертях и стульях. Серебряные столовые приборы и фужеры для вина, украшенные настоящими сапфирами,  вызывали даже у законопослушных граждан желание что-нибудь украсть. Торжественные обеды в семействе Орловых были роскошным мероприятием, попасть на которые непосвящённым было невозможно, и проводились регулярно с самого первого дня образования. Только тогда ложки были подешевле и бокалы стеклянные из Гусь-Хрустального. 
- Вилка для салата, для рыбы и вилка для горячего, - тихо и быстро произнёс Велимир на ухо Захару, отодвигая тому стул у его места. - Наверху приборы для десерта, сбоку тарелка для пирожков и нож для масла, самый большой бокал для воды, в остальные вино тебе нальют сами. И не забывай вставать, если вдруг маме или сестре приспичит выйти.

это совсем не страшно, дорогой

http://s6.uploads.ru/3j0cK.jpg

А в целом, несмотря на внешний лоск и аристократический антураж, атмосфера за столом царила весьма свободная и доброжелательная. Обеденный стол у Орловых был круглым, так что почти получилось заседание рыцарей короля Артура. Только во главе сидел Ростислав Всеволодович, по левую руку от него супруга, а по правую старший сын, Захара посадили рядом с Велимиром, дальше расположился Слава, Милослава и замыкал круг Анатолий Павлович, громко пошутивший, что ему как обычно досталось место между двух прекраснейших роз.
И вот здесь паршивая овца семейства Орловых почувствовала, что впервые за почти месяц она оказалась в центре внимания огромного количества людей, так удачно оказавшихся в одном месте в одно время. Терпеливо дождавшись, пока все рассядутся и положат на тарелки великолепные закуски, привезённые либо из-за границы либо искусно приготовленные специально приглашённым для обеда шеф-поваром одного из известных французских ресторанов Москвы, Мир набрал в лёгкие побольше воздуха и  начал:
- Дядя Толя, а вы видели тему моей курсовой работы.
Анатолий Павлович, знающий Орлова с роддома, мгновенно почувствовал нехорошее и напрягся.
- Я видел, - сдержанно и осторожно ответил он, тщательно прожевав королевскую креветку в пивном тесте. - Фёдор Николаевич мне лично принёс твоё заявление.
- И что вы думаете?
- Он думает, как прекрасно, что в Арктическом шельфе не водятся слизни, - под нос пробурчал сидящий рядом с Захаром Слава. Душераздирающая история о миграции брюхоногих моллюсков психически травмировала всех членов семьи Орловых и их близких друзей.
Милослава тихо и культурно рассмеялась в салфетку, тщательно прикрывая рот.
- Думаю, что твой руководитель лучше осведомлён о тонкостях работы, тем более я полностью доверяю его профессионализму, так что лучше пусть Захар Андреевич расскажет нам о ней, - выкрутился Анатолий, спихнув всё на Мельникова. 
- Ох, Захар Андреевич, - Людмила Велимировна перевела взгляд на преподавателя. - Расскажите мне об этой работе, а то я последние дни занималась коллекцией и совсем не уделяла время сыну. Я надеюсь это законно? - она укоризненно посмотрела на сына. - Ростислав рассказывал мне о каком-то форуме, это что-то вроде акции протеста? Я надеюсь, Велимир не собирается снова переодеваться белым медведем и приставать к прохожим?

Отредактировано Велимир Орлов (2013-12-01 03:55:34)

+2

108

Чем дальше, тем страшней. Эта незамысловатая народная мудрость как никогда лучше подходила для описания происходящего. Захар почти успел расслабиться, свыкнуться с мыслью о предстоящем обеде, когда узрел не только семейство Орловых в полном составе, но и «высшее начальство».
Воздух встал попрек горла, ноги сменили направление, шагая в обратную сторону, а верней пытаясь шагать – путь назад преграждал Велимир, которого Мельников мысленно проклял до шестого колена.
- К такому жизнь меня не готовила, - выдавил несчастный преподаватель, натянуто улыбнувшись Анатолию Павловичу. Однако по ответной реплике стало понятно, что тот на его стороне или, правильнее сказать, стороне сочувствующих, так же как Всеволод-Слава.
Впрочем, углубиться в невеселые размышления не позволила Людмила Велимировна, всецело завладевшая дорогим гостем. Воспитание не позволило слушать даму – мать любовника! – с отсутствующим видом: Захар кивал, покорно рассматривал коллекцию, задавал вопросы, проявляя максимум участия, и умудрился вовремя вставить ремарку-комплимент по поводу красоты хозяйки дома, затмившей «безусловно прекрасную экспозицию».
И вроде бы можно было выдохнуть спокойно, но…
Внешний вид столовой, сервированной к обеду, напугал пожалуй больше, чем непосредственное общение с семьей Мира.
Мельников нащупал под прикрытием скатерти ладонь своей занозы, болезненно стиснул и зашипел сквозь зубы, стараясь не растерять благожелательной улыбки:
- Ты со мной ввек не расплатишься! Будешь пару месяцев сидеть дома и писать статьи по праву, и никаких безумных вылазок!
Говоря по правде, не все было так ужасно.
Когда страх уронить или поцарапать что-то, стоимостью превышающее все его органы вместе взятые, прошел, Захар отмер и смог даже насладиться непринужденной беседой. Несколько раз он ловко переключал внимание Велимира на более безопасные темы, перетянул на себя одеяло, рассказав и о курсовой, и о форуме с его перспективами, и о возможностях дальнейшей успешной работы в данном направлении. Кажется, ему удалось очаровать всех и вся, а то что блюда оказались почти нетронутыми…
- Нет-нет, все очень вкусно! Мясо просто божественное, - Мельников покосился на тушку перепела, вокруг которого съел картофель со сливочным соусом, и едва прикоснулся к собственно птице. – Боюсь, душа моя не успокоится, пока я не узнаю рецепт.
Это была идеальная фраза, на все случаи жизни. По крайней мере, Капиталина Исаакевна использовала ее почти на всех ужинах, где им приходилось бывать, и ни одна хозяйка не могла устоять после.
Захар уже начал подозревать, что вечер никогда не закончится, когда на столе появился десерт - вареные в розовом шампанском груши с шариком идеального пломбира. Пьяная мякоть таяла во рту, холодная сладость оттеняла, Мельников же мечтал только об одном – оказаться подальше от прекрасного семейства Орловых и сияющего великолепия, которое окружало и пронизывало их жизнь насквозь.
Именно поэтому, поблагодарив хозяев за чудесно проведенное время и рассыпавшись в комплементах работе Людмилы Велимировны, он предельно вежливо попросил разрешения откланяться с Миром вместе для обсуждения курсовой работы последнего.

+2

109

Велимир же скромную жизнь и стандартную двушку в панельном доме застал лишь в самом нежном возрасте, поэтому с трудом вспоминал о тесных комнатах и отсутствии домработницы. Он уже настолько привык к подлинникам Ренуара, итальянскому мрамору и турецким коврам что даже и не подозревал, какие чувства испытывает сидящий рядом Мельников. Он бы посмеялся, узнай, как страшится Захар разбить что-нибудь, так как собственноручно, правда, не без помощи брата, отправил на свет иной несколько уникальных фужеров ручной работы. Маленький Велимирушка тогда очень сильно возмущался, что за такую цену могли бы придумать и небьющиеся бокалы. Неторопливые беседы, шутки и анекдоты, которые периодически выдавал Анатолий Павлович, напомнили Миру, что последнее время он слишком часто встречался с семьёй лишь по не самым приятным поводам, вроде приводов в полицию. Поэтому он исполнил свой гражданский долг с жаром рассказав всем об арктических моржах и угрозе экологии в случае разлива нефти на "Приразломной" и... на этом успокоился, поддерживая беседу и рассказывая забавные случаи из студенческой жизни, особо не портя аппетит окружающим.
- Да, мы, пожалуй, пойдём, - Мир снял с колен салфетку, свернул её и аккуратно положил справа от тарелки. - Спасибо, мам, за прекрасный обед.
- Крокодилу своему фруктов возьми, - Ростислав Всеволодович протянул ребёнку пустую тарелку.
- Папа очень любит Гену, - усмехнулся Орлов, накладывая с общего блюда горку фруктов приличного размера. - Просто боится в этом признаться.
- Захар, надоест слушать про моржей, приходите в бильярдную, поиграем.
- Обязательно, - Мир схватил своего преподавателя и уволок из столовой на второй этаж, в свою комнату.
В коридоре их почти сшиб с ног ураган, который то распадался на три отдельные составляющие, то вновь сбивался в бело-чёрный комок. Мир пригляделся и выхватил из общей кучи извивающегося французского бульдога, который неистово вилял хвостом и пытался дотянуться до Орлова длинным языком.
- Это Китоврас, сокращённо Кит, Рас, ну, или Морда наглая подойди немедленно сюда! - он опустил пса на пол и погладил двух мопсов. - А здесь у нас Велес и Алконост. На торжественный обед их не пустили. Как и Гену, - вздохнул он и водворил собак обратно в комнату к родителям.
Оказавшись у себя, он пропустил Захара вперёд ,поставил на столик тарелку с угощением для игуаны и стремительно пересёк расстояние, отделявшее его от любовника, обнимая того со спины и утыкаясь носом в шею.
- Наконец-то мы остались они, - шепнул он, лизнув преподавателя за ухом. - Как же я соскучился.

Отредактировано Велимир Орлов (2013-12-02 02:02:44)

+2

110

Путь до спальни Велимира оказался тернист и скрывал еще одну тайну: в столовой преподавателя представили не всем членам семьи. Недостающая часть оказалась хвостата и зубаста, она шумно сопела, похрюкивая, и жаждала восстановить мировую справедливость, обтираясь о ноги и пытаясь облизать.
- Боже, да у вас даже у животных имена странные… – выдохнул сочувствующе Захар и покорно прошел в комнату первым.
С прошлого визита здесь мало что изменилось: идеально заправленная постель, мини-копия Зимнего сада, выглядывающий из-за угла диван, лоджия, только теперь в разных местах были книги, распечатки, ворох раскрытых журналов – откуда только что взялось!
Мельников собирался высказать ехидное замечание по поводу рабочего беспорядка, когда сзади прижалось горячее тело, а уха коснулись сухие губы. Почти как в тот день, когда переезд на новое место закончился ссорой и горячечным поступком Мира, за который тот расплачивался до сих пор.
- Когда заканчивается срок твоего домашнего ареста? – Захар обернулся и почти уткнулся носом в гладко выбритую щеку. Кожа едва ощутимо пахла травяной горечью и свежестью: косметика у Орлова наверняка была такой же насквозь натуральной, как и все остальное. – Или вы это не обсуждали?
В комнате Велимира было тепло, даже жарко, пришлось с сожалением расцепить объятья и избавиться от пиджака, который отлично разместился на спинке стула, пародируя забытую косуху.
Мельников ничего не мог с собой поделать – мыслями он снова и снова возвращался к тому дню, который запустил цепную реакцию. Нет, конечно, началось все еще раньше, но то, что происходило теперь, являлось следствием именно субботнего утра несколько недель назад.
Захар был слишком на взводе, чтобы мыслить рационально, чтобы реагировать иначе, Велимир же… Велимир оставался самим собой: упрямым, вспыльчивым…
«И добивающимся своего», - аспид сам вернулся к любовнику, скользя ладонями под полы расстегнутого пиджака, прижимаясь, облизывая и прикусывая за нижнюю губу, прежде чем глубоко поцеловать.
Не самое рациональное решение, когда внизу в полном составе все семейство и даже один близкий друг, но Мир дразнил своего змея всю неделю, и Захару требовалась моральная компенсация. Или хотя бы задаток.

+2

111

- В честь славянских божеств, - пожал плечами Велимир.  - Мама любит древних славян. Ну, ты уже заметил.
Орлов усмехнулся, пропуская преподавателя в комнату. Маниакальная привязанность в их семье было обычным делом, которая передавалась по наследству. И распространялась она не только на вещи или культуру, но и на людей. На детей. На любовников.
Мир страстно ответил на поцелуй, до боли сжимая пальцы на плечах и с силой проводя по спине, будто пытался ногтями разорвать ткань рубашки. Ему было мало дела до сидящих внизу родственников, собачек и даже Гены: он ждал этого целую неделю и не собирался выпускать свою жертву из объятий живой.
- Не знаю, - между поцелуями выдохнул Мир. - Папенька сказал минимум месяц, но он может и передумать. Кстати, он лишил меня половины карманных денег. Придётся сократить расходы.
Орлов настойчиво подталкивал Мельникова к кровати, расстёгивая пуговицы как свои, так и преподавателя, путался в узлах галстуков и нетерпеливо шипел в губы, пытаясь добраться до обнажённой кожи.
- Выйду на свободу - неделю из постели не выпущу, - жарко прошептал Мир на ухо Захару, заваливая того на кровать.
Части его костюма в беспорядке валялись на полу, а сам он остался лишь в расстёгнутых  штанах, успев по дороге как-то избавиться даже от носков.
- Что желаете послушать в начале, Захар Андреевич? - он насмешливо взглянул на преподавателя, оседлав бёдра. - План или цели исследования?

+2

112

Что Захара всегда удивляло, так это избирательность собственного слуха, когда дело доходило до... дела.
"Неделю не выпущу" - рассыпалось по обнаженной коже мурашками, остро покалывая там, где ее касались нетерпеливые пальцы, содравшие рубашку, безупречный галстук и почти с корнем выдернувшие неподатливую молнию на брюках.
Матрас, нырнувший за спину, несколько отрезвил, как и бодрое "приветствие" любовника, ощутимо давившее на его собственное.
- Стой, ты что собираешься..? - Мельников неопределенно мотнул головой и перевел дыхание, выравнивая сбитый жадным поцелуем ритм.
Было вполне очевидно, что Мир вовсе не пасьянс планирует раскладывать, но никто не отменял глупые вопросы, тем более когда некая весомая часть разума утекла в известном направлении.
- Я хочу и план, и цели, и первую главу, а остальное, когда ты вернешь себе статус законопослушного гражданина.
Из них двоих Захар был старшим, а значит более ответственным. И благоразумным. По крайней мере, ему хотелось так думать. Так же сильно, как хотелось подмять Велимира под себя, содрать мешающиеся штаны и долго, со вкусом...
Второй раз он "протрезвел" на полпути к осуществлению своей голубой мечты.
Пространства между ними совсем не осталось, на шее и плече Мира влажно поблескивали алые метки, которые несколько терялись на фоне возбужденного румянца, стекавшего с лица на грудь. На Мельникове по-прежнему оставались брюки, в то время как с любовника он почти стянул белье и насухую ласкал крепкую плоть - сочащаяся смазка едва ли облегчала скольжение. Пришлось оторваться и помочь губами и языком, попутно пройдясь по подрагивающему животу.
- Надеюсь, ты закрыл дверь и запасся необходимым.
Долгое воздержание не способствовало рассудительности и терпеливости: в этот раз Захар собирался дойти до конца.

Отредактировано Захар Мельников (2014-01-16 06:18:14)

+2

113

В своём любимом Мельникове Велимира привлекала та лёгкость, с которой он будто змей кожу скидывал внешне неприступную холодность и строгость скучного преподавателя, превращаясь в страстного и сексуального демона. У Захара были ограничения и табу, но мало, поэтому они успели попробовать несколько весьма интересных и возбуждающих вещичек, прежде чем громко и со вкусом разругаться. Как и белоснежный хлопок выходной сорочки, повинуясь движению ладони Мира спускался вниз, обнажая прекрасное тело, так и воспитанная серость слетала, спасаясь от жадных и требовательных поцелуев студента.
- Я собираюсь быть очень плохим и распутным мальчиком, - со смешком отозвался Орлов, поддаваясь преподавателю. - Накажи меня.
Он призывно взглянул на Мельникова, спихнув на пол несколько законодательных томов. Толстый ковёр заглушил звук падения, но Миру было плевать на книги.
- И план, и цели и первую главу? - последнее слово смазалось на резком выдохе, когда горячий язык влажно прошёлся по возбуждённому члену. - Всё или ничего, Захар Андреевич? - насмешливо спросил он, откидываясь на подушки и давая преподавателю делать всё, что заблагорассудится.
Естественно, Мир запасся всем необходимым. Глупо было ожидать, что заманив жертву в своё логово, он отпустит её целой и невредимой. Мир готовился с самого утра, раскладывая все необходимые принадлежность в разных стратегических местах, откуда их можно было с лёгкость вытащить. Хотя именно этот чёрный флакончик он держал под подушкой всегда. Для всяких неприличных вещей, о которых вслух говорить возмутительно и непристойно.
- Я даже повесил на дверь табличку: "Не беспокоить", - рядом с Мельниковым приземлилась небольшая бутылочка, упаковка презервативов и пачка бумажных салфеток. - И здесь прекрасная изоляция, так что можешь не стесняться.

+2

114

- Даже табличку, - тихо передразнил Мельников и прервался, задумчиво крутя флакончик в руках.
Велимир был во всеоружии, открытый и податливый, и Захар сам не понимал, почему медлит. Хотя нет, понимал. Он привык к «ведомой» роли в отношениях, его порой даже забавлял нескончаемый энтузиазм любовника и его настойчивость в некоторых вопросах. Живя под одной крышей и деля домашние дела, они время от времени менялись в постели, и это не вызывало протестов или недопонимания, ведь все делалось к взаимному удовольствию. Теперь же, после месяца «пассивности», было несколько странно. Мельников успел отвыкнуть от… От собственного энтузиазма и желания, которые явственно проступали под тонким хлопком.
- Сдается мне, что все прелести качественной звукоизоляции испытать придется тебе, - Захар оценил поле деятельности и прищурился по привычке, хотя вместо очков в честь ужина надел линзы. – Вы были очень нетерпеливы, Орлов, отвлекали меня от работы всякими непристойностями. Вас действительно следует наказать.
Мельников считал, что рано или поздно любой учитель приходит к мысли о необходимости и действенности такого утраченного наказания, как порка. Некоторые, самые испорченные – вроде Захара Андреевича – еще и получают удовольствие от подобных размышлений.
- Можно было бы поставить в угол, но боюсь, с такой штукой вы там не поместитесь, - ладонь сомкнулась вокруг члена, прошлась вверх и вниз и замерла, сжимаясь под самой головкой, пока большой палец скользил по вершине, выводя круги. – Так что же мне с вами делать, Орлов?

+2

115

- Видишь, какой я у тебя умный и предусмотрительный, - Мир потянулся вверх, обхватывая преподавателя за плечи и прижимаясь к нему грудью. - Самый лучший, - прошептал он на ухо. - Ты такого больше нигде не найдёшь.
Мир чувствительно прикусил мочку, улёгся обратно и с силой провёл пальцами по рукам от плеч до запястий, царапая кожу и оставляя красные полосы. Кажется, Захар Андреевич настолько соскучился по своему драгоценному студенту, что собрался его тщательно и со вкусом изнасиловать. Что ж, Мир никогда не был против смены ролей, хоть и предпочитал активную роль в сексе. Но сейчас, после этих месяцев разлуки, он был готов на всё.
- О да! - с придыханием протянул Орлов. - Бери меня всего!
Вся жизнь - как сцена, разница была лишь в количестве зрителей и рейтинге спектакля.
Он обхватил ладонями руки Мельникова, забрал флакончик со смазкой и открыл крышечку, выливая на пальцы преподавателя смазку.
- Всё зависит от того, как разместить, - он облизал нижнюю губу, размазывая смазку по коже. - Зато в углу удобно упираться руками о стены. И подставляться, правда? Представь, - его голос снизился до завлекающего шёпота. - Ты ставишь меня в угол, надавливаешь на плечи, заставляя наклониться и упереться руками в стену. Я широко раздвигаю ноги, открываясь твоему взгляду так, как не видит меня никто, и ты с размаху шлёпаешь меня ладонью по ягодице, оставляя красный отпечаток своей ладони. М-м-м? - Мир хитро посмотрел на Мельникова. - Всё ещё не хотите ставить меня в угол, Захар Андреевич?   
Громкий чих из угла, где стоял аквариум, несколько смазал театральность и экспрессию речи Мира. Гене было всё равно, чем занимается хозяин, он продолжал жевать манго и очищать организм от излишков соли. Орлов покосился на игуану и, закрыв ладонью лицо, рассмеялся.
- Я его выселю отсюда.

+1

116

Проблем с эрекцией у Захара никогда не было, за исключением тех случаев, когда учеба или работа занимали его больше физического удовольствия, но «медовый месяц» с Миром пришелся на счастливое время отпуска, так что стояло как надо и когда надо. Сейчас же, распаленное воображение сделало напряжение в паху почти болезненным.
И именно в этот момент Велимиру приспичило отвлечься на любимое животное. Такого Мельников простить не мог.
- Только после того, как я втрахаю тебя в этот роскошный ортопедический матрас, - тихо рыкнул он, в то время как щедро сдобренные смазкой пальцы, скользнули внутрь, преодолевая сопротивление. – И про угол я все запомнил, Орлов. В мельчайших подробностях.
Поза в общем-то была не самая удобная, а Мира даже в темноте сложно принять за «тонкого-звонкого», которого можно с легкостью вертеть и ставить как пожелаешь. Пришлось прерваться. От вынужденного промедления, смешенного с риском быть пойманными на горячем, звенело в ушах.
Предательская мысль: «А не поторопился ли я?» - пронеслась, уже когда Захар глубоко и шумно дышал, уткнувшись в загривок Миру, чувствуя ползущие капельки пота между лопаток и вязкость смазки, которой, как известно, много не бывает. Нетерпеливо трущийся о сбившееся покрывало Велимир, который вот-вот должен был подать голос с очередным ядовитым комментарием, всем своим видом опровергал неуместные сомнения.
- Надеюсь, ты еще помнишь, что внизу твои родители и мой работодатель, - пробормотал Мельников больше для себя и плавно качнулся вперед, чтобы исполнить озвученную ранее угрозу-обещание в полном объеме.

+2

117

- Завидуешь? - тихий смех перешёл в протяжный стон и окончился сдавленным оханьем, когда отвыкшее уже от вторжения тело чувствительно и даже немного болезненно отреагировало на движение любовника. - Я подарю тебе самый лучший матрас, экологически чистый, - с более громким стоном Мир уткнулся в подушку, сдерживая бёдра Мельникова руками и давая себе передышку. - И себя бонусом к нему. Можешь трахать меня на нём сколько угодно.
Мир счастливо жмурился и подставлялся, выгибаясь и довольно громко постанывая от нетерпения: горячее, сбивчивое дыхание преподавателя, его жадность и страсть говорили о полной и безоговорочной капитуляции. Велимир получил своего аспида в полное распоряжение и собирался использовать с таким трудом добытое счастью по максимуму.
- Надеюсь, ты помнишь, что здесь отличная звукоизоляция? - вернул реплику Орлов и сильнее прогнулся. - О, да! Не останавливайся, ну же!
Сейчас Миру было глубоко всё равно на родителей, ректора собственного вуза, маменькиных собачек и даже Гену, который затих в своём аквариуме. Орлов очень долго и настойчиво шёл к этому, и не собирался отвлекаться ни на секунду. Он только шипел и вздыхал, отзываясь на толчки и движение члена внутри себя, иногда сбиваясь с ритма и недовольно ворча, подстраиваясь снова, делая проникновение максимально приятным для себя.

+2

118

- Отправишь… - Захар запнулся, глотнув слишком много воздуха, - отправишь меня спать на матрас? В уголочке?
Несмотря на бурлящее желание, ожидание не доставляло особых проблем: он не хотел повредить любовнику или себе что-нибудь нежное и ценное. Поэтому терпеливо остановился, удерживая вес на коленях и вытянутых руках, чувствуя, как ритмично сокращаются тугие горячие мышцы, постепенно расслабляясь и давая большую свободу.
- Будешь дразнить меня, Орлов, к родителям спустишься враскорячку и помятый, - язык прочертил влажную полосу вдоль кромки уха и шеи, зубы оставили след на выпирающем шейном позвонке и плече. – Хотя, ты кажется совсем не против, да?
Вздернув Мира за бедра к себе, Захар одновременно толкнулся вперед, входя до конца, медленно двинулся наружу и снова мощным движением на всю глубину. Будь Велимир габаритами поменьше, сильные ритмичные толчки, наверное, протащили бы его по кровати, сближая с плетеной спинкой.
Флакон смазки исполнил свою роль в последний раз за вечер и покатился по кровати, с глухим стуком падая на пол.
- М-м-мир… - выдох вышел невнятным, смешанным со стоном, но сомкнувшаяся вокруг члена ладонь явно искупала эту смазаность. По крайней мере, Мельников на это надеялся, потому что вколачивать любовника в матрас и говорить одновременно не хватало ни дыхания, ни терпения.

Отредактировано Захар Мельников (2014-01-04 22:30:03)

+1

119

- Это обещание? - Орлов подставился под укусы, довольно улыбаясь. - Я не против.
Ему совершенно не было страшно ходить враскорячку. В какой-то степени это даже было приятно. Каждое движение отзывалось в памяти сладкими воспоминаниями, и тогда боль перетекала в возбуждение.
- Скучал ведь, змеюка, - тон был сытым, как у питона, добравшегося до гнезда птиц и стащившего из него все яйца. - Не отпущу. Ни за что!
Потом стало не до слов. Даже если и хотелось что-то сказать, то короткие слова срывались резкими вздохами и оканчивались рваными стонами, в такт движениям преподавателя. Совсем заткнуть рот Велимиру можно было одним лишь способом. 
- Фа-а-ак, - аристократический лоск слетал, как одежда. Но Мельников был не учителем русского, а права. Поэтому... - М-м-м... Твою мать, быстрее!
Мир выгнулся, ещё больше подставляясь и приподнимаясь так, чтобы член любовника задевал простату, это было не просто, и ощущение периодически пропадало, заставляя Орлова материться и с силой подавать назад, насаживаясь. А иногда чувства становились настолько сильные, что он вжимался грудью в матрас, комкал простыню, и сдавленно шипел в постель, вперемешку со стонами и ругательствами.
- Да, чёрт! Сделай так ещё раз! - он поднялся на колени, прижимаясь спиной к влажной груди преподавателя и накрывая его скользкие пальцы своими, обхватывая и направляя, повторяя предыдущее движение вдоль головки.

+2

120

Бормотание Велимира, пусть сбивчивое и выражающее крайнюю степень удовольствия, отвлекало. Хотелось заткнуть этот несмолкающий рот, но даже такой талантливый во многих отношениях человек как Захар не мог, увы, быть в двух местах одновременно. Поэтому он сел на пятки, почти полностью выходя из податливого разгоряченного тела любовника и решительно потянул того на себя, вынудив прижаться влажной спиной к груди. Было несколько тяжело и места для широких маневров не оставалось, но прелесть позы была в другом: находясь глубоко внутри, член плотно прижимался к верхней стенке, раздражая каждым коротким медленным толчком бугорок простаты. В сочетании с ритмичной ладонью это, если не затыкало, то точно лишало возможности выдавать осмысленные фразы.
- Да, очень скучал, - пальцы свободной руки скользнули вверх по груди и горлу, удерживая, контролируя каждый вдох и бешенное биение пульса. – Ты ведь настоящая заноза, Велимир. Пробравшаяся глубоко под кожу, ноющая, не дающая о себе забыть. Заставляющая гореть и дергаться от любого соприкосновения. Моя любимая заноза.
Мельников вбивал каждое слово, подбираясь все ближе и ближе к оргазму. Так близко, что даже не заметил, когда пересек черту, и продолжил двигаться вместе с Миром, который кажется совершенно обалдел от счастья, потому что его аспид сдался со всеми потрохами.
- Давай, кончи для меня, - он толкнулся в последний раз, с силой проводя сжатой в кулак ладонью вверх и вниз и прикусывая соленую кожу с глухим стоном.

Отредактировано Захар Мельников (2014-01-19 04:26:44)

+2


Вы здесь » Прогулки по Москве » -Архив игровых тем » Не было бы счастья... Да и не будет.


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2016 «QuadroSystems» LLC