Прогулки по Москве

Объявление

Добро пожаловать!

Рейтинг игры 18+!
Новости:

УРА! НАМ ПЯТЬ ЛЕТ!

С ЧЕТЫРЁХЛЕТИЕМ, "ПРОГУЛКИ"!

Новогодний Декамерон

Огромная благодарность нашему любимому Костику за новый, чудесный дизайн, за помощь проекту и за поддержку в эти нелёгкие для нас времена. Спасибо, друг!

НАМ - ТРИ ГОДА! ПОЗДРАВЛЯЕМ!!!

НЕ ПРОХОДИМ МИМО! НА ФОРУМЕ МНОГО ИНТЕРЕСНОГО! КОНКУРС "ВИЗИТНАЯ КАРТОЧКА"

КОНКУРС "УГАДАЙКА!"

ВНИМАНИЕ: ОБНОВЛЕНИЯ НА ФОРУМЕ, СЛЕДИМ И УЧАСТВУЕМ!

ПОЗДРАВЛЯЕМ ОДНОГО ИЗ САМЫХ СТАРЕЙШИХ И ПРЕДАННЫХ УЧАСТНИКОВ АРСЕНИЯ БАРСОВА С ВСТУПЛЕНИЕМ В АДМИНИСТРАТИВНУЮ КОМАНДУ!

АДМИНИСТРАЦИЯ ФОРУМА ВЫРАЖАЕТ ОГРОМНУЮ БЛАГОДАРНОСТЬ ВАРЕНЬКЕ ЗИМИНОЙ ЗА СОЗДАНИЕ ЧУДЕСНЫХ НОВОГОДНИХ АВАТАРОВ ДЛЯ ЖИТЕЛЕЙ МОСКВЫ!


ЭТОТ ГОРОД НАС МАНИТ, ЭТОТ ГОРОД ПЛЕНИТ,
И КАЖДАЯ УЛИЦА ЗДЕСЬ КАК МАГНИТ
ДЛЯ УДАЧИ, ДЛЯ СЛАВЫ, ДЛЯ КРУПНЫХ ПРОБЛЕМ,
ДЛЯ ЛЮБОВНЫХ ИСТОРИЙ, СЕРЬЕЗНЫХ ДИЛЕММ.
ЭТОТ ГОРОД БЕЗ ПРАВИЛ, ЭТОТ ГОРОД – СУДЬБА.
ВЫБИРАЙ ЖЕ ДОРОГУ!
ЭТО - НАША МОСКВА!



ЖАНР ИГРЫ - реальный мир
СИСТЕМА ИГРЫ - эпизодическая
РЕЙТИНГ - 18+
ВРЕМЯ - реальное


В МОСКВЕ - РЕАЛЬНОЕ ВРЕМЯ. ОСЕНЬ 2016.

МОСКВА РАСКРАШЕНА В БУЙСТВО КРАСОК ЗОЛОТА И БРОНЗЫ, И ХОТЬ НА УЛИЦЕ УЖЕ СТАНОВИТСЯ ХОЛОДНО И ПРОМОЗГЛО, В ДУШАХ ЕЁ ЖИТЕЛЕЙ ПО-ЛЕТНЕМУ ТЕПЛО И СОЛНЕЧНО. НАЙДИ СВОЙ ОСЕННИЙ МАРШРУТ И ПРОГУЛЯЙСЯ ПО ДОЖДЛИВЫМ УЛОЧКАМ МОСКВЫ!






Наши партнеры:

Красная зона Станция .Север. Мийрон Deadly Sins

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Прогулки по Москве » -Архив игровых тем » Взгрустнулось...


Взгрустнулось...

Сообщений 1 страница 19 из 19

1

1. Название:
Взгрустнулось...
2. Участники:
Антон Крестовский, Константин Романов
3. Время и место:
Июль 2011 года, Лондон
4. Краткое содержание:
Молодость, горячая кровь, желание попробовать все и сразу... или как Крестовскому и Романову взгрустнулось летним вечерком.
5. Рейтинг:
NC-21.

0

2

В целом и общем Крестовский всегда выглядел вполне адекватным человеком. Даже, когда спал. Даже, когда не один. Но, как говорится у русский, и на старуху бывает проруха – Крестовскому взгрустнулось. Знаете, так бывает, когда чего-то хочется, а чего именно не знаешь.
- Костя, - такой вариант имени любовника очень нравился Антону. – У нас есть что-нибудь…
Тут мужчина замялся, не зная, чего именно возжелать. Есть он не хотел, пить тоже, спать вот как-то еще не клонило – что же запросить?
- Иди ко мне, - просто позвал Крестовский вместо того, чтобы выдумывать какой-то предлог.
И как только парень подошел, Антон взял его за узкое запястье, провел большим пальцем по внутренней стороне и мягко потянул к себе, чтобы тот сел к нему на колени.
- Мне скучно, - наконец определил свое состояние Крестовский, обнимая Костю за талию.
Это, вообще-то, было рискованно – заявлять Косте, что ему скучно, потому как последствия подобного заявления были просто непредсказуемы. Точнее, как раз предсказуемы – больше скучно не будет никому. Но как только мягкие, хоть и очень упругие, а также безумно соблазнительные ягодицы коснулись его колен, Крестовский сразу и точно понял, чего же именно ему хочется и в этот раз веселье ждало как раз Константина. Губы Антона растянулись в довольной усмешке вампира, усадившего к себе на колени девственника.

0

3

А вот Костя в кои-то веки вел себя на удивление спокойно. Он сидел неподалеку с книжкой в руках и читал, только и всего. Возможно, эта удивительная картина и спровоцировала внезапный приступ грусти у Антона, который явно не привык видеть своего юного любовника в таком покойном состоянии. Впрочем, на призыв мужчины Костя среагировал быстро, подняв голову и внимательно слушая его. Он терпеливо ожидал, чего же хотела любовь всей его жизни, и, если честно, был готов исполнить почти все его капризы. Ну, разве что Антон заставит его куда-то выходить из дома... Тогда исполнит, но со своими капризами и непродолжительным пререканием.
- У нас все есть, - отозвался, наконец, парень, поднимаясь, отложив книгу, и следуя к мужчине. С улыбкой он опустился на его бедра, как всегда наслаждаясь любимыми прикосновениями, - Скучно? - переспросил Костя скорее риторическим вопросом, - И придумать ничего не можешь? - чуть сильнее повернув голову, он потянулся за пока еще нежным поцелуем. И вот у него-то в голове картинок уже много промелькнуло, как порнографического, так и иного характера.

0

4

Конечно же Костя моментально откликнулся и пересел к нему на колени – Крестовского всегда восхищала эта чувствительность его мальчика. Он угадывал его пожелания, чувствовал малейшие изменения настроения и, сам возможно того не замечая, потакал ему. Удивительное единение не только тел, но и душ. Это было той самой редкостью, которую стоило беречь. Это было одной из причин, почему Крестовский никогда бы не отпустил его от себя. Нечестно, да, но не отпустил бы.
Рука из приличного объятия спустилась ниже и огладила приятную округлость ягодицы.
- Почему же, - мягким вкрадчивым голосом ответил Антон. – Могу придумать небольшое развлечение для нас двоих. И мне кажется, что тебе понравится.
Он притянул к себе красивое личико, довольно крепко, но все же осторожно взяв его за подбородок – Костя не простил бы синяки, - и поцеловал, властно вторгаясь языком в податливый рот. Антон прекрасно знал своенравность любовника и что тот сможет даже укусить, и довольно болезненно, если будет настроен на более ласковое обращение, чем хотел сейчас Крестовский, но все же рискнул. Ухоженная, но крепкая ладонь тут же легла на затылок юноши, не давая ему отстраниться, показывая всю серьезность намерений, которые Крестовский пока еще хранил в себе. Разорвав поцелуй, но не отпуская Константина, не давая ему сменить положение, Антон спросил, касаясь губ губами.
- Как ты относишься к более жестким играм?
Вот он и обозначил круг их сегодняшних развлечений.
Когда-то он собрал неплохой ассортимент специфических приспособлений, которые до поры до времени так и остались невостребованными и вот наступил подходящий момент, чтобы проверить их качество.
Руки снова крепко и настойчиво притянули паренька, договаривая все то, что хотел донести до него Антон.

+1

5

Костя действительно стремился угодить своему партнеру во всем, узнать его еще лучше, стать для ним тем самым вторым целым, о котором пишут в книгах. И вовсе не потому, что стремился быстрее заполучить его, отбив у жены, а просто потому, что любил этого человека всем сердцем. А еще потому, что во многих вещах их желания и предпочтения удивительным образом совпадали, так что исполнять их было сплошным удовольствием.
- Да? - только и успел уточнить и поинтересоваться Костя прежде чем Антон притянул его к себе с несколько властным поцелуем, от которого парень только сильнее разомлел. Как и у всех людей его настроение было разным, и когда-то действительно Костя был настроен на более нежный лад, но сейчас у него не было особенных предпочтений, поэтому он легко перестроился на "волну" Крестовского, подчиняясь ему.
- К более жестким? - шепнул Костя, плохо скрывая свою заинтересованность. Уж в чем, в чем, а в постели Романов мог пойти на многое, за исключением совсем уж дурацких и чересчур опасных извращений. Он оглаживал тело своего любовника поверх одежды, с удовольствием касаясь его пальцами. - Я против повреждений кожи, вроде проколов и прочего, синяков на видных местах, ударов по лицу, а в остальном ты волен делать со мной все, что захочешь... - проговорил он, чуть улыбаясь. Костя был достаточно осведомлен и в этой сфере, и мысль о том, что его любимый хочет сделать с ним что-то эдакое вызывало только тугую волну возбуждения.

+1

6

«Просто прелесть какая гадость» - когда-то Крестовский услышал эту фразу, и она ему запомнилась. Нет, Костя ни в коем разе не был гадостью, а вот прелестью был точно. Он так отзывчиво отреагировал, моментально обозначив свои предпочтения, что Антон едва не рассмеялся – все же Костя был удивительно милым мальчиком, не смотря на все свои закидоны.
- Мммм… синяки я тебе гарантирую, - только и ответил мужчина, подхватывая своего любовника на руки, тут же понимая, что Гераклом так и не стал, но вполне себе силен для того, чтобы донести свою добычу до постели. Только перехватить надо поудобнее.
Антон закинул Костю на плечо, вынуждая того повиснуть на его плече, чтобы затылком не сбить люстру, и в пару шагов пересек небольшое пространство комнаты, шагнул в спальную и немилосердно просто скинул парня на кровать. Далее он действовал быстро, практически вытряхнув его из одежды и скинув футболку с себя. Мягкие домашние штаны никак не подходили на роль суровых кожаных штанов классического киношного доминанта, но Крестовского это ничуть не расстроило. Неподалеку стояла вешалка, на которой отдыхал его рабочий костюм и одна небольшая, но очень полезная вещица. Сдернув с перекладины ремень, Антон сложил его тягуче неторопливым движением, несильно, но звучно щелкнул им по ладони и тихо молвил:
- Все что захочу?
Улыбка на губах Крестовского сейчас весьма походила на ласковый и добрый оскал маньяка, повстречавшего беззащитную жертву где-нибудь в лесах Трансильвании.
- Я хочу тебя наказать, - еще один хлопок по ладони сопроводил короткую речь. – Прими подобающую для экзекуции позу.
Крестовский встал одним коленом на край кровати, надвигаясь на обнаженного мальчишку.

+1

7

Костя только тихо хихикнул, немного не сдержавшись. Он прикусил язык, чтобы не произнести нечто заботливое по отношению к Антону, но довольно неуместное по отношению к ситуации. Поэтому, хоть он и чувствовал, что его партнеру было довольно тяжело - милый мальчик Костенька хрупким далеко не был, и, хоть и был на порядок ниже Крестовского, весил немало - умудрился промолчать. К тому же Антон был очень убедителен в своей роли. Или же Косте хотелось ему верить? Верить и... подчиняться? От одной только мысли на лице возникла лукавая улыбка.
Он упал на кровать, приподнимаясь в нужные моменты, чтобы Антон побыстрее мог сорвать с него одежду, и остался абсолютно нагим. Не испытывая смущения, Костя наблюдал за партнером, подогревая жгучий интерес накатывающим возбуждением. Было от чего, ведь мужчина стянул с вешалки крепкий кожаный ремень. Дыхание как-то моментально сбилось. Практически все, для чего мог использоваться в сексуальных играх ремень, Костя обожал.
- Все, - выдохнул он, не отводя разгоревшегося взгляда от каждого движения Крестовского. Выглядело это действительно возбуждающе, впрочем Антон мог заметить, насколько его предложение нравилось парню - голым это было невозможно скрыть. Медленно, будто неуверенно, Костя перевернулся, вставая на колени, но грудью прижимаясь к кровати, красиво прогибаясь для грядущей "экзекуции", - Так? - несколько невинно спросил Костя, еще не поняв, играть ему святую невинность или достаточно его естественной реакции.

+1

8

О способностях Константина к перевоплощению Крестовский знал не меньше, чем его преподаватели в институте. Он даже иногда задумывался над тем, чтобы прикупить ему какую-нибудь роль в кино, но дальше раздумий дело не заходило – еврей был собственником и делиться своим мальчиком с целым миром не хотел совсем. Однако сегодня игры в невинную овечку его нисколько не заводили. Ему нужен был Костя такой, каков он был, и пусть реального повода для настоящего наказания не было, а, следовательно, налет игры все же наличествовал, тем не менее сегодня он ждал именно подлинных чувств и эмоций.
Открывшийся вид не просто заводил, а заставлял мошонку туго напрячься. Гладко выбритая бархатистая промежность и открывшийся анус манили до спазмов гортани. Крестовский в другом настрое припал бы к ним, изводя языком и пальцами, но сегодня для них были приготовлены другие вариации. Плотная ременная петля ребристым краем коснулась нежной и чувствительной кожи темнеющего ануса и скользнула дальше, к самой мошонке, щекоча и раздражая ее. Подобно жадной пасти змеи она поймала в свое кольцо стоящий некрупный член, налитый кровью, и оттянула назад.
- Мне нравится, - спокойный, разнящимся с накалявшейся обстановкой голос просто констатировал факт.
В противоречие ему широкая ладонь резко ударила по оттопыренной ягодице, а пальцы тут же смяли раздраженную, обожженную чувствительным ударом кожу. В этот момент петля ремня оставила член, качнувшийся и вновь поднявшийся к животу, настойчиво прошлась по складочкам подтянутой мошонки, прогулялась по промежности, вновь навестила анус и взлетела, на миг зависая в воздухе, выбирая место, которое стоит почтить своим вниманием. Досталось правой ягодице, чтобы ей не было обидно от недавнего пристального внимания, доставшегося ее подруге.

0

9

Ожидание - всегда было чем-то невыносимым для Романова. Он был из тех, кого в детстве называли непоседами, а в более старшем возрасте вспоминали про скипидар. Костя не мог усидеть без дела и пяти минут, не понимая, как можно лениво валяться на диване и, хрустя чипсами, смотреть сериалы. Но в нынешнем положении ожидание возбуждало больше всего. Когда лежишь, открытый, почти беззащитно подставляясь, и только гадаешь, что можешь получить.
Ремень, щекоча, прошелся по интимным местам, заставляя мошонку невольно поджаться. Антон старался казаться строгим и беспристрастным, но его партнер слишком хорошо узнал его за все время, проведенное вместе, чтобы не услышать похотливых ноток в его голосе. Мужчина тоже хотел его, но хорошо держал себя в руках. Гораздо лучше, чем Костя, у которого и безо всего дыхание стало чуть прерывистым. А уж когда ладонь тяжело и звонко опустилась на ягодицу, заставляя вздрогнуть всем телом от легкой неожиданности, с губ и вовсе сорвался легкий стон.
Костя был тем самым "дрянным мальчишкой" из замечательных порнофильмов или эротических сцен гейских романов. Он обожал, когда его наказывали таким образом, хотя и не считал себя особенно мазохистом - боль сама по себе его не заводила. Но Антон ведь и не делал больно... Едва опомнившись от первого шлепка, хлесткая кожа ремня ударила по другой ягодице, отчего Костя снова сжался, но поневоле снова простонал. Нет, он явно был не в настроении изображать кротость и невинность, пытаясь уползти, жалобно выстанывая отрицания, как бывало в других постельных играх, которыми эта парочка довольно часто наслаждалась.

0

10

Дрянной мальчишка готов был получить все, что ему причиталось. Это весьма радовало – Крестовский терпеть не мог наигранность и фальшь, и слава богам, что мелкий Романов решил не строить из себя насилуемого мальчика.
Ремень снова взмыл и со звонким хлопком опустился на выставленные ягодицы, теперь задевая обе одновременно, пусть одну немного сильнее, а другую всего лишь за компанию, но получили обе.
- Жди, - коротко бросил Антон и спустился на пол.
Да, не самый подходящий момент, чтобы оставлять милого зайку без папочки, но зайка явно не собирался бежать за помощью. Скорее наоборот – его явно интересовала причина отсрочки наказания. А причина была проста: нужно было всего лишь достать небольшой чемоданчик с приданым, которое явно заждалось подходящего момента. Чемоданчик был извлечен из-под кровати и, хвала уборщице, был чист, как попка младенца. Небрежно бросив его на кровать, Крестовский открыл сокровища и нужное сразу бросилось ему в глаза: небольшой ремешок и отличнейший вибратор!
- То что нужно, - голосом патологоанатома проговорил Антон и оттянул поджатую мошонку Кости, перехватывая ее тем самым ремешком. – Это поможет тебе сдержаться.
Вибратор до поры до времени остался лежать рядом. Пригодиться ли он, Крестовский пока не знал, а вот ремень снова обманчиво ласково прошелся по промежности и снова звонко отскочил от ягодиц.
Слова-стопы им были не нужны – Антон всегда точно улавливал искренность сексуальных интонаций Константина.

+1

11

Костя тоже думал о стоп-слове - недолго, секунд пять, - но потом решил, что с Антоном оно совершенно ни к чему. Это был не тот человек, он не мог зайти настолько далеко. Не тянуло Антона к бессмысленному насилию, от которого мог пострадать его, между прочим, мальчик. Романов зашипел сквозь зубы от следующего удара - кожа ягодиц стала слишком чувствительной и покраснела, и теперь шлепки ожигали сильнее, но это только больше раззадоривало парнишку. Но на этом... все кончилось. Возбужденный и жаждущий продолжения, он прогнулся чуть сильнее, а потом обернулся через плечо, чтобы пронаблюдать куда и зачем направился его любовник.
- Мне нравится, как ты скучаешь, - почти промурлыкал Костя, не в силах удержать свой язык за зубами дольше пяти минут кряду. Впрочем, этот мужчина знал, как его заткнуть. Открытый чемоданчик заставил взгляд разгореться сильнее. То, что Костя мог видеть, будоражило фантазию. Облизнув губы, он продолжал скользить взглядом, следя за каждым движением Крестовского и за вещицами, которые тот доставал.
Ремешок, перетянувший канатики, вызвал недовольное мычание со стороны Кости. Он понимал, что иначе все закончится действительно быстро, но такие узы вызывали определенный дискомфорт, поэтому хотелось сорвать ненужную перетяжку к чертовой матери, но Костя, опять же, сдерживал себя. С этого ведь станется еще и руки связать. Тем более, терпеть стало проще, когда ремень снова коснулся расслабившихся ягодиц, заставляя с замиранием ждать очередного удара. Тот пришел довольно быстро, отчего Романов, сам того от себя не ожидая, несдержанно вскрикнул.

0

12

Сдерживать себя было все сложнее. Начиная этот раунд Крестовский искренне полагал, что игра будет тянуться долго, чтобы оба смогли насладиться каждым мгновением, но сейчас он начинал понимать, что готовность распущенного мальчишки слишком возбуждает его. Хоть самому себе натягивай ремешок. Нет, так никуда не годиться – слишком сладкой была добыча, чтобы так бездарно сожрать все одним глотком. Итак…
Смазка всегда была под рукой. Крестовский подхватил тюбик и щедро смазал трепещущее в предвкушении отверстие ануса, толкнулся вглубь пальцами, быстро находя и дразня бугорок простаты, но как только с губ Кости сорвался первый, еще не напоенный настоящим возбуждением стон, убрал руку, проведя большим пальцем по темнеющему контуру, слегка надавливая, словно желая войти вновь. Но вместо пальца или члена плоть начал растягивать не включенный вибратор. Да, не самое желанное вторжение, но Константина еще ждет вся полнота ощущений, если обоим хватит выдержки. И только введя игрушку почти полностью, Крестовский соизволил включить ее, с наслаждением чувствуя, как содрогнулось тело любовника от столь коварного воздействия.
- Не вздумай ее потерять, - наглая кошачья усмешка чувствовалась даже в голосе.
А задача и правда была не из простых – ровный, без утолщений и стопоров вибратор грозил выскользнуть из смазанной плоти, поэтому от Кости потребовалось бы довольно много концентрации, а значит отвлечения от своего удовольствия, чтобы выполнить указание. Пока же тот приноравливался к девайся внутри себя Антон на полшага отошел, чтобы полюбоваться видом сжимающегося вокруг игрушки колечка мышц. Собственная мошонка налилась, потяжелела, и Крестовский жадно сжал ее рукой через ткань штанов. Пора было приступать к следующему шагу.
Скинув уже ненужный предмет гардероба, он обошел кровать, не очень ласково прихватил пряди волос на затылке Кости, приподнял его голову, и влажная от проступившей капли смазки головка уперлась в полураскрытые губы парнишки. Перехватив взгляд Крестовский только кивнул – дальнейшие действия Костя мог угадать и без подсказок.

+1

13

Что бывало после смазки и растягивания Костя знал очень хорошо, поэтому с еще большим удовольствием и нетерпением прогнулся, подставляясь, всем своим видом показывая, как он хочет Антона. Он чуть подался назад, стараясь насадиться покрепче на ласкающие пальцы, и сдавленно простонал, когда те угодили прямо по простате, отчего острое удовольствие пронзило тело. Но те, к сожалению, слишком быстро его покинули, заставив Романова разочарованно вздохнуть. Правда, недолго пришлось томиться ожиданием, и в тело начал проникать небольшой, твердый предмет. Не совсем то, чего хотелось, но хоть что-то... Костя прикусывал губы, шумно выдыхая носом.
Раздался тихий гул, и все тело невольно содрогнулось от будоражащей вибрации. Костя застонал явственнее. Это было очень хорошо, впору хоть умоляй Антона трахнуть его этой штукой, но тот был настроен на сладкие и долгие пытки. Оставив вибратор в теле своего любовника, он отошел. Костя невольно всхлипнул, действительно борясь с собой. Хотелось и вытолкнуть эту штуку, чтобы облегчить себе жизнь, но и не хотелось терять удовольствия. Да и Антон приказал держать ее. Подрагивая всем телом, Костя чуть ерзал на кровати, утыкаясь лбом в свои руки и умоляя себя не спускать руки к члену - а приласкать себя очень хотелось.
Крепкая рука настойчиво потянула за волосы на затылке, заставляя поднять лицо. И оно того стоило - зрелище было шикарным, Костя даже едва не "выронил" вибратор. Все же его мужчина был прекрасен, особенно, когда обнажен. Ровный красивый член уперся ему в губы блестящей от смазки головкой. Подняв взгляд, Костя приоткрыл ротик сильнее, обхватывая член губами. Облизав головку, как леденец, Костя забрал его глубже, отсасывая своему мужчине с явным удовольствием. Это было невероятное ощущение, чувствовать член в своем горле и одновременно получать удовольствие сзади. Кажется, Костя начал понимать тех, кто тащился от секса втроем. Сейчас он был точно не против, если бы эту игрушку заменил мужчина с твердой эрекцией, крепко трахнув его в задницу.

+1

14

Как и следовало ожидать, Костя моментально принялся облизывать и сосать член. Вот тут Крестовскому вполне можно было расслабиться и позволить себе стоны. Гостеприимный рот позволял входить достаточно глубоко, чтобы ощутить и твердость нёба, и мягкую упругость щек. Придерживая парнишку за волосы, чтобы самому задавать и глубину проникновения, и время нахождения, Антон, тем не менее, не испытывал того на прочность. Садистом он не был, а мальчика своего действительно любил, и пусть сейчас их игра была из несколько других фантазий, чем обычно, портить впечатление от секса он не собирался.
Выпяченная попа, с торчащим в ней подрагивающим вибратором, выглядела до безумия соблазнительно, и Крестовский ловил себя на мысли, что очень хочет как следует отхлестать ее ремнем, однако в данной позиции он был как нельзя более уязвим, поэтому сдерживался изо всех сил, позволяя себе только несильные касания гибкой спины, всего лишь подстегивая своего любовника зажатым в руке ремнем. Он уже успел пожалеть, что не догадался сменить приспособление – в его заветном чемоданчике хранились еще несколько весьма полезных для порки штуковин. Крестовский держался сколько мог, гладя на холмы ягодиц, еще хранящих на себе следы экзекуции, но чувствовал, что напряжение нарастает. Член размеренно ходил во рту Кости, вот-вот готовый разразиться первой порцией удовлетворения. Сильнее сжав в кулаке пряди светлых волос, Крестовский до основания вбил член в подготовленное горло, удерживая Костю, не давая ему соскочить, фактически зажав его с распахнутым ртом, хлестко и ощутимо ударил выпяченные ягодицы и кончил, содрагаясь от оргазменных спазмов. Отпустив пряди только тогда, когда последняя капля попала по назначению, Антон отстранился, пошатнувшись, и сладострастно оглядывая измученного задержкой дыхания мальчишку. Несколько секунд передышки и Крестовский был готов продолжать.
- Умница, - хрипло, со сбившимся дыханием проговорил он, отирая парнике губы, проводя по ним большим пальцем.
Наклонился, коротко поцеловал и дернул на себя, отчего игрушка выскочила и забилась на покрывале. Крестовский поморщился и выключил уже ненужную вещь. Хотел бы он попробовать секс втроем? Безусловно. Но вовсе не так, как пожелал бы Константин.
Вот даже сейчас Костя наверняка ожидал, что измениться хотя бы поза, но нет, он снова был поставлен на колени, а вот ремень обхватил его руки у локтей и безжалостно их стянул. Да, следы непременно останутся, но не на тех местах, которые требуют постоянного обнажения. В руку Антона приятно легла плеть с обманчиво мягкими полосками замши, сам Костик теперь был вынужден еще сильнее развести ноги и лечь грудью на постель, соблазнительно открываясь. Член Антона вновь налился жадностью, распаленный девайсом анус подрагивал, готовый принять его и Крестовский не стал тянуть, сразу входя полностью, до упора, а плеть прошлась по бокам Кости, заявляя о серьезности дальнейших намерений мужчины.

+1

15

Костя прикрыл глаза, шумно выдыхая носом и старательно работая губами, языком, горлом - все, как нравилось его мужчине. Но сегодня, казалось, что тому было мало. Руки, все также крепко, но не больно держащие за волосы, насаживали его сильнее на крепко стоящий член, отчего глотка невольно сжималась, обхватывая головку, так своевольно врывающуюся слишком глубоко. Костя даже забыл про вибратор, все также жужжащий в его заднице. Все же перед ним стоял живой, тепленький, его любимый мужчина, который привлекал несравнимо больше, чем бесчувственная игрушка.
Член ворвался в горло максимально глубоко, едва не вызвав естественные спазмы. Горло так и порывалось исторгнуть ненужное, отчего на глазах проступили слезы. Но все быстро закончилось, и Костя, сглотнув, шумно вдохнул, наконец. обретя возможность дышать полной грудью. Это чуть сбило возбуждение, хотя парень ничего и не сказал против. Как-то рассеянно и смазано поцеловав в губы, когда предоставилась такая возможность, он опустился обратно, расставляя колени шире. Теперь, когда в рот больше не толкался крепкий орган, а вибратор валялся выключенным поодаль, Костя чувствовал себя несколько опустошенным, как будто продолжения не будет и он зря ждал.
Тем не менее все продолжалось: руки были загнуты за спину и перетянуты ремнем, заставив Костю поерзать, находя более удобное положение, чтобы и лицом не в кровать упираться, и равновесие не терять. Ноги разошлись еще чуть шире в поисках этого баланса, и вновь вернулось это чувство открытости и беззащитности, которое подстегивало былое возбуждение. И как же было прекрасно, когда Антон исполнил то, о чем мечталось долгое время! Из горла вырвался несдержанный, прерывистый от сбившегося дыхания, громкий стон. Костя невольно обхватил член Антона крепче своим телом, затем расслабился, а потом повторил это еще раз прежде чем совладать со своим организмом окончательно.
Но концентрации не хватило надолго, немного жгучие хвостики плетки щелкнули по ребрам, заставляя Костю вновь напрячься. Мошонка невольно поджалась, заставляя парня еще сильнее ощутить неприятную "стяжку", не позволяющую оторваться по полной. В голове сверкала уже только одна мысль: "Трахни меня. Оттрахай меня так сильно, как можешь".

+1

16

Второй заход был еще прекраснее – Костя мог позволить себе страстные стоны, что Крестовского очень сильно возбуждало. Когда его член погрузился до основания и жаждущее тело и Костя отозвался, сжимая его и громко, протяжно выстанывая свое желание, Антон даже замер, придерживая парнишку за бедра, млея от того, что, несмотря на недавнюю разрядку, готов к не менее продуктивному забегу. Ему не хватало сейчас только одного: чтобы к стонам присоединились слова, мольбы. Он довольно много поэкспериментировал в своей жизни и прекрасно понимал, что мягкий ремешок на мошонке уже порядочно мешал юному любовнику. Крестовскому стало интересно на сколько хватит выдержки у Кости, но помогать и освобождать его до просьбы не собирался, в конце концов, это такой же элемент игры, как и связанные руки, сильный захват волос, плеть и глубокие толчки.
А двигаться в таком желанном и готовом для большего теле было очень хорошо – мышцы сжимали член, будто сопротивляясь его вторжению, но податливо впускали. Сам Костик сейчас был олицетворением безумно соблазнительного сочетания протеста и покорности. Эта поза, подрагивающая от ударов бедер спина, розовеющие полоски на коже, но отсутствие жалкого сломленного подчинения – идеальный любовник, который мог дать столько, что касалось не только постели, что Крестовский порой начинал задумываться: а зачем ему еще что-то? Но мысли пока не формировались в что-то более весомое, грозящее в корне изменить жизнь не только им обоим.
Плеть опоясала бока юноши, больно щелкнув самыми своими кончиками по животу в опасной близости к слишком чувствительной сейчас головке, тут же взметнулась и в следующем ударе уже прошлась по выставленной ягодице, задев бедро и самого Антона. Контраст ощущений был настолько сильным, что Крестовский не только не сдержал своего стона, но и в буквальном смысле почувствовал в себе пробуждение зверя. Сильно взмахнув он еще пару раз прошелся по обманчиво покорной спине, задев плечи и руки, откинул плеть в сторону и дернул за ремень, связывающий локти. Ох, достанется ему потом за все эти следы – Костя слишком трепетно относился к своему телу, - но все то, что сейчас происходило стоило будущих укоров и может даже небольшого скандала.
Подняв Костика так, что держался он теперь только на собственных коленях и за счет стянутых рук, Крестовский раз за разом входил в его тело, сильно, до упора вгоняя член, рыча голодным зверем от захлестнувшего возбуждения и азарта. В ушах пульсировала кровь, заглушая поверхностные звуки.
- Ну же! – рыкнул он, в очередной раз толкаясь внутрь. – Ну!
Да, он хотел сейчас услышать признание полной подчиненности и мольбу.

+1

17

Держаться уже действительно было тяжело. Возбуждение было предельным, и, если бы не этот чертов ремешок, Костя бы пожалуй кончил, едва Антон совершил пару крепких фрикций. Такой исход не устраивал и самого Романова, поэтому он твердо решил терпеть до последнего, пока станет впору кричать о пощаде. Кроме того, ему казалось, что Антону тоже этого хочется - искренней просьбы о помиловании, а не просто потому, что надоело.
Ударов плеткой Костя почти и не чувствовал. Рефлекторно вздрагивал от этих щелчков, но все сознание занимало небывалое удовольствие сзади. Вроде бы никогда и не был чистым пассивом, всегда предпочитая разнообразие. И лежать неподвижно с раздвинутыми ногами было не для него. Но с Антоном он просто грезил тем, чтобы тот зажимал его в каждом углу, доказывая своим членом свою силу и как будто бы превосходство.
Громко выстанывая и вскрикивая, Костя закрывал глаза, пребывая где-то в другом месте, полном наслаждения. Пока Антон не дернул его за руки, вынуждая подняться, с трудом удерживая свое тело. Он напряженно сжался, отчего глубокие сильные толчки стали еще более чувствительными. Антон двигался так жестко, словно насиловал, только вот это тело было совсем не против такого надругательства. Вот тогда Костя и понял, что еще немного и просто умрет, если не получит должной разрядки. Внизу все уже болело от возбуждения, он больше не мог выносить этой сладкой пытки.
- Пожалуйста, Антон... - кое-как выдавил из себя Костя. Он задыхался в собственных стонах. Ему не хотелось, чтобы это прекращалось, но и не мог больше ждать, - Дай мне кончить, прошу... - вот это было действительно искренним. Он уже не стонал, а почти кричал, содрогаясь всем телом от мощных волн удовольствия, разлетающихся по телу от каждого сильного толчка, вгоняющего член до упора в его покорную задницу.

+1

18

Чувства, ощущения, желания просто перехлестывали через край, Антон и сам едва держался, выбивая стоны из юноши, которые только сильнее распаляли. Замкнутый круг.
Новое положение, когда Крестовскому приходилось удерживать Костю, сохраняя бешенный ритм движений, требовало немалых сил, но сейчас Антон был способен на такое, как древнегреческий бог или, как минимум, герой. Достойное завершение начатого. Оставалось лишь дождаться того, ради чего все и затевалось. И вот момент настал, Костя взмолился и его слова моментально отозвались жарким вихрем внизу живота мужчины. На миг остановив фрикции, придерживая парня поперек туловища, Антон спустил руку вниз, огладив живот, лобок, погладив член, чтобы насладиться очередным стоном, и снял ремешок с его мошонки. И тут же, не давая ему ни секунды продыха, снова перехватил руки у локтей и продолжил быстрые резкие движения. И только на самом излете, за секунду до разрядки, Антон прижал мальчишку к своей груди, широкой ладонью обхватил его лицо, поворачивая так, чтобы можно было хоть немного приблизиться к его губам, впился жадно и остро в самый их край, обнимая, присваивая совсем и беспощадно.
- Костя… - едва слышно выдохнул Антон, изливаясь в горячее трепещущее нутро.
И едва держась на начинающих дрожать ногах, он куда более ласково начал гладить стройное тело, покрывать поцелуями плечо и шею, одновременно пытаясь распустить ремень, сыгравший сегодня свою звездную роль. Освободив Костю от пут Антон бережно уложил его на кровать, лег рядом, близко прижавшись, и продолжил нежные, почти невесомые поцелуи, разглаживая еще пока красные следы на руках и боках.
- Живой, малыш мой? - ни во взгляде, ни в голосе больше не слышались прежние властные жесткие нотки, напротив – голос обволакивал и ласкал так же, как и руки. – Ты прекрасен.

+1

19

Наконец, это свершилось! Костя мог поклясться, что подобного блаженства только от представления того, что ему светит, он не испытывал никогда. Антон только лишь скользнул рукой по направлению к члену, а тело юноши уже тряслось в эдакой предоргазменной лихорадке. Он был на грани уже такое количество времени... И наконец ненавистные уже путы были сняты, что Костя сопроводил таким сладким стоном с явным облегчением. Легкая тянущая боль в напряженных мышцах - когда Антон вновь потянул его за руки - ненамного отвлекла, не позволив излиться тут же, без ласк и глубоких толчков. Но последние тут же продолжились, и громкие вскрики все чаще слетали с губ Романова - уже не на каждом вдохе, а, казалось, на полувдохе. Кажется, он вообще не мог тихо дышать.
Он кончал, содрогаясь всем телом, когда Антон повернул его голову и целовал в уголок рта, и не мог ему достойно ответить. Даже дышать не мог, такой резкой и сильной была волна долгожданного оргазма. Уши заложило, а сознание будто выключилось на миг так, что очнулся в полной мере Костя только, когда Антон уже укладывал его на кровать, бережно высвобождая руки из плена крепкого ремня. Да, тот был сегодня гвоздем программы... Тяжело дыша, хватая воздух ртом, Костя растянулся на кровати, как-то несколько бездумно глядя в потолок и скользя ладонями по собственному телу.
- О да, - выдохнул с блуждающей улыбкой Костя, обращая наконец свой взгляд на любовника, - А ты вообще великолепен... - искренне признался он, - Это можно записать в десятку лучших... Мне нравится, как ты скучаешь... - усмехнулся он и потянулся за мягким, ласковым поцелуем.

+1


Вы здесь » Прогулки по Москве » -Архив игровых тем » Взгрустнулось...


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC