Прогулки по Москве

Объявление

Добро пожаловать!

Рейтинг игры 18+!
Новости:

УРА! НАМ ПЯТЬ ЛЕТ!

С ЧЕТЫРЁХЛЕТИЕМ, "ПРОГУЛКИ"!

Новогодний Декамерон

Огромная благодарность нашему любимому Костику за новый, чудесный дизайн, за помощь проекту и за поддержку в эти нелёгкие для нас времена. Спасибо, друг!

НАМ - ТРИ ГОДА! ПОЗДРАВЛЯЕМ!!!

НЕ ПРОХОДИМ МИМО! НА ФОРУМЕ МНОГО ИНТЕРЕСНОГО! КОНКУРС "ВИЗИТНАЯ КАРТОЧКА"

КОНКУРС "УГАДАЙКА!"

ВНИМАНИЕ: ОБНОВЛЕНИЯ НА ФОРУМЕ, СЛЕДИМ И УЧАСТВУЕМ!

ПОЗДРАВЛЯЕМ ОДНОГО ИЗ САМЫХ СТАРЕЙШИХ И ПРЕДАННЫХ УЧАСТНИКОВ АРСЕНИЯ БАРСОВА С ВСТУПЛЕНИЕМ В АДМИНИСТРАТИВНУЮ КОМАНДУ!

АДМИНИСТРАЦИЯ ФОРУМА ВЫРАЖАЕТ ОГРОМНУЮ БЛАГОДАРНОСТЬ ВАРЕНЬКЕ ЗИМИНОЙ ЗА СОЗДАНИЕ ЧУДЕСНЫХ НОВОГОДНИХ АВАТАРОВ ДЛЯ ЖИТЕЛЕЙ МОСКВЫ!


ЭТОТ ГОРОД НАС МАНИТ, ЭТОТ ГОРОД ПЛЕНИТ,
И КАЖДАЯ УЛИЦА ЗДЕСЬ КАК МАГНИТ
ДЛЯ УДАЧИ, ДЛЯ СЛАВЫ, ДЛЯ КРУПНЫХ ПРОБЛЕМ,
ДЛЯ ЛЮБОВНЫХ ИСТОРИЙ, СЕРЬЕЗНЫХ ДИЛЕММ.
ЭТОТ ГОРОД БЕЗ ПРАВИЛ, ЭТОТ ГОРОД – СУДЬБА.
ВЫБИРАЙ ЖЕ ДОРОГУ!
ЭТО - НАША МОСКВА!



ЖАНР ИГРЫ - реальный мир
СИСТЕМА ИГРЫ - эпизодическая
РЕЙТИНГ - 18+
ВРЕМЯ - реальное


В МОСКВЕ - РЕАЛЬНОЕ ВРЕМЯ. ОСЕНЬ 2016.

МОСКВА РАСКРАШЕНА В БУЙСТВО КРАСОК ЗОЛОТА И БРОНЗЫ, И ХОТЬ НА УЛИЦЕ УЖЕ СТАНОВИТСЯ ХОЛОДНО И ПРОМОЗГЛО, В ДУШАХ ЕЁ ЖИТЕЛЕЙ ПО-ЛЕТНЕМУ ТЕПЛО И СОЛНЕЧНО. НАЙДИ СВОЙ ОСЕННИЙ МАРШРУТ И ПРОГУЛЯЙСЯ ПО ДОЖДЛИВЫМ УЛОЧКАМ МОСКВЫ!






Наши партнеры:

Красная зона Станция .Север. Мийрон Deadly Sins

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Прогулки по Москве » -Прошлое » Ураган "Резниковы"


Ураган "Резниковы"

Сообщений 1 страница 8 из 8

1

1. Название:
Ураган "Резниковы"
2. Участники:
Степан Резников, Юлия Резникова, Матвей Крушинский (тоже будущий Резников XD)
3. Время и место:
Сентябрь 2015 года, квартира Резниковых
4. Краткое содержание:
Жить в семействе Резниковых - тягостное испытание, особенно для того, кто остался лишь на вторую ночь. Выдержит ли Матвей испытание?)
5. Рейтинг:
Высокий, это же мы.

0

2

Это было прекрасно. Впервые за долгое время Степа реально чувствовал влюбленность. Не глубокую, осмысленную любовь, вырывающую твое сердце, а начало привязанности и эти щекотливые, острые чувства, заставляющие тебя жаждать последующей встречи с человеком со сбившимся дыханием. Они встречались с Матвеем около недели, и еще ничего толком не было понятно, кроме того, что они определенно нравятся друг другу. «Проверка на уродство» была пройдена, как и первый сексуальный контакт. Степа невероятно поразил своего нового партнера, но это ничуть не отпугнуло такого скромного на первый взгляд блондина, и вот они уже провели в объятиях друг друга вторую ночь, соскучившись за пару прошедших дней.
Они еще мало знали друг друга, но Степа (вероятно, с высоты своих лет, которые упрямо отрицал) видел проглядывающий характер партнера – куда более твердый и решительный, чем Матвей демонстрировал это. И спустя эту неделю, кузнец только уверился, что этот милашка со светлыми волосами еще задаст ему жару. Примерно также, как задал этой ночью в постели… Ох, одно только воспоминание об этом возбуждало снова.
Степа проснулся в восьмом часу, не смотря на выходной и на то, что заснул почти с рассветом. Он был диким «жаворонком», от чего ничуть не страдал. Напротив, у него была замечательная возможность заняться своими делами, пока сестры еще крепко спали в соседних комнатах (например, выпроводить очередного любовника за дверь до того, как Юлька и Ритка его бы увидели). Матвея провожать за дверь Степа не хотел, он хотел продолжения банкета, и особенно не мучился совестью, когда разбудил сладко спящего парня жадными поцелуями в те места, о которых в приличном обществе не положено и думать.
Долгий, неторопливый секс (тихий, как казалось Степе) закончился каким-то утомленным, протяжным оргазмом. Спать уже не хотелось обоим, поэтому было принято решение пойти на кухню и хорошенько поесть, чтобы восстановить силы. Степа натянул трусы, ограничившись этим, Матвей же оделся более цивильно, опасаясь, что сестры все же встанут, и не горя желанием попасться в обнаженном виде под их пристальные взоры. Едва слышно перешептываясь, чтобы никого не разбудить, парни вышли из спальной и прошлепали босыми ногами до кухни – благо та была ближе к их комнате – спальные сестер находились в противоположной стороне квартиры.
Без дурачеств не обошлось, и, удивительным образом ничего не свалив, Степа хватал по пути своего любовника, целовал его куда попало, нашептывая на аккуратное ушко всякие пошлые глупости. Но зайдя на кухню, Степа чуть не уронил самого Матвея, которого держал в крепких объятиях кузнеца. За столом сидела растрепанная и явно не выспавшаяся Юлька, потягивая чай и как-то слишком пытливо посматривая на ввалившуюся парочку. Оставалось только надеяться, что причина, по которой сестра не выспалась, была где-нибудь в душе или в кровати, а не замерла в руках Степана, также не ожидая увидеть хоть кого-то.
Юлька и Ритка только мельком видели Матвея, и Степа пока не хотел, чтобы его сестры знакомились с ним ближе. Он прекрасно понимал, что их троится наводит ужас на все близлежащие районы, и не хотел, чтобы Матвея попросту спугнули. С другой стороны, он когда-нибудь точно должен был познакомиться со всеми членами долбанутого семейства и Даней (да, именно так, отдельно).
- Привет, че не спишь? – беззаботно спросил Степа, отлипая от Матвея, поправляя яйца в трусах и отходя в сторону, чтобы поставить чайник и заглянуть в холодильник.

+1

3

Да, Степе именно показалось, что, развлекаясь с очередным партнером, он вел себя тихо.  В доме с самого утра, когда жизнь еще не проснулась, слышимость очень хорошая, будто стены становятся похожими на тончайшую кальку, но когда занимаешься сексом, как-то об этом забываешь. Мысли совсем о другом, даже если стараешься вести себя тихо. Уж Юльке-то это было известно, девчонки попадались разные, некоторые были на редкость визгливыми, что добавляло очков к ее самоуверенности.
Этим утром Юлька проснулась раньше, чем прозвенел ее будильник. У нормальных людей в этот день был выходной, а у Юльки…  у Юльки все было как обычно. Ничего не менялось в доме Облонских... Календарные выходные как были, так и оставались самыми рабочими ее днями. Ведь то, чем она занималась, люди чаще всего могли делать только лишь в свободное от учебы и работы время, а именно вечерами и в выходные.  А такая фанатка своей работы, как Юлька, вообще крайне редко устраивала себе дни без танцев.
«Движение – жизнь», шутила она. Но, скорее всего,  поэтому и жила в этой своей подвижной жизни в одиночестве, а не с какой-нибудь симпатичной куколкой, которая ходит по дому в милом передничке и умеет вкусно готовить, а так же сногсшибательно стонет ночью (и не только ночью). Какие шаблонные мечты. Иногда за них хотелось посмеяться над собой. Ей казалось, что она не требовала много, но пока терпеливую женщину, желающую быть на втором месте после работы, она не встретила.  Лишь развлекалась, так же, как и брат. И не винила его. Не везло им в любви.
Именно брат был самым близким человеком, чтобы обвинять его хоть в чем-то. Поэтому они друг для друга столько и значили, ведь всегда находили понимание в отражении одинаковых радужек глаз друг друга, словно были близнецами. Единственное, в чем они не сходились, так это в том, что Юлька не была жаворонком. Эта совушка хотела бы поспать до обеда, но этого никогда не получалось. Порой даже до будильника – врага номер один, спать не получалось, потому что Степка-жаворонок, а жаворонки любят трахаться по утрам, вот прямо как сегодня.
Слушать их ахи и охи, Юльке надоело, поэтому она, взглянув на часы, решила, что засыпать уже нет смысла, и направилась на кухню пить эликсир пробуждения – кофе. Благо в этом семействе была кофеварка, которую купили в квартиру чуть ли не самой первой из техники. Точнее Юлька ее приволокла с блестящими глазами, теперь утром она не пропускала ритуал с кофе.
На самом деле попивая бодрящий напиток, Резникова не думала, что эти два любовничка накувыркаются так быстро и выползут на свет божий именно сейчас.  Максимум, она ожидала увидеть голого Степку, спешно наковыривающего чего-нибудь съестного в холодильнике и снова скрывающимся в своей комнате страсти и разврата. Но нет, они оба (Степа и его новый кавалер) решили культурно позавтракать. Но это появление во всей красе, у Юльки чуть кофе носом не полился,  она захихикала, прижимая татуированную ладонь к носу. 
- Картина Репина «Не ждали». Степыч, ты – прекрасен! -  вот уже тут она расхохоталась, поставив чашку от греха подальше  на ровную поверхность стола.
Кстати, сидела она, как обычно, то есть как попало, ноги на раскоряку, причем одна из  ступней  упиралась в сидушку стула, поэтому довольно угловатая коленка торчала из-под стола, но тут все было прилично, так как Юлька перед выходом из своей комнаты все же натянула шорты, естественно, короткие, но уже не в трусах и ладно. Сверху на ней была мятая после сна черная футболка с агрессивным рокерским принтом…  да, наверное, это была какая-то ее любимая группа или что-то в этом роде. 
Не смеяться было сложно, такую картину она еще не наблюдала, а если и наблюдала, то очень давно. Степка пожизненно дурачился, но чтобы почти приносить своих любовников к завтраку… … … Эта мысль заставила ее напрячься. Юлька внимательно посмотрела в глаза брата - тот светился, как  неопытный светлячок, что натолкнуло ее на определенный  вывод.
- Если я отвечу на твой вопрос, это заставит вас обоих краснеть. Нет, ну,  тебя то вряд ли, ты у нас не стесняшка и уже привык к моим едким высказываниям, но твой милый блондинчик со мной еще не знаком, хоть мы и виделись мельком пару дней назад, - она подмигнула тому, кто почти завис над полом, удерживаемый такими сильными и татуированными вусмерть руками, как и у нее самой.
А память у Юльки была хорошей, особенно на лица.  И она с ходу могла сказать видела она этого человека или нет. А так же, сколько лет человеку перед ней, сколько он весит  и прочее. Это было профессиональным качеством. Она ведь готовила танцоров, для которых вес, рост и прочие внешние параметры были очень важны. И человек в руках Степы был моложе брата. Причем, так заметно, однако только ее брат сейчас был похож на влюбившегося школьника.
- Ты влюбился что-ли?  - она плотоядно улыбнулась, брат знал эту улыбку и наверняка представлял, что за ней последует. Юлька, хоть и любила его без памяти, а поиздеваться над ним не упускала возможности. Тем более, как жить без мести, за желанные минуты сна? А ведь с утра у нее всегда было отвратительное настроение.

Отредактировано Юлия Резникова (2017-01-14 14:23:06)

+1

4

Степа умел удивлять, это Матвей сразу понял, как только услышал «трахни меня». В первый момент он даже растерялся, подумав, что не верно понял сказанное, но нет, все верно понял. И вот тут, уже в процессе исполнения желания, Матвей осознал, что все очень правильно складывается. С Костей все было не так. Костя был для него лоцманом, прокладывающим путь к самому себе, к осознанию себя, а Степа вдруг оказался той гаванью, куда Матвей так долго добирался. Не больше и не меньше. С ним Матвей, наконец, почувствовал, что нашел. Возможно, это было слишком самонадеянно спустя неделю решить, что вот оно, но никогда раньше он не чувствовал себя настолько уютно и спокойно. В будущее Матвей не заглядывал и не загадывал, как все сложится в новых отношениях, просто вдруг расслабился и успокоился.
Ночь прошла продуктивно, хотя Матвей периодически вздрагивал от шума, производимого кузнецом. Порой не выдерживал и просил того быть потише, но потом сам же срывался, стонал, охал и ахал, вторил своему страстному любовнику. Заснули они глубоко под утро.
Пробуждение же оказалось настолько приятным, что Матвей некоторое время был уверен – сон продолжается, но теплые наглые губы быстро убедили его в обратном и он включился в игру «неторопливый утренний секс».
- Кушать хочу, - хрипловато со сна пробормотал Матвей в татуированную шею Степушки, не забывая поцеловать и обхватить губами мочку.
Еще он бы с удовольствием сходил в душ, но есть хотелось больше.
Стараясь не очень сильно шуметь, они выбрались на кухню, но тут их ждала засада. В целом Матвей догадывался, что родственники Степана не могут быть тривиальными людьми, но видеть девушку пацанского образа, чьё тело было сплошь покрыто татуировками все равно было непривычно. Хотя, на своей работе чего он только не видел, чьих только тел не встречал.
- Доброе утро, - пробормотал парень, внезапно застеснявшись и попытавшись слиться с местностью. Хотя, это ему едва ли тут удалось – он настолько выделялся в этой компании, что казался ангелом, случайно попавшим на вечеринку в Аду.
Любезная словесная перепалка любящих брата и сестры смущала, Матвей как-то сразу почувствовал себя не в своей тарелке. Из головы сразу же испарились мечты о душе, даже есть хотелось куда меньше. Сейчас он лучше бы исчез из этого гостеприимного дома, чтобы немного отдышаться и подумать о том, что происходит. Былого спокойствия как не бывало – как-то неловко было ощущать себя инородным телом, о котором упоминают в третьем лице, пусть и отмечают твое присутствие бодрым подмигиванием.
- Простите, если помешали, - не в тон парочке сказал Матвей, поправил немного всклоченные волосы и представился:
- Меня зовут Матвей.
Руки, согласно общему этикету, он не протянул, хотя поймал себя на том, что вести себя так, как принято с девушками с этой татуированной красавицей не хочется. Потом он кинул печальный взгляд на Степана, подавил в себе вопрос «не помочь ли тебе» и скользнул за стол, присаживаясь на самый дальний стул. Неловкая ситуация, неловкая.

+2

5

На восторженные речи сестры, Степа развернулся и шутовски раскланялся в разные стороны, будто в ожидании ликующих оваций толпы. На лице его сияла широкая и даже чуточку самодовольная улыбка.
- Спасибо, спасибо, не нужно столько цветов, - он картинно прижал руки к сердцу, но все же отвернулся обратно к кухонному гарнитуру, чтобы продолжить соображать нехитрый завтрак для двоих.
Краем глаза он увидел, как Матвей тут же стушевался, усаживаясь на самый краешек стула, словно до встречи с кузнецом, проходил долгое обучение в институте благородных девиц. Сам же Степа испытывал двоякое чувство. С одной стороны, он не хотел, чтобы Юлька ошарашила его любовника с первого дня знакомства, поэтому про себя буквально молился о том, чтобы та вела себя более сдержанно. С другой стороны, это были они – Резниковы. Все, кроме Дани, они отличались безумной энергетикой, непредсказуемым поведением и трудно осознаваемым характером.
- Вот и правильно, нечего мне парня пугать, - пробасил Степа, заливая кипятком быстрорастворимый кофе, - Мать, это Юля, младшая сестра моя. Юля, это Матвей, - он быстро всех перезнакомил и повернулся к последнему, задав обыденный вопрос, дабы сгладить ситуацию, - Мать, что сделать на завтрак? Я тот еще кулинар, так что могу погреть суп, могу сделать омлет или яичницу или, если хочешь деликатесов, нарежу бутербродов со всем подряд, что только найду в холодильнике.
И на этом бы все и закончилось, но Юля же не могла держать язык за зубами, поэтому не удержала и этот интересующий ее вопрос про любовь. Вероятно, она заметила какие-то изменения в глазах и лице своего брата, который был ей, если честно, ближе остального семейства. Так уж получилось. Степа не знал, почему вышло именно так – была ли тому виной гомосексуальная ориентация обоих или же они просто друг другу лучше подходили в психоэмоциональном плане.
Факт оставался фактом. Рита была одиночкой по натуре. Она любила свою семью и всегда охотно проводила с ними время, но крайне редко нуждалась в поддержке, советах или иной помощь от братьев и сестры. Даня вообще был тихоней и до сих пор, по мнению большинства Резниковых, не отлип от маминой юбки, хотя старшие и перестали его задирать с давних пор. Степа же с Юлей порой вели себя как близнецы; они были самодостаточными единицами общества, тем не менее, не стремились «расставаться» друг с другом.
- Та-а-ак, - протянул делано недовольно Степа, уперши руки в бока, - Что за вопросы такие? А как же тайна? А вот если его мой ответ шокирует, - кузнец ткнул в сторону притихшего Матвея ложкой, - Не могла подождать, пока его тут не будет что ли? – Степа выдержал по истине театральную паузу и наперекор своей предыдущей пылкой речи спокойно заявил, - Влюбился что ли.
С этими словами, Степа развернулся обратно, продолжая стряпать то, что одобрил на завтрак его партнер. Попутно, конечно, осмысливая, какой процент правды в том, что он проговорил. Умозаключения верно вели к тому, что процент этот был безумно велик. Он и правда ощущал дурацкую влюбленность, присущую обычно подросткам. Когда сердце замирало и не хотелось отпускать от себя… И это, если честно, пугало Степана.
Будучи в душе взрослым и рассудительным человеком (чему бы многие невероятно удивились), он бы предпочел более размеренные и спокойные чувства, основанные не на сумасшедшем биении сердца, а на понимании, совместимости, способности притираться друг к другу, каким бы ни был идиотом один из них. Конечно, эта дико вспыхнувшая страсть невероятно обостряла чувства, но она могла перерасти во что-то более степенное и серьезное с той же долей вероятности, как и угаснуть насовсем.

+1

6

Когда Степка начал шутливо кланяться, Юлька, естественно, тихонько захлопала в ладоши, скорее имитируя бурные овации, будто поддерживая его игру, ибо так было всегда. Да и она уже хлопала ему минутами ранее, отчего не повторить? Несмотря на то, что порой эти двое несли совершеннейшую пургу, им удивительно удавалось оставаться на одной волне в любой ситуации.
Однако это ни в коем случае не касалось новенького блондинчика. Матвей оказался даже слишком стеснительным парнем, поменялся в лице, и вообще, казалось, хочет  стать сквозняком, и вылететь отсюда в форточку. Юлька же была оторвой, но не глупой. Она подметила, что разговаривая с ней, ее братишка отвернулся готовить завтрак. Будто этот мальчик, который теперь сидел за столом с ней, был Степану дороже нее. А  это было... хм.. невозможно?
И нет, она не ревновала. Юлия, как и любая любящая сестра, желала своему брату самого лучшего. Но у Степки, как и у нее самой, был сложный характер, парень никогда не был влюбчивым, много дурачился, но всегда четко осознавал, что делает. И пусть он шутливо признал свою новую влюбленность, но Юля отчего-то знала, что он сказал правду.  Одного взгляда на счастливое лицо брата хватило, чтобы это осознать. Плюс он так самозабвенно хотел накормить Матвея, так заботился о нем, что прикола тут быть не может. И даже если сам Матвей считает это шуткой, то Юльку уж точно не проведешь. Этот мямля много значил для ее брата.
- Приятно познакомиться, Матвей, - а вот теперь она протянула ему руку через весь стол, разве что вставать не стала,  а теперь ждала, когда мальчишка поздоровается с ней как положено. Для нее это был привычный жест. Юлька, хоть и перестала конфликтовать с собственным полом, все же оставалась пацанкой.
- А ты не  стесняйся, мы тут все современные и без предрассудков, - хихикнула она, ослепительно улыбаясь, - Осуждать будем, если обидишь этого красавчика, - пальцем она указала на суетящегося  Степку, который, похоже, решил  устроить пир горой, и накормить своего любовника от пуза (либо просто слишком долго копался).
- Короче, я хочу сказать, что извинения излишни, - она небрежно мотнула головой, так что челка прикрыла глаза и тут же, привычным движением, была заправлена за ухо.
- Но раз уж вы оба провинились передо мной, - она сказала это тепло улыбаясь, посматривая то на одного парня, то на другого, - Я хочу услышать невероятную, ох..шеломительную, сногсшибательную, удивительную историю вашего знакомства, - она с удовольствием отпила свой крепкий кофе и сложила татуированные руки на столе, придвинувшись к парням, стебно показывая, что готова слушать.
- Мне интересно, куда нужно пойти и что сделать, чтобы встретить свою любовь? – она продолжала говорить про их чувства, но явно сбавила обороты, предпочитая смущать нового парня Степы чуть меньше, чем планировала изначально. Хотя взгляд ее был все так же нескромен и смотрел прямо в душу новому знакомцу.

Отредактировано Юлия Резникова (2017-01-14 15:09:21)

+1

7

На этой кухне, вроде бы стандартной московской, Матвей все же был этакой экзотической рыбкой в аквариуме с карасями. И вот странно, это Юлия и Степан были с ног до головы усыпаны татуировками, мало вписываясь в общепринятое понятие о нормальном, но именно Матвею было здесь не место. Вот только уходить он не собирался, присматриваясь к сестре Степы, стараясь не особенно часто пересекаться с ней взглядом, потому что девушка-то как раз едва не буравила его, что-то высматривая в нем. Может рассмотреть получше хотела, а может и со зрением что-то не так. Ну, всяко бывает.
- Омлет, - быстро ответил Степану Матя, но желудок подсказал, что добавки попросить после такой растраты калорий будет совсем нелишним, поэтому сразу же попросил. – И бутерброды, если не сложно.
Когда разговор родственников развернулся и в его сторону, Матвей перестал чувствовать себя лишним, но длилось это недолго, вскоре Юля и Степа опять заговорили о нем, как о мебели или приятном приобретении. Видимо, в этой семье это было так принято. Матвей усмехнулся. Вот в той семье, где он рос, правила этикета вдалбливались на подкорку с первых минут рождения. Там никто не позволил бы себе заговорить в третьем лице о человеке, который присутствовал, а тут вот запросто. Задевало это? Да, задевало, но пока еще мало что определяло. Во всяком случае пока сложно было делать выводы, потому что наносное – не значит настоящее. Вот у него дома все были вежливы, как королевские пажи, а чуть получилось не по правилам, так за дверь выставили, толком не дав собраться. Матвей усмехнулся своим мыслям, немного отвлекшись от разговора родственников и тут Юля вдруг решила проявить учтивость, протянув ему руку.
- Взаимно, - он пожал протянутую руку, неловко приподнявшись в табуретки, зажатой между столом и стеной. Кажется, он рано расслабился – испытания продолжались.
Матвей сел обратно, бросив короткий взгляд на спину Степы, который даже в любви вроде как и признался, а вроде как и просто отмахнулся от расспросов сестры.
«Интересно, он это всерьез или как?» - как-то отстраненно подумал парень, прислушиваясь к своим чувствам. Если бы его спросили сейчас, то сначала, до тех пор пока не услышал ответ Степы, скорее всего тоже признался, а вот что он на самом деле испытывал? Безусловно, Степка ему нравился. Он оказался совсем не таким, каким представлялся сначала. Не считая его сексуальных предпочтений, широкоплечий мускулистый кузнец, усеянный татуировками, обладал совершенно потрясающим смехом, от которого дрогнуло сердце Матвея, еще недавно мучимое терзаниями по прошедшим чувствам. Простоватый образ на поверку вышел обычной мишурой для довольно таки утонченной душевной организации. Правда, это совершенно не было помехой для абсолютно безумных поступков, но все это только разжигало интерес Матвея к этому чудищу земному.
- Да, я заметил, - краем губ улыбнулся Матвей словам Юли о современности и отсутствии предрассудков.
Опыт, правда, подсказывал, что у людей, заявляющих о том, что им не присущи предрассудки, существует целый пантеон собственных. Такое часто встречается, что только доказывает, что люди просто не в состоянии жить, не ограничивая себя хоть в чем-то, даже если на первый взгляд кажется, что им не свойственны общепринятые стереотипы. Что он тут встретит?
И встретил практически сразу, когда Юля с чисто женским, если не сказать, бабским любопытством и бестактностью потребовала подробностей их знакомства. Интересно, она реально ждет сказочной истории или это продолжение «тонкого» троллинга? Что-то слишком много вопросов вызывало сегодняшнее утро в юной голове.
- На самом деле история простая, - открыто посмотрел в глаза девушки Матвей и мягко улыбнулся. – Просто друзья познакомили. Скучно, правда?
Улыбка была вежливо приветливой, прямо как мама учила – учтивость и еще раз учтивость, и вы скоро перестанете быть интересным.
- А чтобы найти любовь надо всего лишь идти вперед, - голубые глаза с чисто юношеской наивностью и не испорченностью смотрели в зелено-голубые девичьи.
Матвей в детстве любил играть в гляделки. Чаще выигрывал.

+1

8

События развивались довольно стремительно, что, конечно, не было удивительным для семейства Резниковых, но в этом конкретном случае Степа довольно сильно напрягался в глубине души. Он не был дураком, каким выставлял себя по жизни, и прекрасно понимал, что его странная семья и Матвей – люди довольно несовместимые. У них самих была некоторая фора, ведь они уже провели пару ночей без одежды, абсолютно откровенные друг перед другом. Матвей мог узнать о своем партнере то, что скрывалось за внешним бестолковым поведением, да и явная симпатия позволяла закрыть глаза на то, что тебе не особенно любо.
К Юле у блондина не было никаких чувств, так же было верно и обратное утверждение. И Степа, не смотря на то, что стоял спиной, физически чувствовал напряжение, искрящееся в воздухе. Тут было одно из двух, либо воздух заискрит и ребята продолжат друг другу натянуто улыбаться только ради него, либо они притрутся, немного пойдя на уступки. Все же эта неожиданная встреча произошла слишком рано. Они с Матвеем еще не настолько хорошо знали друг друга, чтобы Степа мог смело утверждать, что сможет уравновесить эти две чаши весов.
Если с сестрой Резников-старший мог поговорить откровенно, попросив ее чуть сдерживать в первое время свой напор (и Юлька бы пошла навстречу, прекрасно понимая и принимая чувства брата), но просить о чем-то Матвея было совсем уж рано. Они только начали встречаться, еще даже в чувствах своих не определились, поэтому о каких просьбах и уступках вообще могла идти речь. В силу своего возраста, Степан точно мог сказать, что мало кто порадуется тому, что на второй неделе встреч ему начнут ставить какие-то условия.
- И ничего не скучно, - тем не менее беззаботно отозвался Степан, ловко перекладывая довольно пышный омлет на тарелку. -  Он увидел меня работающим на конюшне и сразу запал. Я прямо чувствовал его все эти взгляды и мысли, - утрированно заявил Резников, поставив тарелку перед Матвеем, а большую тарелку с бутербродами поставил по центру стола. – Ну, и я не смог удержаться и сразу повез его в ресторан. Самый крутой и пафосный. В подворотне. Без фонарика не найти, - кивнул он, накладывая еду и себе, и Юле, хотя она и не просила.
- Не переживай, сестренка, и на твоей улице перевернется грузовик с бухлом, - усмехнулся Степа, усаживаясь, наконец, за стол в таком же виде, как и пришел, то бишь в одних трусах, и не чувствуя при этом ни стеснения, ни какого-то зазрения совести. – А кому будет не вкусно, в следующий раз сам готовить будет, - пробасил без особенного перехода Степа, сам принимаясь наворачивать омлет с бутербродами с завидной скоростью. Сколько энергии-то потратил за бурную ночь и утро!
Вроде бы обстановку он успешно разрядил своей легкой придурковатостью, теперь Резникову оставалось надеяться, что Рита сегодня ночевала не дома (ему некогда было это проверять) и не вернется сейчас, а если и ночевала, то не проснется в ближайшие пару часов. Ко второй волне подобного татуированного смерча Матвей явно не был готов, а травмировать нового избранника так рано совсем не хотелось.

Отредактировано Степан Резников (2017-10-22 15:03:35)

+1


Вы здесь » Прогулки по Москве » -Прошлое » Ураган "Резниковы"


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC