Вверх
Вниз

Прогулки по Москве

Объявление

Добро пожаловать!

Рейтинг игры 18+!
Новости:

С ЧЕТЫРЁХЛЕТИЕМ, "ПРОГУЛКИ"!

Новогодний Декамерон

Огромная благодарность нашему любимому Костику за новый, чудесный дизайн, за помощь проекту и за поддержку в эти нелёгкие для нас времена. Спасибо, друг!

НАМ - ТРИ ГОДА! ПОЗДРАВЛЯЕМ!!!

НЕ ПРОХОДИМ МИМО! НА ФОРУМЕ МНОГО ИНТЕРЕСНОГО! КОНКУРС "ВИЗИТНАЯ КАРТОЧКА"

КОНКУРС "УГАДАЙКА!"

ВНИМАНИЕ: ОБНОВЛЕНИЯ НА ФОРУМЕ, СЛЕДИМ И УЧАСТВУЕМ!

ПОЗДРАВЛЯЕМ ОДНОГО ИЗ САМЫХ СТАРЕЙШИХ И ПРЕДАННЫХ УЧАСТНИКОВ АРСЕНИЯ БАРСОВА С ВСТУПЛЕНИЕМ В АДМИНИСТРАТИВНУЮ КОМАНДУ!

АДМИНИСТРАЦИЯ ФОРУМА ВЫРАЖАЕТ ОГРОМНУЮ БЛАГОДАРНОСТЬ ВАРЕНЬКЕ ЗИМИНОЙ ЗА СОЗДАНИЕ ЧУДЕСНЫХ НОВОГОДНИХ АВАТАРОВ ДЛЯ ЖИТЕЛЕЙ МОСКВЫ!


ЭТОТ ГОРОД НАС МАНИТ, ЭТОТ ГОРОД ПЛЕНИТ,
И КАЖДАЯ УЛИЦА ЗДЕСЬ КАК МАГНИТ
ДЛЯ УДАЧИ, ДЛЯ СЛАВЫ, ДЛЯ КРУПНЫХ ПРОБЛЕМ,
ДЛЯ ЛЮБОВНЫХ ИСТОРИЙ, СЕРЬЕЗНЫХ ДИЛЕММ.
ЭТОТ ГОРОД БЕЗ ПРАВИЛ, ЭТОТ ГОРОД – СУДЬБА.
ВЫБИРАЙ ЖЕ ДОРОГУ!
ЭТО - НАША МОСКВА!



ЖАНР ИГРЫ - реальный мир
СИСТЕМА ИГРЫ - эпизодическая
РЕЙТИНГ - 18+
ВРЕМЯ - реальное


В МОСКВЕ - РЕАЛЬНОЕ ВРЕМЯ. ОСЕНЬ 2016.

МОСКВА РАСКРАШЕНА В БУЙСТВО КРАСОК ЗОЛОТА И БРОНЗЫ, И ХОТЬ НА УЛИЦЕ УЖЕ СТАНОВИТСЯ ХОЛОДНО И ПРОМОЗГЛО, В ДУШАХ ЕЁ ЖИТЕЛЕЙ ПО-ЛЕТНЕМУ ТЕПЛО И СОЛНЕЧНО. НАЙДИ СВОЙ ОСЕННИЙ МАРШРУТ И ПРОГУЛЯЙСЯ ПО ДОЖДЛИВЫМ УЛОЧКАМ МОСКВЫ!






Наши партнеры:

Красная зона Станция .Север. Deadly Sins

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Прогулки по Москве » -Настоящее » Семейные узы


Семейные узы

Сообщений 1 страница 4 из 4

1

1. Название:
Семейные узы
2. Участники:
Даниил Морозов, Александр Некрасов
3. Время и место:
Июнь 2015 года
4. Краткое содержание:
Похороны могут сблизить дальних родственников: общее горе, чувство утраты. Но что-то здесь пошло совершенно не так...
5. Рейтинг:
NC-17 (нецензурная лексика)

0

2

Несомненно, Даниил опоздал. Более того, он даже не делал вид, что торопится на прощание с покойной. Смотреть на ссохшийся труп, тщательно загримированный умелыми руками визажистов морга, вдыхать запах формалина, духов и многочисленных цветов? Нет уж, увольте. Хватит с него и того, что он подойдет к выносу тела, чтобы погрузиться в душный автобус и потащиться на кладбище по всем московским пробкам.
Единственное, на что надеялся Даниил, так это на то, чтобы его посадили в автобус "гостей", а не ближайших скорбящих родственников. Смотреть на эти сопли и слезы не было никакого желания. В руках у Даниила не было никаких цветов или чего-то памятного, да и одет он был далеко не в черное. У него не было траура, и никто не мог заставить его насильно скорбеть по безвременно ушедшей Наталье.
Можно было подумать, что Даниил был законченным циником, но это было правдой лишь отчасти. Просто он терпеть не мог эту "двоюродную тетушку его троюродной сестры Златы". Спросите, почему? Сделала ли она что-то плохое лично Даниилу? Ответ будет однозначно "нет". Наталья толком и не общалась с парнем. Так что же случилось? Чтобы понять это, нужно было немного покопаться в родственных связях.

На самом деле, Наталья Некрасова - это моя тетя. Да-да, по родственным связям она ко мне ближе, чем мне хотелось бы. Именно поэтому я и выбрал формулировку "двоюродная тетя моей троюродной сестры". Наша чертова семейка слишком большая, чтобы так просто объяснить. Короче...
Дело все в том, что у моего деда по материнской линии было две семьи. Конев Сергей, отец моей матери, бросил свою жену Марину, когда мама была подростком. И повторно женился уже на Инне, от которой и родилась Наталья Некрасова, в девичестве Конева. То есть по сути, она единокровная сестра моей матери. Тем не менее, по понятным причинам, моя мама ее терпеть не может.
При чем тут моя троюродная сестра Злата? Что же, попробую объяснить. У моей бабушки Марины есть сестра Алина, а у Алины есть дочь Светлана (моя двоюродная тетя), а у Светланы дочь Злата. Злата - чудесная девочка, общительная, а главное до маразматических припадков любит всю нашу родню. В том числе и Наталью, по которой нынче, наверняка, ревет, не жалея глаз.
Так вот, раз она хочет причислять себя к этой "некрасовской" семейке - ее чертово дело. Вот так, собственно, и родилась фраза о "двоюродной тете моей троюродной сестры". И сегодня мы, наконец-то, хороним эту корову.

Была и еще одна причина по которой Даниил негативно относился к своим родственникам. Отдалившись от своей первой семьи, дела Сергея пошли в гору, и каждое последующее поколение только приумножало свои богатства. Его внук, кажется, вообще стал писателем. К счастью, Даниил был далек от литературы, поэтому мог не опасаться, что, покупая книги, вкладывает деньги в карман этой ненавистной семейки.
Что же, зато ближайшие родственники Даниила были живы и здоровы, а вот Некрасовы потихоньку вымирали, что не могло не вызвать завистливого злорадства. Парень подошел к парадному в тот момент, когда гроб уже грузили в автобус, а стенающие люди, прижимающие платки к раскрасневшимся лицам медленно рассаживались по своим местам. Даниил огляделся и тут же заметил блестящие на утреннем солнце волосы Златы. Глаза ее были припухшими и покрасневшими, как и крылья носа.
Нет, эта точно сядет в автобус с гробом. Чуть улыбнувшись, вроде как выразив ободрение девушке, что заметила его, он поспешно направился к другому транспорту, затерявшись в группе совершенно незнакомых ему людей. Кажется, краем глаза Даниил увидел и свою мать, удивившись тому, что Анна решила посетить это мероприятие. Может, тоже радуется такому положению дел?
В автобусе было дико душно и жарко, не смотря на свежую погоду. Они ехали так медленно и неторопливо, Даниилу казалось, что его вот-вот вырвет, и он молился, чтобы эта пытка побыстрее закончилась. Скорее бы эту тетку закопали навсегда, воткнули на ее месте деревянный крест и забыли бы про нее навеки. Благо, друзья и родственники Натальи пребывали в трауре и не разговаривали с Даниилом, хоть это было плюсом для парня.
Когда, автобус, наконец, миновал ворота кладбища и остановился, Даниил первым выскочил из транспорта, жадно глотая свежий воздух и незаметно смахивая со лба противную испарину. Видимо, ему и правда немного поплохело. Ох уж эти понимающие взгляды, уставившиеся на парня со всех сторон. "Да-да, мне хуево из-за этой дохлой тетки. В этом вы не ошибаетесь", - огрызнулся про себя Даниил, не чувствуя ни капли вины, ни укола совести. С чего бы вдруг ему любить Наталью? Тем более теперь, когда она умерла и точно ничего хорошего сделать не может.
Всхлипывания и плач становились все громче, по мере того, как родственники покидали автобус и натыкались взглядом на разрытую могильную яму. "То же мне символизм", - подумал Даниил, непонятно к чему. С боку к нему подошла Злата, молчаливо и крепко обнимая рослого парня.
- Так хорошо, что ты пришел, - всхлипнув сказала она, а Даниил почувствовал неловкость. Вот что-что, а утешать и успокаивать людей он не умел совершенно. Неловко погладив хрупкую девушку по спине, Даниил просто прижал ее к себе. Обстановка была так себе, но парень все равно успел подумать о том, что кому-то повезло - трахаться с такой красоткой. Прямо как выигрыш гран-при.
- Я знаю, вы не очень ладили... - Злата продолжала что-то говорить, а Даниил думал: "К чему это вообще?". Нет, все-таки даже у красоток были свои минусы. Например, болтливость.
Когда это, наконец, закончилось, Даниил выдохнул с облегчением и отыскал глазами мать. Это и вправду была она, и, кажется, даже плакала наравне со всеми. Что? Какого..? Даниил встал поодаль, глядя как люди бросаются землей, прощаясь с Натальей. Ближе всех к краю могилы стоял парень на инвалидной коляске, лет тридцати на вид. Красавчик, кстати. Даниил любовался несколько мягким, но мужественным лицом парня, а попутно думал - ебнется ли он в яму на своих колесах или все же нет?
Вот кто симпатизировал Даниилу, так это работники сервиса! Они стояли в стороне с безразличными лицами, как у самого Морозова-младшего, и только ждали, когда можно будет уже закопать очередную несчастную. Даниил отошел еще подальше, закуривая. "Да-да, это мой способ страдания", - ухмыльнулся он про себя, выдыхая струйку дыма. Он так и собирался простоять тут в сторонке, а может и вообще уйти - лучше уж самому добраться до дома, чем трястись в этом омерзительном автобусе-коробке. Но...
- Даниил? - ох уж эти скорбные голоса толстых тетенек, утирающих слезы с тестообразных щек.
Парень обернулся, увидев пышнотелую даму в годах, о существовании которой в своей генеалогической линии совершенно не подозревал. Руки ее подрагивали на спинке инвалидного кресла. О, красавчика привезли! Значит не рухнул.
- Вы, вроде бы, еще не виделись. Сашенька, это Даниил, сын Анечки Морозовой, - и, помолчав, тетка, употребляющая отвратительные уменьшительно-ласкательные интерпретации имен, добавила, - Твой брат.
Какого..?! Да ну нах... Да еб... Бля-а-адь. Все так хорошо начиналось. Даниил едва не поморщился. Так это был сын Натальи, тот самый писатель. Ну, конечно, писатель, без ног-то куда еще пойдешь работать! Но главный вопрос оставался открытым... Зачем им было знакомиться на похоронах? Внутри Даниила зародилось какое-то трепещущее чувство.

+1

3

Было жарко. Очень жарко. Саша задыхался в тонкой хлопковой рубашке. Ему казалось, что она до сих пор хранила на себе жар утюга, когда ее утром отгладили и подали ему чьи-то заботливые руки. Он не помнил чьи именно. Не знал, какого цвета рубашка, но положено случаю она, конечно же, черная. Вокруг постоянно причитали, стонали и всхлипывали, что-то шептали, но ему было абсолютно все равно. Боли он не испытывал. Внутри было темно и пусто как на пыльном чердаке заброшенного дома. Пыльно и жарко. Ему было невыносимо жарко.
Со стороны Александр Некрасов являл собой истинное воплощение глубокой мужской скорби. Он не рыдал и даже не утирал слезы. Он сидел в своем кресле с безучастностью статуи и смотрел перед собой, не разбирая лиц и предметов. Вокруг говорили о том, как переживает бедный мальчик, но как мужественно он держится, а Саша просто сидел и ничего не чувствовал. Все происходящее не имело к нему никакого отношения с того самого момента, когда мама утром не принесла завтрак.
Сквозь тающий утренний сон Александр услышал не то стон, не то зов. Еще не открыв глаз, он прислушался, но звук больше не повторялся. Тогда он позвал:
- Мама!
Ответа не последовало. Саша лежал на кровати, слушая тишину и рассматривая потолок. Чем-то похожим на интуицию, а может на догадливость, он понял, что мама больше не отзовется и то, что он слышал сквозь сон было чем-то вроде предсмертного крика, на который он не смог поспешить, а сейчас уже не было смысла что-либо делать. Он все равно опоздал.
Мама давно уже чувствовала себя неважно, Саша гнал ее к врачу, но она все отнекивалась. А потом под самый Новый год ее прихватило так, что он сам вызвал скорую. В больнице мама провела десять дней, вернулась исхудавшая и посеревшая. И тогда Саша впервые поймал себя на том, что ему не надо знать, что сказали врачи, он и без них знает, что времени немного. Да, он поднял всех, кого только мог, а кого не мог поднять сам – на тех направил более мобильных и въедливых. Им доставали лекарства, названия которых ни о чем не говорили местным онкологам, даже нашли место в больнице в Германии, были и средства, чтобы отправить маму на лечение. Но она отказалась. Сначала она отговаривалась тем, что не сможет оставить его одного. Саша возражал – они поедут вместе, да и пока она лежала в больнице он же не пропал. Потом говорила, что не может одалживать такую сумму и словно не слышала уверений, что ни о каком долге речи не идет, что его дохода вполне хватит и на то, чтобы найти обоим приличное жилье, пройти лечение, а потом отправится хоть в кругосветное путешествие. Потом мама просто устало вздохнула, села на край его кровати и сложила руки на коленях. Она говорила тихо, но твердо и уверенно.
- Сашенька, - только сейчас ее голос дрогнул, но она тут же взяла себя в руки. – Только не плачь. Я понимаю, что ты хочешь сделать все, как можно лучше, но я умираю. Да, врачи говорят, что еще не все потеряно, что надежда есть. Нет, дорогой, увы, надежды нет и не возражай.
У Александра сдавило горло, в глазах закипели слезы, но мама же просила. Он удержался и молча глотал склизкие горячие комки, душившие его.
- Я жалею и переживаю только об одном, - еще тише продолжила постаревшая за последние месяцы мама, - что оставляю тебя совсем одного. Я уже говорила о тебе с тетей Лизой, и она обещала о тебе позаботиться.
Саша терпеть не мог огромных размеров тетю Лизу, вечно сующую свой нос в чужие дела и холодильники, но возразить не посмел. Даже возникшую в голове мысль «Я сам справлюсь» он не смог произнести, просто кивнул.
- Вот и хорошо, - мама похлопала его по руке, поцеловала, пожелала доброй ночи и погасила свет в его спальной.

Как же жарко. Чертова коляска – никто не подумал, что на рыхлой земле он не может ни на сантиметр сдвинуть это чудо инженерной техники, рассчитанной на паркет и максимум на хороший асфальт. Да, под почти обездвиженным телом Александра было не жалкое приспособление, которое выдают инвалидам центры социальной поддержки в порядке строгой очереди. Его машинка стоила дорого и умела многое. Он даже встать на ней мог. Конечно же, не сам и только надежно пристегнутый, но вот сейчас отъехать в тень был не в состоянии. Он мог бы попросить кого-нибудь, но понимал, что пока молчит – к нему не подойдут с жалкими соболезнованиями и ободряющими словами. Этого он не вынес бы, закричал, устроил бы истерику и не потому что был избалован, а потому что было невыносимо больно. Пусто и больно. И еще жарко. Выключите кто-нибудь солнце, ради бога.
Его молчаливые мольбы кто-то все же услышал – коляску дернуло, кто-то засуетился и прямо под ногами Александра показался край пропасти. Он замер, не в силах отвести взгляда от осыпающегося края земли. Бездна, жадно поджидающая за ним, пугала и притягивала одновременно. Что он здесь? Кто он в этом мире? Писатель, чьи книги читают только женщины за сорок, не обладающие хотя бы малейшим литературным вкусом, инвалид, на всю жизнь прикованный к коляске, обуза для матери, которая сгорела раньше времени и унылая обязанность для тех, кому он достанется. Зачем и кому он теперь нужен? Не лучше бы…
Александр кожей почувствовал жадный интерес: рухнет-не рухнет и… не рухнул. Медленно наклонился, поднял ком влажноватой земли, раскрошил в пальцах и неторопливо ссыпал с ладони изящным жестом, слушая как комки гулко стучат о крышку дорогого гроба. Хрен угадали, он справится. Но едва он стряхнул с пальцев остатки земли, как кресло дернули и поволокли куда-то в сторону. Саша хотел было крикнуть, остановить, но все тот же истерический ком заткнул его горло. Не дождетесь, спектакля вам не будет.
Кресло остановилось у ног молодого парня, чье лицо показалось Саше смутно знакомым, но сегодня ему и апостол Павел мог показаться близким родственником. А тетя Лиза затарахтела, как трактор, больной туберкулезом:
- Сашенька, это Даниил, сын Анечки Морозовой. Твой брат.
Тут Саша поднял голову, посмотрел на парня внимательней и хрипло выдавил первое за три дня слово:
- Соболезную.

Отредактировано Александр Некрасов (2015-11-15 21:45:58)

+1

4

Парень поднял голову и хрипло выдавил из себя одно-единственное слово. К чему бы только эти соболезнования относились? К тому, что умерла Наталья? Даниилу было плевать на это с высокой колокольни. Или парень соболезновал, что он был сыном Анны Морозовой? В любом случае, бить инвалида на похоронах занятие не слишком веселое, чтобы реагировать. Был и еще один вариант.
- Соболезнуешь тому, что ты мой брат? – ухмыльнулся под нос Даниил, затягиваясь сигаретой, - Да ладно, че там, может ты не такое уж и дерьмо, - небрежно бросил парень, выпуская окурок из пальцев и втаптывая его носком кроссовка в землю.
Пышная тетка замерла, как-то подслеповато всматриваясь в лицо Даниила. Выражение ее глаз отчетливо говорило о том, что она просто не может поверить услышанному. По лбу буквально проносились буквы ее лихорадочных мыслей: «Такой молодой, красивый парень, и ляпнуть такое на похоронах!».
- Что? – неуверенно спросила она, и Даниил снова криво улыбнулся.
- Выражаю свои соболезнования за произошедшее дерьмо, - нагло отозвался он.
Такой ответ устроил тетку, и она мрачновато кивнула, явно недовольная сквернословием Даниила и все еще не избавившись от сомнений по поводу верности этого выражения. Тем не менее, ей, видимо, некуда было деваться, решительный настрой снова вернулся к женщине.
- Это тяжелая утрата для всех нас, - скорбно и торжественно объявила она, смахивая со щеки очередную слезу.
Это заставило Даниила задуматься: интересно, сколько слез может выдать такая массивная дама? Может, у нее в обвислых щеках есть специальные слезные мешки, объемом литра на два каждый? А что? Вполне поместятся. Даниил думал об этом, а не об утрате, которая его лично никак не касалась. Тетка в это время говорила и говорила, язык ее заплетался, она сбивалась, и Даниил все никак не мог вычленить суть из этого бесполезного «бла-бла-бла». К чему она клонит?
- Анечка сказала, что ты сейчас в поиске работы, - отчетливо услышал Даниил и напрягся еще сильнее, - Так почему бы тебе не помочь своему братику? Я уже, к сожалению, слишком стара для этого. А вы парни молодые, подружитесь.
Даниил замер, пораженный. В его голове медленно и со скрипом складывались частички головоломки. То есть эта очередная родственная коровушка намекала ему на то, чтобы он потратил часть своей великолепной молодости на уход за инвалидом? Еще больше «убила» новость о том, что его подставила собственная мать. Да что такое творится в этом мире? Он весь сошел с ума!
В мозгу поплыли картинки. Саша был не ходячим, а значит, его нужно было таскать везде: конечно, тяжелым он не казался, но ведь «везде» включало в себя еще и ванную, и туалет. Конечно, Даниил был не осведомлен о том, как живут современные инвалиды, у которых не было проблем с деньгами, и был уверен, что ему придется все это делать. Помогать ему мыться… Нет, к слову, Даниил был совершенно не против принимать совместный душ с красивым парнем. Но этот парень будет сидеть на дне ванной, как скисшая картошка-пюре, и шевелить только верхней половиной туловища.
- Мне надо подумать, - вяло пробормотал Даниил, невольно косясь на обездвиженные конечности Саши, - Мне подвернулась неплохая работенка, - попытался отмазаться он, хотя на горизонте не было и близкого к чему-то приличному.
- Даня, - с напором сказала тетка, - Нам нужна твоя помощь. Конечно, это будет не бескорыстно, - эти слова она произнесла таким тоном, будто Даниил был виноват в том, что любые услуги на планете Земля оплачивались звонкой монетой, - И у тебя будет своя комната в Сашином доме, чтобы ты всегда был рядом.
Под последние слова тетка едва не подмигнула с выражением. Даниил сразу понял, что про его «бомжевание» тоже уже всем известно. Твою мать, мама!
- Я сказал же, что подумаю, - несдержанно воскликнул Даниил и неопределенно махнул рукой, - И вообще, а у этого… Саши, спрашивать не надо? Может он хочет другую сиделку, с другими половыми признаками, ёлки… - Даня скривился, обрисовывая в воздухе невидимые сиськи. Ощущение пропало… Теперь появилась уверенность в том, что неприятности только начались.

0


Вы здесь » Прогулки по Москве » -Настоящее » Семейные узы


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2016 «QuadroSystems» LLC