Прогулки по Москве

Объявление

Добро пожаловать!

Рейтинг игры 18+!
Новости:

УРА! НАМ ПЯТЬ ЛЕТ!

С ЧЕТЫРЁХЛЕТИЕМ, "ПРОГУЛКИ"!

Новогодний Декамерон

Огромная благодарность нашему любимому Костику за новый, чудесный дизайн, за помощь проекту и за поддержку в эти нелёгкие для нас времена. Спасибо, друг!

НАМ - ТРИ ГОДА! ПОЗДРАВЛЯЕМ!!!

НЕ ПРОХОДИМ МИМО! НА ФОРУМЕ МНОГО ИНТЕРЕСНОГО! КОНКУРС "ВИЗИТНАЯ КАРТОЧКА"

КОНКУРС "УГАДАЙКА!"

ВНИМАНИЕ: ОБНОВЛЕНИЯ НА ФОРУМЕ, СЛЕДИМ И УЧАСТВУЕМ!

ПОЗДРАВЛЯЕМ ОДНОГО ИЗ САМЫХ СТАРЕЙШИХ И ПРЕДАННЫХ УЧАСТНИКОВ АРСЕНИЯ БАРСОВА С ВСТУПЛЕНИЕМ В АДМИНИСТРАТИВНУЮ КОМАНДУ!

АДМИНИСТРАЦИЯ ФОРУМА ВЫРАЖАЕТ ОГРОМНУЮ БЛАГОДАРНОСТЬ ВАРЕНЬКЕ ЗИМИНОЙ ЗА СОЗДАНИЕ ЧУДЕСНЫХ НОВОГОДНИХ АВАТАРОВ ДЛЯ ЖИТЕЛЕЙ МОСКВЫ!


ЭТОТ ГОРОД НАС МАНИТ, ЭТОТ ГОРОД ПЛЕНИТ,
И КАЖДАЯ УЛИЦА ЗДЕСЬ КАК МАГНИТ
ДЛЯ УДАЧИ, ДЛЯ СЛАВЫ, ДЛЯ КРУПНЫХ ПРОБЛЕМ,
ДЛЯ ЛЮБОВНЫХ ИСТОРИЙ, СЕРЬЕЗНЫХ ДИЛЕММ.
ЭТОТ ГОРОД БЕЗ ПРАВИЛ, ЭТОТ ГОРОД – СУДЬБА.
ВЫБИРАЙ ЖЕ ДОРОГУ!
ЭТО - НАША МОСКВА!



ЖАНР ИГРЫ - реальный мир
СИСТЕМА ИГРЫ - эпизодическая
РЕЙТИНГ - 18+
ВРЕМЯ - реальное


В МОСКВЕ - РЕАЛЬНОЕ ВРЕМЯ. ОСЕНЬ 2016.

МОСКВА РАСКРАШЕНА В БУЙСТВО КРАСОК ЗОЛОТА И БРОНЗЫ, И ХОТЬ НА УЛИЦЕ УЖЕ СТАНОВИТСЯ ХОЛОДНО И ПРОМОЗГЛО, В ДУШАХ ЕЁ ЖИТЕЛЕЙ ПО-ЛЕТНЕМУ ТЕПЛО И СОЛНЕЧНО. НАЙДИ СВОЙ ОСЕННИЙ МАРШРУТ И ПРОГУЛЯЙСЯ ПО ДОЖДЛИВЫМ УЛОЧКАМ МОСКВЫ!






Наши партнеры:

Красная зона Станция .Север. Deadly Sins

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Прогулки по Москве » -Прошлое » С первого взгляда


С первого взгляда

Сообщений 1 страница 16 из 16

1

1. Название:
С первого взгляда
2. Участники:
Константин Романов, Антон Крестовский
3. Время и место:
Осень, 2006 года. Лондон, Англия.
4. Краткое содержание:
Каждый день мимо нас проходят тысячи людей, на которых мы не обращаем внимания. Возможно, мы упускаем сотню шансов построить свою счастливую жизнь с кем-то из не запомнившихся незнакомцев. Но что, если судьба становится слишком навязчива? Остается только поверить в любовь с первого взгляда или же счесть все это удивительной случайностью.
5. Рейтинг:
Ну, как всегда, тут Романов, поэтому детям до 18 лет читать запрещено.

0

2

- Константин! Константин! – надрывалась миниатюрная блондинка, пытаясь перекричать гул людских голосов. Ее тонкий голосок взвивался над толпой, сновавшей в терминале аэропорта туда-сюда, словно стрела, пущенная в воздух. Словно лопнувшая тетива, с отвратительным акцентом, произносящая русское имя.
Девушка подпрыгивала и махала рукой, пытаясь привлечь внимание модно одетого парня, старательно делающего вид, что рассматривает стену. Какая же, черт возьми, красивая стена! «Черт, да отвяжись же ты», - тоскливо подумал тот самый Костя, пытаясь слиться с толпой, но упрямая девушка, чье лицо сияло голливудской улыбкой, уже пробиралась к нему навстречу.
- Константин! – ее голос уже был слишком близко. Надо было срочно придумывать пути отхождения. И где в этом чертовом аэропорту черный ход? Специально для малолетних ловеласов, который, к несчастью, даже и не знал, как звать эту чудную девушку, подарившую ему одну сказочную… но быстро забывающуюся ночь в Лондоне, - Да стой же ты! Константин!
Шатен тяжело вздохнул, прикусив губу, состряпал лицо поудивленнее и обернулся, тщательно изображая радость встречи. Нет, все-таки родители были не правы. Ему определенно следовало поступать в театральный. Может, хотя бы этот ВУЗ расскажет, как Константину жить в своем театре под названием «жизнь».
- Хе-е-ей, - жизнерадостно протянул парень, чувствуя неимоверную досаду. Чтоб тебя… В Лондоне по последним данным проживало чуть более восьми миллионов народа. Так нет же, именно с этой цыпочкой должна была столкнуть его жизнь в Хитроу. Костя вообще стоял там и ждал прилетающего брата, жаждал поделиться новостями, а не выслушивать восторги какой-то девчонки, имя которой так и не всплыло в хорошенькой голове шатена, улыбающегося порой чересчур старательно.
- Эм, все это замечательно, да, - пытался вставить хоть слово он, - Но мне пора, понимаешь. Я… эм… отца тут жду, а… а вот кстати и он! Извини, мне правда некогда, рад был с тобой увидеться, я тебе позвоню, - на одном дыхании выпалил Костя и рванул к какому-то представительному мужчине с чемоданом. Возрастом тот, кажется, был едва под или едва за тридцать, но кто знал, может он так хорошо молодился! Главное, чтобы не прогнал… И чтобы этого не случилось, Костя просто напросто решил шокировать бедного незнакомца, а пока тот оправляется от удивления, ловко смотаться.
- Папа! Я так рад тебя видеть! – воскликнул шатен особо громко, чтобы та растерявшаяся девчонка слышала. Глаза мужчины скользнули по Косте пристальным взглядом, что едва не оглушил торопящегося навстречу парня. Взгляд был подобен выставленной стене, твердый и непоколебимый. Константин уже пять раз пожалел, что выбрал именно эту персону, но менять что-то было уже слишком поздно.
- Привет, папочка! – белоснежно улыбнувшись, Константин кратко обнял рослого мужчину и решительно пошел рядом, - Давай я помогу тебе с багажом, пап. Слушай, в Лондоне такая чудесная погода! – щебетал он, косясь на блондинку, дабы убедиться, что она не последовала за ним, - Это… дожди и туман… В общем, распрекрасная! – шатен истово надеялся, что выбранный им мужчина не понимает ни слова по-английски. Пусть он окажется каким-нибудь иностранцем. Хотя, глядя на этого незнакомца, уверенно шагающего коридорами Хитроу, надежда об этом таяла.
- Вчера вообще было ни зги не видно, - Костя уже тянул слова, удаляясь от назойливой девчонки на должное расстояние. Когда крашеная головушка исчезла из виду, парень повернулся к мужчине, хлопнув его фривольно по плечу и улыбнувшись уже искренне, - Спасибо вам, вы настоящий друг! – воскликнул Костя, пробормотав под нос уже по-русски, - А вот я просто дебил…
Парень развернулся и быстрым шагом покинул терминал, негромко ругая себя. Слава Богам, мужчина не решил, что он похож на вора или что-то типа того. Иметь дело с местными чопорными полицейскими не хотелось от слова «совсем». Лучше подождать брата на улице. Наблюдать за выходом из промозглых кустов, чтобы точно никто больше его не узнал в этой деревне.
***
- Константин! Подойди сюда, - попросил куда более мелодичный женский голос. Правда, шатен все равно отметил, как нелепо его имя звучит с британским акцентом. Поморщившись, Костя оторвался от лицезрения прекрасного вида за высоченными окнами и не преминул подмигнуть прелестной рыжей девчушке в изумрудном атласном платье. Интересно, чья эта дочка? Банкира? Министра? Владельца крупной компании по поставке оружия?
Да, Костя был на банкете, эдаком светском рауте, и роскошный зал был полон не менее роскошных людей. В том числе, здесь были и его родители. И почему он не смог отказаться, как его старший брат? Глеб быстро придумал отмазку и остался дома. Только вот Костя был уверен, что на данный момент тощая задница Глеба явно нежилась не в своей кроватке. А если и в своей, то не одна.
Оправив модный пиджак, удивительно ладно сидящий на подростке, Костя поспешил к позвавшей матери. Что еще? С кем нужно было познакомиться для проформы? Его мама – прелестная женщина, совершенно не выглядящая на свой возраст, просто сияла. Ей, как и ее мужу, такие мероприятия нравились. Возможно, когда-то Константин и оценит всю их прелесть, но в шестнадцать лет даже вечер перед телеком за просмотром тупых американских комедий казался привлекательнее, чем это.
- Наш младший сын, Константин, - проговорила мама, улыбаясь каким-то людям, а затем продолжила что-то их расспрашивать. Вот и все, для этого он только и шел. Родители же, видно, хорошо знали собеседников и встречались не в первый раз, а может, обсуждали какие-то совместные дела, потому что разговор шел не сухо-деловой, а более расслабленный и неформальный.
Костя поднял глаза, предполагая, что может знать эту парочку… и замер. Голубые глаза неприлично округлились, а потом шатена пробрал хохот. Улыбка расплылась до ушей, и парень торопливо зажал рот рукой, не позволяя ни единому смешку вырваться наружу. Перед ним стоял тот самый незнакомец, в которого он так непочтительно врезался в аэропорту сегодня с утра. Черт возьми, как же уменьшилась земля! Куда ни плюнь, везде знакомые все лица.
Прочистив горло и кое-как вернув лицу надлежаще деловой вид, Костя вновь поднял голову, но не выдержал и смешливо фыркнул, поймав вопросительный взгляд блондинки с такими тонкими запястьями, что диву даешься. Вероятно, это была жена того статного мужчины. Хорошо хоть ее не было в Хитроу! Костя невинно передернул плечами, глядя на блондинку честными глазами, мол, сам не понимаю, как это вышло. А вот на мужчину полетел уже другой взор, говорящий: «У нас есть с тобой маленький секрет, и мы его никому не расскажем».

Отредактировано Константин Романов (2015-08-08 00:48:01)

+2

3

В Антоне никак не мог умереть путешественник и авантюрист. Он обожал самолеты, поезда, поездки, новые впечатления. Иногда задумывался над тем, чтобы отправиться в круиз, но компании пока не нашел. Жена оказалась домоседкой, души не чаявшей в родном Лондоне. Даже свадебное путешествие уложилось в неделю в Париже, но больше Антон так и не смог ее куда-то вытащить. А потом почувствовал вкус этих одиноких поездок, втянулся, распробовал и стал пользоваться подобием свободы на всю широту фантазии.
Шум аэропорта не напрягал, привычные действия были отработаны до автоматизма, поэтому погруженный в свои мысли Крестовский только краем уха услышал русскую речь, в очередной раз подумав, как стремительно изменилось все в мире на какое-то десятилетие. Теперь славянская речь была повсюду слышна, и даже бизнес требовал хоть немного понимать ее, чтобы не быть облапошенным, да и русским клиентам льстили фразы и комплименты, сказанные на родном языке. Раздумывая об этом Антон шел к выходу, когда вдруг его подхватили под руку и спешно что-то затараторили. Хвала богам на родном английском, хотя Антон едва не треснул нахала кулаком в… миленькое такое личико начинающего пройдохи. Раздался очередной девичий вопль, парень, прилепившийся не хуже пиявки продолжал усиленно изображать невесть откуда появившегося великовозрастного сыночка. Антон проследил взглядом источник тонкого девичьего призыва и усмехнулся, паренька он понял отлично – с такой хорошо только раз позабавиться, а потом лучше дать деру как можно быстрее и дальше, ибо она мысленно уже выбирает подвенечное платье. Впрочем, у такой дурочки единственный шанс чего-то добиться в жизни – это хорошо выйти замуж. А вот сам начинающий ловелас был не только забавен. Антон еле удержался от того, чтобы не облизнуться на эту смазливую мордочку, да шуструю складную фигурку. Жаль маловат, маловат, а то можно было бы… Так, стоп! Он едет к жене. Приключения отложены до следующей деловой поездки. Еще не хватало гадить на пороге дома!
Неожиданно начавшееся путешествие по зданию аэропорта закончилось еще большей неожиданностью – что-то пробормотав… да, на русском! парнишка  устремился прочь, словно опасаясь, что теперь Антон начнет орать его имя, стараясь обратить на себя внимание.
- Надо же какая прелесть, - улыбаясь в усы, пробормотал Крестовский, провожая взглядом модную задницу, продолжающую свой путь к приключениям. – Константин…
Имя приятно перекатывалось на языке, щекоча нёбо и будоража фантазию ожиданием чего-то. Зачем? Какое ему дело до мальчишки-малолетки, дающего деру от докучливой девчонки? Но ноздри уже расходились, втягивая воздух, желая поймать хоть толику послевкусия мимолетной встречи, но в нос ударил резкий запах дорогущего одеколона, которым благоухал очередной беженец, живущий на жалкое пособие.
- Понаехали, - пробормотал неожиданно для себя по-русски Антон, услышанное в Москве от кого-то из знакомых словечко, и опять заулыбался. Надо же, зацепило.
Мимолетное приключение взбодрило, хотя Крестовский не особо устал за время перелета, однако сегодня предстояло еще одно важное дело, а значит расслабляться еще рано.
***
Эволюция русских бизнесменов приятно радовала. Если первые дельцы кичились своим, внезапно обрушившимся на их мощные шеи благосостоянием, то нынешние были куда скромнее или, вернее, сдержаннее в демонстрации успешности. Они обросли достоинством, усвоили манеры и приняли некоторые правила западной жизни. Сегодня, например, на благотворительной встрече будут присутствовать некоторые из цивилизованных нуворишей. Парочку из них неплохо было бы привлечь к одному мероприятию, которое вполне возможно принесет неплохой доход.
Народу, как и ожидалось, было много. Крестовский, ведя Вивьен под руку, переходил от одной компании к другой, представляясь, знакомясь, радостно отвечая на приветствие, интересуясь здоровьем пра-пра-пра-тетушек-дядюшек, успехами раздолбаев-сынков и шлюх-дочек, и улыбался, улыбался, улыбался. Улыбка ему шла и ему нравилось, как люди принимают его, стоит ему только мягко улыбнуться и прищурить глаза.
Они подошли к очередным знакомым. Эта миниатюрная, по-настоящему красивая женщина Антону нравилась весьма и весьма. Жаль в ее интересы не входили мимолетные встречи и жаркий запретный секс, а то он рискнул стать упорным и настойчивым поклонником. Она улыбнулась, протянула изящную руку, которую было жаль выпускать, и позвала кого-то мягким голосом.
- Константин…
Это имя внезапно ударило под дых, хотя произнесенное на родном языке оно звучало несколько иначе, более отстраненно что ли.
Пока Антон вдавался в размышления о особенностях фонетики различных языков, к ним подошел тот самый Константин. Антон сам еле удержал улыбку, которой обмениваются люди, знающие что-то особенное, неведомое остальным, но годы выучки спасли его от ненужного интереса, и обменявшись вежливыми фразами, Крестовские и Романовы разошлись.
Раут был еще в самом разгаре, только-только закончилась благотворительная лотерея, гости разбрелись, кто вдохнуть воздуха, кто побаловаться табаком или дорогим шампанским, а кто-то преследуя иные цели.
Крестовский отыскал взглядом Константина, что не было для него сложным, ибо мальчишку он из поля зрения не выпускал. Хотелось кое-что прояснить. Подойдя к парнишке сзади Антон мягко проговорил:
- Здравствуй, сынок.
Треклятый, почти родной язык, неудобно ударил по языку твердыми звуками, звуча нелепым акцентом, который при должной практике исчезал, становясь почти незаметным.
- Как дела у той прелестной блондинки?
Было приятно говорить, стоя почти вплотную к узкой спине, затянутой в дорогую обертку, и выдыхать слова, наблюдая как теплый воздух тревожит длинные прядки волос около розового ушка.

Отредактировано Антон Крестовский (2015-08-09 16:18:23)

+1

4

Едва познакомившись, две встретившиеся пары разошлись. Родители обговорили все необходимые им дела, а представление младшего сына и вовсе было лишь жестом приличия. К тому же отец иногда находил последние капли надежды ввязать хотя бы одного из сыновей в свой бизнес. К счастью для бизнеса безуспешно. Лишь одно Костя успел для себя подцепить: мама представила собеседников, как «мистер и миссис Крестовски».
Впрочем, это ни о чем не говорило. Встретившейся в аэропорту мужчина, конечно, мог оказаться русским, но, скорее всего, был какого-то польского происхождения. И это, опять же, не факт – мама говорила на английском языке, так как находилась в англоязычном обществе, и окончание фамилии просто сгладилось. Он мог быть кем угодно, но почему-то Костя про себя решил, что этот статный мужчина поляк, и теперь размышлял о том, как его зовут.
Какого же было удивление Романова-младшего, когда он услышал за своей спиной не чистую, но уверенную русскую речь! Мужчина добился, вероятно, чего желал – Костя вздрогнул, быстро моргнув от неожиданности, но не развернулся, лишь едва повернул в сторону подбородок, показывая, что слушает. На губах обозначилась едва заметная смешливая улыбка.
- Прекрасно, ведь она встретила меня, - самодовольно заявил Константин и, посмеиваясь, фыркнул. Говорил он также тихо, в полголоса, хотя вряд ли в этом зале был еще кто-то, кроме родителей шатена, кто знал русский язык, - Говорите с акцентом. Забыли родной язык или просто выучили русский? – поинтересовался парень, отпивая небольшой глоток лимонада. Чопорная Англия не признавала алкоголя в столь юном возрасте, а позорить родителей не хотелось.
- Не хотите пройти на балкон? – внезапно предложил Константин, подмечая, что за роскошными занавесками, прикрывающими дверь, никого нет, - Здесь слишком много духов, - он чуть сморщил свой нос с едва заметными крапинками веснушек, и улыбнулся, оставив свой стакан на столике. Конечно, это была только часть правды. Дышать в просторном зале было, и правда, тяжеловато из-за того, что каждая дама сочла своим долгом преподнести в лучшем свете именно свой аромат парфюма. С другой стороны, хотелось перестать шептаться и посмотреть еще раз в это хищное лицо, что запомнилось Косте с первого взгляда.
- К тому же, там можно будет перейти на более привычный вам язык, и никто вас не заподозрит… в дурном, - усмехнулся Костя, сверкая взглядом. Он, конечно, дурачился, и всерьез не думал о том, что этот обеспеченный, женатый мужчина, с такой репутацией и внешностью, мог заинтересоваться им – еще нескладным подростком из России, к тому же с влиятельными родителями за спиной. И, естественно, он не задумывался сам о столь странных отношениях, в которых пока был не сведущ.
Наверное, дело было в более русском менталитете, который твердил, что вид взрослого мужчины, беседующего с несовершеннолетним парнишкой, вызывал какие-то подозрения. Английский рассудок Константина только презрительно фыркнул – что может быть странного в том, что деловой партнер отца пытается наладить отношения с его сыном-подростком?
- Как вас зовут, мистер Крестовски? – улыбнулся Костя, выходя на свежий воздух и вдыхая его полной грудью, чувствуя легкое головокружение и радость, - Пока вы не подошли я делал ставки в своей голове и пришел к выводу, что вы поляк, - признался шатен, продолжая улыбаться. Он был дурной и болтливый, поэтому у него хорошо получалось вести непринужденную легкомысленную беседу. Далекую, конечно, от всех этих бесчисленных правил английского богемного этикета. Костя и ведение бизнеса, также как Костя и деловой разговор сочетались примерно как слон и газонокосилка. Ни логики, ни смысла…

Отредактировано Константин Романов (2015-09-01 22:12:12)

+2

5

Мальчишка был дерзок и самолюбив. Антон снисходительно улыбнулся в затылок, отмечая, что Конс-тан-тин, – мммм…. очаровательное имя, - не повернулся к нему лицом, как того требовали приличия, а так и остался стоять спиной, только чуть повернув голову, сохранив тем самым налет интимности этой беседы. Малыш просто напрашивался на долгий поучительный разговор. Крестовский облизнулся.
- Видимо, не только ей повезло сегодня, -обволакивающим тихим голосом произнес он и отступил даже не на полшага, на жалкую четверть, но этот маневр позволял продолжить разговор на более безопасной дистанции. Безопасной в глазах общественности, конечно. 
– Русский? – задумчиво протянул Антон, откровенно любуясь милым личиком. – Можно сказать, что это мой второй родной язык. Мои предки в начале прошлого века выехали из России. Как и часть ваших более счастливых однофамильцев.
Нежные губы коснулись края стакана с детским напитком, а у Крестовского сбилось дыхание. Что-то слишком бойко он реагировал на этого маленького русского. Предложение выйти на балкон пришлось сейчас очень кстати – и воздух свежее, и лишних глаз и ушей нет.  Он откинул полупрозрачную ткань, отделявшую один мир от другого и с вежливым полупоклоном пропустил мальчика вперед, одарив улыбкой хищника, начавшего охоту.
- Меня все подозревают, - словно по секрету ответил он на скользкое замечание, переходя на английский. – Все подозревают, но поймать еще никому не удавалось, так что репутация моя чиста. Но…
Опять улыбка, опять полушаг к тонкой фигурке, опять почти интимный шепот.
- В чем таком дурном можно заподозрить меня?
Хитрые ореховые глаза смотрели пристально, обжигая неприкрытым интересом. Крестовскому нравилась эта игра – он еще ничего не планировал, был почти абсолютно далек от опасных мыслей, но будоражить кровь обоим было так приятно. И да, он ждал, когда эта самодовольная смазливая мордашка озарится смущенным румянцев, а взор потупится, как и положено воспитанному мальчику из приличной семьи. И что-то, чутье или еще что, подсказывало, что не ту овечку он взялся гонять и пугать опасной перспективой. От этого предчувствия не было ни капли разочарования, наоборот, интерес все больше рос, отвлекая от скуки, присущей почти всем на подобных раутах. - Надеюсь не в том, что я пытаюсь подговорить сына успешного бизнесмена из России сделать щедрое вложение в мое дело? Это было бы так некрасиво с моей стороны.
Крестовский легко и свободно рассмеялся, смачивая губы выдохшимся теплым шампанским, бокал которого носил в руке почти весь вечер. Пить на подобных мероприятиях он не любил, как и в целом не испытывал тяги к спиртным напиткам, но правила – такие правила.
- Мое имя Антон, - представился он, тут же дополнив, - именно Антон, а не Энтони. Такова была воля моей бабушки.
Вторую часть фразы он произнес почти торжественно, умудряясь при этом не говорить громко, а секундная пауза привнесла некий сокровенный смысл к простой семейной истории, раскрывать которую перед мальчишкой Крестовский не спешил, опять дразня и приманивая.
- И вы не так уж далеки от истины, предполагая происхождение фамилии – мы, о, точнее мои предки, когда-то жили в Польше, как и многие мои соплеменники, не имеющие родины до недавнего времени.
Теперь взгляд стал мудрым и глубоким, даже вроде как немного потемнел, будто затянувшись тучкой, но тут же лицо осветилось приветливой улыбкой.
- А чем занимается мой юный друг, что его интересует происхождение фамилий? Только не говорите, что интерес был вызван попыткой поддержать разговор, не разочаровывайте меня!
Болтливость одного заразила и другого – Крестовский, конечно, молчуном не был, но обычно свое красноречие пускал тогда, когда оно хорошо оплачивалось, а тут шутливый разговор с мальчишкой, так дерзко прилепившимся к нему в аэропорту.

+1

6

С каждым жестом, с каждым произнесенным словом, мистер Крестовски все больше импонировал Косте. И, хоть парень еще не улавливал, какие мысли бродили в голове его собеседника, как-то подсознательно чувствовал опасность, исходящую от него. Не ту опасность, что осознаешь при виде людоеда с топором, бегущего на тебя, а ту, что таится в мудром взгляде хитрого волка, скользящего по снежному насту вдоль кромки леса. Когда смотришь на него и невольно задумываешься, кто из вас на самом деле охотник, а кто жертва?
Мужчина скользнул на пустующий балкон следом за собеседником. Это место станет людным несколько позже, когда все собравшиеся здесь богачи испробуют должное количество вина и захотят подышать свежим воздухом со своими дамами. А пока они могли вдвоем наслаждаться несколько романтичной обстановкой под звездным небом. Жаль, последнее сильно заглушалось бесчисленными городскими огнями, полыхающими вокруг.
Мистер Крестовски говорил мягко, бархатисто, будто боясь спугнуть свою жертву, и Костя невольно усмехнулся такому сравнению. Он говорил про «дурное», словно обаятельный маньяк, что силился выставить себя в ином свете. Но самым приятным было то, что мужчина не был снобом или гонорным величавым аристократом, коих на приеме было достаточно. Он не общался снисходительно или пренебрежительно, хотя разница в их возрастах была значительной.
- Вас? – переспросил Костя и легко рассмеялся, сцепив пальцы между собой и упершись локтями о перила балкона. Он уже пожалел, что не захватил свой стакан. Отчего-то рядом с этим мужчиной шатен чувствовал волнение и не знал, куда деть руки, - Я могу предоставить целый список, - Косте требовалось героическое усилие, чтобы не сболтнуть все, что вертелось на языке. Каким бы вежливым не был его собеседник, вряд ли человеку из высокого круга общества понравятся подростковые шуточки.
Мужчина, впрочем, помог выкрутиться из ситуации, самостоятельно предложив один из вариантов ответа. Конечно, это был тонкий юмор. Уговаривать шестнадцатилетнего подростка на щедрое вложение, как выразился мистер Крестовски, было нелепо – Костя не имел собственных финансовых сбережений. Все его имущество, учитывая несовершеннолетний возраст, принадлежало его родителям, и распоряжаться им без их ведома он не мог.
- Об этом я подумал в последнюю очередь, - признался Костя, улыбаясь и не сводя взгляда с собеседника. Несмотря на легкое волнение, наглости и любопытства Романову-младшему было не занимать, и он абсолютно не стеснялся рассматривать мужчину, а также не боялся смотреть ему в глаза, - Вам больше подходит быть маньяком-террористом, жаждущим выкрасть богатого наследника с целью получить выкуп, - улыбнулся Костя, говоря это вполне себе серьезно. Конечно, он не думал, что мистер Крестовски может быть на самом деле злодеем, но полагал, что ему пошла бы такая негативная роль.
- Антон, - повторил Костя, услышав, наконец, заветное имя, - Очень приятно, Антон. Мне нравится ваше имя, - опять же честно сказал Константин, а на последующую фразу собеседника не удержался и как-то слишком по-детски воскликнул, - О, так вы еврей! – сказал и замолчал, медленно расплываясь в улыбке. Ничуть не виноватой, к слову, - О, простите, наверное, прозвучало бестактно.
Нет, нет и еще раз нет. Никакого сожаления, стыда или даже того самого нежно-розового румянца на скулах, которого Антон так и не дождался. Даже пушистые ресницы не дрогнули, скрывая прямо взор. Костя был достаточно избалован и достаточно самоуверен, чтобы вести себя несколько иначе, чем полагается в приличном обществе. Но, кажется, мужчина не обиделся на это, и Константин протяжно ответил на его последующий вопрос:
- А разочарую ли я вас, если скажу, что мне просто нравится смотреть на людей и представлять, откуда они и какая история у их семьи? На подобных приемах мальчикам моего возраста слишком скучно. Приходится довольствоваться своей богатой фантазией. На сей раз меня заинтересовали вы, - Костя все улыбался и улыбался. Не потому, что так было положено по этикету, и не потому, что пытался понравиться Антону. Просто в душе его грела маленькая капелька превосходства и крошечка самодовольства.
Костя свободно говорил на английском, выбирая очень корректные, чуть ли не литературные слова, которыми часто «баловались» представители элиты. Он специально сказал слово «мальчикам», а не «парням», ведь так говорили эти чопорные англичане, не смотря на то, что по российским меркам Костя через два года готовился праздновать вступление во взрослую жизнь. Но при всей своей грамотности, он выставлял себя ребенком, прекрасно понимая все привилегии этого положения.

+2

7

Очаровательное создание стремилось поразить своей детской непосредственностью и Антону это очень нравилось, не смотря на неправильность всей ситуации. Ему нужно было охмурять парней постарше и туго набитыми кошельками, а он завязал словесную перепалку с русским мальчиком, жаждущим развлечений. Интересно, что может знать о жизни этот милый ребенок, стреляющий хитрыми глазенками на делового партнёра своего папы-олигарха? В маньяка и жертву решил поиграть? Затея была бы интересной, если бы быть уверенным, что эта малявка не расплачется от ужаса. На миг Антон ожег Константина пристальным взглядом прищуренных глаз, прикидывая, на что может быть готов нахаленок с пронзительным взглядом светлых глаз. Никогда Крестовский не замечал в себе наклонностей педофила, предпочитая иметь дело с людьми, обладающими некоторым опытом. Возня с малолетками не казалась ему интересной и захватывающей, в которой, прежде чем получить что-то стоящее надо сальсу на углях станцевать. Нет, такое никогда не прельщало Крестовского. Какой уважающий себя еврей будет излишне утруждаться, чтобы получить желаемое? Кстати, про евреев.
Если бы не встреча в аэропорту, где милый Константин с ловкостью Казановы отшил дурочку подружку, то Крестовский, пожалуй, поверил бы всем этим ужимкам и детским словечкам. Но малыш за словом в карман не лез, смело переходя с русского на английский, вставляя обороты явно не в русской школе заученные. Его замечание про национальность Антона и последовавшее за этим деланое сожаление развеселило. В Европе давно отвыкли от определения национальной принадлежности, крепко выучив страшный урок, а вот в «варварской Московии», похоже, все еще гоняли чертей, и малыш далеко не ушел от этих традиций. Ничего, научится вести себя подобающим образом, если папочка решит, что лондонский воздух пойдет на пользу его манерам.
- Ты представляешь, живой еврей! – проговорил, склонившись в сторону Константина, Антон, произнося фразу приглушенно, как будто тайну какую-то выдавал.
Почему-то он ни минуты не сомневался, что «богатая фантазия» мальчика быстрыми штрихами заполнит пробелы в словах и взглядах.
Они бы и дальше играли в кошки-мышки, но на балкон вышел какой-то плотный мужчина солидного веса и возраста, распространив вокруг себя стойкий запах нездорового тела. Он вытирал сверкающую лысину, извиняясь за вторжение и извергая дряблыми губами противную кислость больного кишечника. Вот тут Крестовскому пришлось взять себя в руки, чтобы удержать лицо и не поморщиться. Он заверил мужчину, что тот никоим образом не нарушил их уединение, а затем кивнул Константину, качнув бокалом куда-то за тонкий тюль:
- О, кажется твои родители освободились. Самое время навязать им себя.
Таким же приглашающим жестом, каким позвал его на балкон, Крестовский увел юного друга от потной глыбы. Но продолжить милую беседу, приправленную остротой невинных намеков им уже не удалось. Едва Антон шагнул в зал, как его тут же окликнули, увлекая не терпящей отлагательства беседой. Дела звали, требовали немедленных решений, а взгляд то и тело скользил по лицам, отыскивая лохматую светлую голову. Однако, встретиться им больше не удалось, чтобы перекинуться хотя бы еще парой фраз, зато ночью Антон не мог уснуть, вглядываясь в потолок и вспоминая теплую руку на предплечье и высокий еще юношеский голос. Наваждение.

Дождь, бесконечный дождь. Кажется, он врос в брусчатку, стены и в самих людей. Сегодня он раздражал. Хотя, Антона последние несколько дней что-то раздражало. Он по-прежнему был вежлив и улыбчив, еле находя в себе силы, чтобы не начать орать на тупую секретаршу и не плюнуть в морщинистую скукоженую рожу зарвавшегося клиента, приносящего стабильную и немалую прибыль.  Прохожие тоже так и норовили броситься под колеса плетущегося по мокрым улицам автомобиля, специально доводя Крестовского до бешенства. Ну вот опять! Тонкая фигурка метнулась с тротуара, Крестовский ударил ладонью клаксон, выкрикнув-таки ругательство, и выскочил из авто. Зачем? Видимо именно за тем, чтобы узнать этого мальчишку с дерзкой улыбкой.
- Константин! Кажется, у меня появился шанс неплохо подзаработать, - Антон рассмеялся низким грудным смехом. – Садись!
Непривычные к бурным эмоциям англичане бросали неприлично любопытные взгляды на рослого красавца, зовущего подростка в свою машину, и разглагольствующего про неплохие заработки, хотя и не производящего впечатление человека, отчаянно нуждающегося в деньгах.
Антон опустился на сиденье. По лицу бежали тонкие струйки, капая с моментально завившихся волос, а губы сами собой светились озорной улыбкой.

+1

8

Интерес в глазах собеседника только рос, и это не могло не радовать Костю, хотя причины этому он назвать не смог бы. Просто хотелось нравиться этому представительному мужчине. Возможно, он играл только на руку делам своих родителей, но, насколько Костя слышал, они лишь спонсировали некую кампанию мистера Крестовски. В любом случае, свою задачу, как сын Романовых – нравиться всем окружающим – он выполнял безупречно.
- Ты представляешь, живой еврей!
Константин едва подавил глупый смешок, наблюдая за выражением лица Антона и слушая его интонацию. Да, эта тема совершенно не вписывалась в понятие светских бесед, но их ведь никто не слышал.
- Главное, оставайтесь живым, пока мы с вами разговариваем. А то дурно подумают про меня, - Костя улыбался губами и взглядом, отчего был похож на маленького чертенка, так и норовящего нашкодить.
Он прекрасно понимал, что с каждым годом Европа становилась все более «толерантной». Каждое слово высокопоставленных и просто богемных лиц оценивалось при помощи этой меры, а уж тем более речи на счет угнетенных ранее наций. Чаще о них просто молчали. Этого Романову-младшему было не понять. Уж он-то со своей стороны предпочел бы ненависть игнорированию. Наверное, именно поэтому он сейчас так неосторожно затронул национальную тему, и даже тонко пошутил.
Мысленно он представил эту ситуацию в двух вариациях. В первой его находят на балконе с мертвым мужчиной, к примеру, англичанином, в другой – с мертвым евреем. Кажется, любой человек сможет с точностью определить, из чего подняли бы большую шумиху на территории Лондона.
К сожалению, продолжить эту разбавленную юмором беседу не удалось. Их уединение было нарушено, и Константину оставалось лишь вежливо улыбнуться вошедшему, выражая мимикой свои соболезнования по поводу плохого самочувствия. Приостановившись у двери, парень пропустил вперед Антона, успев еще разок посмотреть на его гордый хищный профиль. Придерживая дверь, Костя замешкался на пару секунд, вдыхая чистый воздух и «нырнул» в помещение, уже напрочь пропахшее дорогими духами.

Ma il mio mistero è chiuso in me, il nome mio nessun saprà! No, no!
Костя торопливо шел по блестящим камням тротуара, сунув руки в карманы черного пальто. Дождь все не унимался… Черт бы побрал этот туманный Лондон! Еще несколько часов назад светило яркое солнце, потом наступил славный теплый вечер без единого облака на горизонте. Костя забрел в местный ресторан, где встречался с друзьями, а вышел уже в ливень.
Конечно, зонт сиротливо лежал дома, сухой и теплый, зараза… Вжимая голову в плечи и отстукивая зубами совсем не в ритм играющей в наушниках оперы, он перескочил через весело журчащий ручей.
Sulla tua bocca lo dirò, quando la luce splenderà!
Что за мужчина был этот принц? Из-за его выходки должно погибнуть уйма народа, а он радуется и поет арии. Нет, однозначно нужно было послушать что-то без слов, но доставать плеер мокрыми руками не хотелось. Тем более он почти добрался до метро, заветная вывеска манила издалека.
Ed il mio bacio scioglierà il silenzio che ti fa mia!
«Ох уж эти итальянцы, лишь бы бабу поцеловать, на остальное плевать», - вздохнул про себя Костя, задумавшись настолько, что просто принялся переходить дорогу. Он перешел полдороги и по отвратительной московской привычке посмотрел направо. Машин не было. Как же забилось несчастное сердце, когда гудок раздался слева! Костя едва не подпрыгнул на месте, резко крутанувшись на каблуках и упершись взглядом в чистейший капот автомобиля буквально в метре от него.
- Shit! – громко сорвалось с губ Константина по отвратительной лондонской привычке. Он поднял виновато ладонь, проговаривая водителю, раздраженно выбравшемуся из своей машины, - Простите! Мне… мне, правда, жаль…
Его чуть запинающуюся речь прервал знакомый голос, отчего-то весело окликающий его по имени с не менее знакомым акцентом. Костя чуть прищурился, стараясь смотреть против света фар.
- О, боже… - выдохнул довольно парень, узнав в статной фигуре недавнего знакомого. Раздумывать долго он не стал, обошел машину и сел на кожаное сиденье, захлопнув дверцу, - Еще раз простите. Все время долго привыкаю к лондонскому движению, - улыбнулся он, глядя на Антона, - А еще за то, что к концу поездки вымочу ваш салон, - усмехнулся Костя, откидывая с лица мокрую прядь волос.
Он вытащил из уха наушник плеера, запихнув его в карман, не выключая. Пускай себе поет дальше.

*В наушниках играет ария Лучано Паваротти - Nessun Dorma

Отредактировано Константин Романов (2015-12-02 22:32:52)

+2

9

Чем не романтическая встреча? Вполне можно было бы придать ей такой статус, если бы не некоторые «но». Во-первых, одному из них слишком мало лет, а во-вторых, этот юный любитель прогулок под лондонским дождем сын влиятельного бизнесмена. Антон слизнул с верхней губы капельку дождевой воды, решившей подглядеть за тем, что такого произойдет в машине? Увы, даже если бы ее оставили, она все равно не увидела ничего захватывающего. Если, конечно, она не сумела бы оценить дорожки последнего путешествия своих подруг.
Крестовский с некоторым усилием оторвал взгляд от почти еще детского личика, обрамленного мокрыми прядями.
- Было бы неплохо тебя немного подсушить, - улыбнулся он, снова заводя мотор и отъезжая от тротуара. – Какие есть пожелания на сей счет?
У самого мужчины пожеланий была целая куча – он бы с удовольствием принял горячую пенную ванну, а потом дополнил процесс согревания и восстановления сил чем-нибудь двенадцатилетним. Хотя, шестнадцать – тоже хорошая цифра, но тут послевкусие грозило отозваться такими последствиями, что мама не горюй, а свобода Крестовскому была весьма дорога. Как, впрочем, и репутация. Так что слюни следовало подобрать и уточнить, по какому адресу малыша дожидается мамочка.
Машина, мягко урча мотором, неспешно ехала по узким улочкам, обогрев согревал озябшего подростка, но не помогал промокшей одежде. Из маленького динамика, свисающего с шеи мальчика слышались едва различимые звуки. Знакомые звуки.
- У молодежи опять вошла в моду классика? – улыбнулся Антон. – Паваротти, я прав?
Мужчина легко кивнул в сторону торчавшего наушника. Он не очень-то разбирался в том, что слушает столь юное поколение, но почему-то был убежден, что хороший вкус формируется немного позже. Что же, Константин снова удивил. Удивил и опять толкнул на нечто сумасшедшее.
- Как ты относишься к тому, чтобы быть похищенным маньяком?
Сказал это Крестовский так серьезно, что можно было бы поверить в страшного злодея, имеющего обыкновение рассказывать своим жертвам подробности их мучительной смерти. Но выдержав небольшую паузу Антон с яркой улыбкой повернулся на миг к парнишке, одарил-окутал янтарем взгляда и снова отвернулся к дороге. Правда, улыбка так и осталась на его губах.
- Могу предложить тебе уютное местечко, где можно было бы согреться превосходным чаем и насладиться живой музыкой. И все это сидя у настоящего камина. Ладно, камин еще заслужить надо, - смеясь уточнил Антон, - но остальное правда.
Небольшое кафе, о котором знали немногие, терялось среди красочных витрин конкурентов, но попав сюда раз, люди отдавали предпочтение этому поистине английскому уюту и отстраненности от туристических троп. В нем всегда был народ, хоть и не в таком количестве, как в более известных местах – местечко всегда можно было найти. Вот туда Антон и решил пригласить Костю – да, он выяснил сокращенный вариант этого имени, хотя полное ему все равно нравилось больше: Конс-тан-тин… Мятная карамель на языке, обжигающая и холодящая одновременно, не каждому приходящаяся по вкусу.
- Что скажешь? – спросил Антон, уже готовясь повернуть на нужную улочку.
Все это действительно походило на ненавязчивое похищение, и мальчик мог элементарно испугаться и запаниковать – все же они были едва знакомы, а русские бизнесмены зачастую внушали своим отпрыскам поистине параноидальный страх быть похищенными.

+1

10

Машина глухо заурчала и мягко тронулась с места, скользя по мокрой дороге. Костя понятия не имел, куда его везет приятный во всех отношениях собеседник, но, по сути, парню было все равно. Конечно, стоя на балконе роскошного помещения, снятого под светский раут, они шутили про маньяков и похищения, но шутки так и остались шутками, в них не было ни толики правды. По крайней мере, так казалось Константину. Возможно, это была подростковая уверенность в том, что именно с ним ничего не случится, но скорее всего, просто рассудительность, развитая не по годам.
Антон был знакомым их семьи и, кажется, отец спонсировал какое-то предприятие этого молодого бизнесмена. При таком раскладе Константину просто не могло ничего угрожать, кроме скучных разговоров. Да и последние вряд ли возникнут, шатен уже убедился в том, что мужчина мог поддержать беседу даже с ним, подростком. Антон дико импонировал Косте, и тому хотелось продлить это знакомство в столь же приятных нотах как можно дольше. Ему всегда нравились люди старше себя по возрасту: то ли из-за личностных качеств, то ли из-за тонкостей воспитания.
- В такую отвратительную погоду у меня только три желания: горячая ванная, камин и чай, - кивнул Константин, улыбаясь и посматривая то на дорогу, то на лицо мужчины. Гордо вырезанный профиль казался по истине волчьим в полумраке салона, едва освещенного тонкими лучами уличных фонарей и фар встречных машин, - Не люблю холод и сырость, всегда мерзну, - поежился Костя, в душе истово благодаря собеседника за то, что тот отрегулировал печку погорячее.
Проговорил и усмехнулся, понимая всю иронию своего положения. Ирония была в том, что у Кости было двойное гражданство и, соответственно, два места обитания – в Лондоне и в Москве. Одно место отличалось извечными туманами, дождями и сыростью, второй – довольно суровыми зимами со снегом и морозами. Оставалось только ждать семейных поездок на теплые острова; вот только там Костя чувствовал себя максимально комфортно. Порой ему хотелось зарыться в песок, да так и остаться там до конца дней своих.
- Эм, не знаю на счет всей молодежи, - протянул задумчиво Костя, невольно скосив взгляд на торчащий наружу наушник, - А мне нравится. Особенно Рихард Вагнер, - сказал он, помолчал пару секунд и чуть запоздало добавил, - А это Паваротти, да. А вы какую музыку слушаете?
Но перед тем как ответить, Антон снова решил примерить роль маньяка. Костя даже улыбнулся про себя: «Ни за что не поверю, даже если это в итоге окажется правдой. Не поверю и все тут». Маньяки не ходят по светским мероприятиям, не заполучают спонсоров, не обзаводятся женами и много других «не». Вероятно, Антон его просто припугивал, чтобы парень сбрасывал детскую наивность побыстрее. Этого же хотели родители Романова, поэтому он, как и многие дети богатых родителей, проходил курс – как правильно вести себя в критических ситуациях: как общаться с террористами и маньяками, в частности.
- Ну, если маньяком будете вы, то я согласен, - беззаботно улыбнулся Костя, в очередной раз выказывая свое полное доверие знакомому. Антон предложил прокатиться до какого-то кафе или ресторана, чтобы согреться и продолжить беседу. Этого-то Константин и хотел, поэтому не раздумывая согласился, - Конечно, если меня туда пустят в таком мокром виде, - рассмеялся он, сверкая глазами.
На город уже опускалась ночная темнота, но Костя не спешил домой. Его родители улетели по делам в Европу, оставив братьев в их лондонской квартире, а Глеб не особенно волновался по поводу своего младшего брата. Тем более, «каникулы» скоро закончатся, и через четыре дня им следовало вернуться в Москву. Косте – идти в школу, готовясь к выпускным экзаменам, Глебу – в институт. От одной только мысли об этом становилось тоскливо. Нет, Костя должен был провести эти четыре дня так, чтобы запомнилось надолго!

+2

11

Первоначально, когда Константин только сел в машину, Крестовский хотел поехать в знакомый уютный ресторанчик, заказать что-нибудь согревающее, дождаться когда немного обсохнет, и честно отвести родителям. Но мальчик так заманчиво сказал про ванну, что планы резко изменились.
- Ванну я тебе найду, - тягуче заговорил Антон, - но что мне с этого?
Губы растягивались в улыбке, которую он тщетно пытался спрятать, ореховые глаза смеялись, когда он бросил короткий, но испытывающий взгляд на сидевшего по левую руку мальчишку-воробышка. Конечно же, он не собирался тащить его в постель. Вот так вот сразу, с порога – все же родители… Да и английский суд довольно строг, не говоря уже о том, что сам Крестовский никогда не находил в себе черт насильника и детского растлителя. Просто дразнил милого знакомого.
Вместо ответа на вопрос о музыкальных предпочтениях Антон просто включил музыку. Можно было воспринимать это совпадение как угодно, но из проигрывателя заиграл… Вагнер. Вот такое случайное, но весьма уместное совпадение. Мелодичный вальс, который стал безумно популярным после выхода милого, но странного на вкус Крестовского, фильма «Амели», мягко наполнил салон, и Антон вдруг подумал, что было бы неплохо станцевать это в паре. Музыка затягивала и манила, закручивая во все ускоряющемся темпе, окончательно сводя с ума.
Машина неторопливо катилась по узким извилистым улочкам, ресторанчик, в котором Антон обещал согреть и накормить парнишку остался далеко в стороне. У неприметного входа она остановилась, Антон заглушил мотор и снова обратился к Косте.
- Вот я тебя и похитил. У тебя еще есть пара секунд, чтобы передумать.
Обаятельная улыбка снова осветила лицо мужчины, и он вышел, доставая из кармана ключи.
Квартиру он снимал в одном из тихих районов, где люди были вежливы и не имели привычки совать свой нос в чужие дела – не Германия. Тем не менее, часто он здесь не появлялся. Точнее, часто не притаскивал сюда тех, с кем хотел провести свое время жарко и влажно. Тут он отдыхал. От скандалов и безразличия, от «счастливой супружеской жизни». И то, что Костик удостоился чести здесь побывать говорило о том, что он явно выделялся из очереди однодневок. И да, Антон все еще не думал о том, что затащит мальчишку в постель! Даже не смотря на то, что тот действительно его привлекал, но внутренний голос убеждал, что только платонически и ничего лишнего не случится.
- Ты уже понял, что это не обещанный ресторан, но еду и тепло я тебе гарантирую – не гоже сидеть в мокрой одежде даже в самом замечательном заведении мира. -Антон отпер дверь и пропустил мальчишку вперед.
В квартире было уютно. Милые вещицы украшали полки, старая викторианская мебель придавала дому особое обаяние английского стиля. Конечно же, Крестовский не сам наполнил ее этими безделушками, просто снял то, что ему пришлось по душе и не требовало большого внимания. Он не был приверженцем новых стилей, по крайней мере там, куда приходил действительно отдохнуть.
- Иди в ванну, а я попробую найти что-нибудь подходящее для детей и взрослых, - скомандовал Крестовский, вешая полупальто на вешалку и направляясь к огромному шкафу, чтобы достать парнишке большой махровый халат. – Могу пока заказать что-нибудь поесть или все же доедем до ресторана?
Он все еще давал Косте пути для отхода.

+1

12

Что бы ни говорил Антон, Костя продолжал чувствовать себя в безопасности. Не потому, что был по-детски наивен или же верил в мнимую всесильность своего отца. Не потому, что рассуждал логически и понимал: Антон должен быть совершенно сумасшедшим человеком, для того, чтобы решиться украсть ребенка своего же спонсора. Просто этот статный мужчина с обаятельной улыбкой и слегка растрепавшейся за долгий день прической всем своим видом внушал эту безопасность. Костя уже ощущал это чувство рядом с Ярославом – можно сказать, личным телохранителем парня. Тот был профессионалом своего дела, ему доверял отец, поэтому у Романова-младшего не было даже повода сомневаться в нем. Теперь он ощущал примерно то же рядом с мистером Крестовским; находиться с ним было даже как-то уютно.
- А что вы хотите? – поинтересовался больше из любопытства Константин, в своем возрасте не зная о том, кто обычно отвечает вопросом на вопрос. Хотя в голове и возникла совершенно непристойная для высшего общества шуточка о человеке с фамилией Крестовский, который даже в их невинной ситуации пытается найти выгоду. Но это настолько попахивало антисемитизмом, что Костя не рискнул даже намекнуть на нечто подобное, будучи воспитанным в европейском обществе. Впрочем, оставалось совсем немного до тех лет, когда русский менталитет захватит половину сознания младшего Романова.
Пока же он улыбался, кратко взглянув на магнитолу, проигрывающие любимые сердце звуки, от которых иногда щемило душу. Вагнер, его любимый композитор. Малоизвестный, но безумно талантливый; и это было приятным совпадением, что Антон тоже любил его. В мозгу тут же возникло наивное представление того, что он, Константин, разделил со своим спутником маленькую приятную тайну, о которой никто вокруг не знал. И ощущение это было приятным.
- Обожаю этот вальс, - честно признался Костя, продолжая улыбаться, - Жаль он довольно медленный. Когда учился вальсировать, пытался и под него, но ничего не вышло. Видимо, мой деревянный четырехногий партнер оказался совсем неотзывчивым, - он рассмеялся, неприкрыто намекая на то, что танцевал со стулом. Впрочем, в каждой шутке есть лишь доля шутки. Этот вальс был чувственным и даже интимным, его стоило танцевать с другим человеком, а не с бездушной вещицей.
Честно, Константин настолько витал в облаках, слушая прекрасную музыку, находясь в приятном обществе и чувствуя тепло и комфорт, что даже не обратил внимания на то, куда его привезли. Если бы Антон не оповестил об этом, Костя бы продолжал сидеть, молча глядя в окно, но теперь ему пришлось перевести взгляд, торопливо осматривая местность.
Парень вышел из машины, ежась от холода в вымокшей одежде. Здесь дождя уже не было, будто он передумал мочить начинающего бизнесмена, и это было совершенно не честно! Конечно, Костя не передумал и не попросил отвезти его обратно – это было бы так глупо. К тому же врожденное любопытство требовало хотя бы одним глазком взглянуть на квартиру Антона, посмотреть, как он живет здесь.
- Пара секунд прошла, я не передумал, - заявил Костя, торопливо шагая в сторону парадного, - Я замерз, как зяблик, поэтому ваше предложение меня более чем устраивает, - обстановка была неформальной, но парень все равно общался официально. Антон был старше, он был влиятельнее. С уважаемым человеком общаться следовало вежливо в любой ситуации.
Костя переступил порог квартиры и с интересом осмотрел ее. Он представлял себе жилище мужчины более престижным и богатым, но здесь было вполне комфортно. На самом деле, парню здесь нравилось. Ровно также он предпочитал свою скромную по представлениям высших кругов квартиру в Лондоне роскошному особняку в Москве, где от количества комнат кружилась голова. Небольшое помещение обживалось легче, каждая комната его использовалась каждый день, не то что в коттедже, где в какие-то залы можно было не заходить неделями.
- У вас прекрасная квартира, - по правилам этикета произнес Костя, улыбаясь. Он снял верхнюю одежду, постаравшись повесить ее подальше от вещей Антона, чтобы не замочить их. Скинул обувь, также приютив ее в углу, не пользуясь обувным шкафом, если у мужчины он был, - Да, если вам не трудно, закажите что-нибудь, мне уже совершенно не хочется куда-то уезжать. И еще меньше захочется после горячего душа.
Милый голубоглазый мальчик был самим совершенством со своими отточенными речами и приятной улыбкой. Он принял халат и чистое полотенце, удаляясь в ванную, готовясь вскоре превзойти самого себя в какой-то покорной вежливости.
Костя провел в душе достаточно времени, чтобы согреться, но не чрезмерно долго, чтобы заставить Антона скучать или даже волноваться. Халат был великоват для шестнадцатилетнего парня, скрывая его обнаженное тело. Грязное белье Костя попросту запихал в свою сумку. Уж точно он не собирался развешивать постиранные трусы в чужой ванной или надевать их обратно на чистое тело, так что под пушистой тканью халата он остался полностью голым.
- Надеюсь, я не слишком помешал вашим планам, - проговорил он, выходя из ванной, чуть растрепав рукой влажные волосы, - Мне довольно неловко, - и вот тут Костя, конечно, лукавил. Ему не было стыдно от слова «совсем». Конечно, не хотелось надоедать Антону, но если тот был не против, никакой неловкости младший Романов не испытывал. С чего вдруг? Крестовский сам подобрал его и сам решил отвезти к себе, пустить в душ и оставить на ужин: он всего лишь согласился. Но с точки зрения чопорных англичан он немного пользовался чрезмерным гостеприимством.

+2

13

Минуты ожидания были довольно томительны. Антон сам удивлялся этому чувству, учитывая все свои относительно здравые размышления по поводу того, что привез мальчишку в свое тайное логово. Он хотел совершенно определенных вещей, но делать этого именно с этим мальчиком было нельзя. Как же быть? Давая себе время на то, чтобы успокоиться и избавиться от неподобающих желаний, Крестовский набрал номер местной небольшой кафешки, сделал заказ, попросив не тянуть с доставкой, а пока занялся приготовлением кофе – эту часть кулинарного искусства он освоил достойно.
Не зная, какой кофе предпочитает молодой человек, плескающийся в данный момент в ванной, Антон сварил самый простой вариант, без каких-либо добавок и специй, себе же налил виски и включил музыку. Интуитивно понимая, что выбор случайным не назовет никто, он поставил Вагнера. Негромкие звуки распространились по небольшой квартире, смешиваясь с ароматом кофе и едва уловимым оттенком дорогого алкоголя. Как раз в этот момент юное создание в банном халате, явно большим, чем ему требовалось, вышло из ванной.
- Ужин скоро будет, а пока могу предложить только кофе, - Антон едва не поперхнулся своим напитком, увидев насколько очарователен мальчик в таком виде. Сейчас в нем не было пронырливого нахальства, с которым он прицепился к мужчине в аэропорту, так же отсутствовал напускной лоск наследника газовой империи, который примерил на светском рауте. Сейчас он был соблазнительной нимфеткой, этакое сочетание невинности и сексуальности. Крестовский всерьез задумался, что же ему делать в такой ситуации. На счастье, раздался звонок домофона, возвещающий прибытие ужина, и Антон направился встретить курьера.
- Не стесняйся, - сказал он пареньку, выходя в прихожую.
Приняв заказ и рассчитавшись с доставщиком, он вернулся с пакетами к своему гостю.
- Сейчас поужинаем, а потом решим, что делать, - небольшое отсутствие помогло мужчине собраться, чтобы не натворить глупостей.
Одежда едва ли успела просохнуть, чтобы можно было смело облачаться в нее для путешествия до дома, пусть и в хорошем автомобиле, а ничего из гардероба Крестовского мальчику просто не подошло бы. Оставалось одно – предложить переночевать. Казалось бы, вполне себе невинное и вполне гостеприимное предложение, но сколько последствий оно могло за собой повлечь.
«Может заказать какую-нибудь одежду ему?» - размышлял Антон. – «Или вызвать прислугу из его дома. Пусть привезут чего-нибудь». Но думая так, Крестовский прекрасно понимал, чего хочет на самом деле. Он очень хочет найти повод, чтобы мальчишка остался. И не просто остался, но об этом позже.
Вскоре стол был накрыт, дом наполнился ароматом домашней еды – будучи сыном еврейской мамы Крестовский был весьма придирчив к кухне, поэтому за качество заказанной в знакомом месте еды он отвечал всецело. Так же он очень ценил всякие прелести вроде красивой посуды и приятной обстановки, поэтому приборы на столе были серебряными, бокалы сверкали чистотой и стоимостью, а верхний свет был приглушен в угоду освещению, идущему от настенных бра.
- Приятного аппетита, - Крестовский расположился за столом, позволив себе снять пиджак и галстук, и остался в белоснежной отутюженной сорочке, манжеты которой были скреплены дорогими запонками. – Могу ли я предложить тебе выпить?
Вопрос был, наверное, не очень ожидаемым, да и задавать его, скорее всего, не стоило, но он сорвался с губ Антона сам собой, по дурацкой привычке, и Крестовский решил, что ничего плохого не будет, если мальчик с чудесным именем Кон-стан-тин сделает пару глотков хорошего алкоголя.
- У меня есть прекрасное вино, - с улыбкой продолжил Антон, хотя перед ним на столе стоял тяжелодонный стакан с виски.
Под приятную музыку и при неярком освещении они приступили к ужину, неспешно переговариваясь. Вечер можно было назвать идиллическим, и, добавь еще пару штрихов, он действительно и стал бы таким. Словно услышав пагубные мысли Крестовского из хорошо убранных в дизайн квартиры динамиков послышались первые ноты того самого вальса, который они еще совсем недавно слушали в авто.
- Ммм, - Антон отложил приборы и промокнул губы свежайшей накрахмаленной салфеткой, поднимаясь со стула. – Какая прекрасная возможность попробовать твои умения не с четырехногим партнером.
Он сделал пару мягких шагов и оказался рядом с Константином, протягивая ему руку. Приглашая на танец. Приглашая на вальс.
- Рискнешь?
Он не заставлял ни в коем случае. Юноша мог легко отказаться, они бы перевели все в шутку и некоторое время спустя гость уже почивал бы в своей детской кроватке в полной безопасности. Но в глазах Антона были легкие искорки смешинок, словно говорящих о том, что он и не ждет от парня такой смелости, чтобы провести тур вальса в холостяцкой квартире взрослого мужчины.

+1

14

Придерживая теплый халат, Костя вышел из душа, не ощущая при этом никакой неловкости. Предложенная гостеприимным хозяином вещь была нормальной по росту уже вытянувшегося юноши, но по ширине Романова-младшего можно было замотать в нее два раза. Поэтому Костя то и дело поправлял туго затянутый на подтянутой талии пояс и подбирал съезжающие плечики халата. О том, как он выглядит со стороны, он даже и не думал и уж тем более не замечал, как на него смотрит Крестовский. Если бы тот был женщиной или даже молоденькой девчонкой, Костя бы вел себя совершенно иначе, будучи прекрасно осведомленным о своей внешней привлекательности. Кокетничать с Антоном смысла не было, как и даже тайного желания. И пока последнего терзали несколько противозаконные фантазии, Костя видел в собеседнике лишь приятного человека и партнера отца.
- Нет, благодарю, - отозвался юноша на предложение о кофе. Крепкий напиток он на ночь старался не пить, хотя и обожал его, особенно по утрам. – Хорошо, - проговорил он на последующую фразу о том, что они решат, что дальше делать после ужина. Сама невинность, черт подери. Костя присел на стул, следя за тем, чтобы полы халата не распахнулись и момент сдержанного английского молчания не перетек в минутку дискомфорта из-за осознания того, что юноша не надел нижнего белья. Это было приемлемо в клубе, но уж точно не в гостях у человека, занимающего не самую последнюю социальную роль.
- Я вам помогу, - поднялся со стула Костя, когда Антон принес пакеты с заказом. Не слушая возражений, даже если они и были, парень ловко помог накрыть на стол, будто бывал здесь каждый день. Впрочем, сервировке стола его обучали с детства, а тяга к кулинарии только помогала в этом.
Выглядел заказ очень аппетитно, жаль, ничего нового в свою копилку рецептов Костя так и не смог утащить. Это была домашняя, но вместе с тем вкусная пища. Кстати, такой выбор заставил юношу задуматься на вопрос, почему Антон выбрал именно это, а не что-то иное. Не фаст-фуд вроде пиццы или роллов, не изыски из ресторана, оцененного Мишлен, а блюда с явным намеком на домашнее приготовление. Видать, блондинка-жена совершенно не утруждала себя часовым стоянием у плиты, раз мужчина соскучился по таким простым яствам.
- Приятного аппетита, - отозвался эхом Костя, принимаясь чинно ужинать. Причем он не утруждал себя, изображая из себя мальчика из благородной семьи. Сдержанное поведение за столом и в речи было «вторым я» Романова, на которое он легко переключался и не страдал от этого. Тем не менее, основное «я», славящееся неукротимым, бурным нравом и склонностью к хулиганствам, иногда проскакивало на другую сторону. – Предпочитаете домашнюю пищу? – поинтересовался Костя, разрезая кусочек мяса изящным ножом. - Может, если у вас будет время, заглянете в нам в гости? Мне хотелось бы вас отблагодарить за сегодняшний вечер.
Антон предложил выпить, не смотря на возраст собеседника, и Костя хитро сверкнул глазами. Как и все подростки, он уважал алкоголь, но, увы, в Англии он не мог его приобрести. Поэтому довольствовался тем, что редко предлагали ему родители или что покупал старший брат. И тут уж сработала типично подростковая логика – Антон предлагал ему вино, в то время как сам пил виски, и отставать от старшего товарища Константину не хотелось.
- Я не откажусь от виски, - крайне нагло сказал Костя, хотя и все тем же, вежливо-учтивым голосом. Ему показалось, что Антон сейчас рассмеется и проговорит стандартную ерунду про то, что родители Романова не оценят сего поступка, но мистер Крестовский удивил и в этот раз, преспокойно налив немного виски в тумблер своему собеседнику. – Благодарю, - стараясь не показать своего удивления, проговорил Костя и, приподняв стакан, отпил небольшой глоток.
Виски обжигал, мягко прокатываясь по горлу, но это был не первый раз, когда парень пробовал крепкий алкоголь, поэтому беды не ждал. Музыка приятно дополняла и без того прекрасный вечер, но потом заиграл вальс Вагнера, который звучал в колонках, встроенных в презентабельный автомобиль Антона, и тот решил удивить своего внезапно нагрянувшего гостя. Мужчина поднялся и подошел к Косте, закончившему свой ужин, и протянул руку, приглашая на вальс. Парень не смог сдержать удивления, его бровь слегка приподнялась.
- Вы – удивительный человек, мистер Крестовски, - наконец, проговорил Костя, принимая руку мужчины и поднимаясь со своего места. – Вы меня удивили, - отказываться от приглашения Романов-младший не собирался. Он, не смотря на свое нынче учтивое поведение, приличествующее его положению в обществе, был за любой кипиш, кроме войны и голодовки. Ничего зазорного в вальсе с Антоном он не видел, хотя это и было крайне удивительно. Двое мужчин в одинокой квартире, танцующие под Вагнера, когда на одном из них не было трусов.
Протянув свободную руку, Костя подхватил тумблер, вливая в себя остатки виски, и уже окончательно посвятил себя хозяину квартиры.
- Что же, предоставляю вам возможность вести, - усмехнулся Костя, понимая, что этот вопрос рано или поздно возникнет, учитывая то, что они оба были мужчинами. Но парня этот факт не смущал. Он помогал старшему брату с обучением вальсу, Глебу довольно тяжело это давалось, поэтому Костя тогда перенимал роль девушки.
Под мелодичные звуки, он встал в нужную позицию, положив руку на плечо более рослого партнера, а вторую кисть вложив в ладонь Антона. Дождавшись первой «подачи», едва уловимого движения тела мужчина навстречу, Костя непринужденно двинулся следом, влекомый отчетливым ритмом мелодии и ладными движениями ведущего партнера. С другим человеком танцевать было действительно легче, чем с бесчувственной табуреткой, да и гораздо приятнее. Костя невинно улыбнулся, посматривая на Антона. Что творилось в голове этого мужчины?
Если подобрать промокшего мальчишку, приютить его, позволить принять душ и накормить могло быть простым жестом из вежливости, обращенным к сыну своего спонсора, то вот это не лезло ни в какие ворота. Возможно, Антон в душе был, как и Костя, совсем не вылизанным аристократом, и его тоже тянуло на всякие шалости, не смотря на возраст, который в шестнадцать лет Романову-младшему казался очень большим.
Двигаясь, придерживая партнера, Костя не имел возможности придерживать все тот же злополучный халат, и вскоре он охотно сполз со светлого плеча парнишки, обнажая его. Дергаться Романов не стал – он же не кисейная барышня, чтобы беспокоиться о том, что его плечико увидит малознакомый мужчина. К тому же прерывать танец столь неуместным движением совсем не хотелось. Антон двигался просто изумительно, а музыка чаровала. Вкупе с начинающим свое действие алкоголем, Косте было просто, по-человечески хорошо.

+1

15

От цепкого взгляда мужчины не укрылось ничего: ни осторожное обращение с халатом, что наводило на весьма пикантные мысли и грозило вскоре стать заметным; ни чинное благовоспитанное поведение за столом. Все это соединялось в мальчике и делало его практически уникальным. Крестовский уже сдался своим желаниям и понимал, что так просто это сокровище не отпустит. Пусть у них ничего не получится сейчас, но то, что малыш рано или поздно окажется в его постели, Антон уже прекрасно осознавал. Он начал охоту и ее результативность была всего лишь вопросом времени.
Константин помог выгрузить заказ и накрыть на стол. Ловкость, с которой он действовал, наталкивала на мысли о том, что мальчик явно был привычен к подобным действиям и едва ли потому, что маменька заставляла, он с явным удовольствием делал стол красивым. Антон только бровью повел, прогоняя из головы совсем уж лишние картинки о том, как это чудо ждет его в красивом доме, сервируя стол для совместного ужина. Бред, это уже походило на какое-то подобие семьи, а этого Крестовский уже наелся досыта, пусть со свадьбы прошло не так уж и много времени. Но разговор продолжил его мысли, когда Константин с невинным видом поинтересовался кулинарными пристрастиями мужчины.
- С удовольствием загляну, - ответил он с улыбкой на приглашение мальчика.
Интересно, как это могло бы выглядеть со стороны: здравствуйте, меня ваш сынок в гости позвал, я был неподалеку и решил зайти? Крестовский невольно улыбнулся этим мыслям, наливая виски для мальчика. Он как знал, что ему захочется именно виски – дети так предсказуемы в этом отношении. Что-то Антону подсказывало, что и в другом он тоже не ошибся.
За столом велась почти светская беседа и зазвучавший вальс был как нельзя более кстати. И в этом Антон тоже предугадал реакцию парнишки – тот словно шел по тропинке прямо к дому сказочной ведьмы, уже растапливающей печь.
Но печь растапливалась не только для Константина – мягкая ворсистая ткань халата потекла с точеного плеча, сбивая сердце с равномерного ритма. Крестовский едва удержался, чтобы не коснуться светлой кожи губами, не вдохнуть ее аромат, немного забитый гелем для душа. Мужчина сделал глубокий вдох и только шире раскрал ладонь, лежащую на талии мальчика, прижимая его к себе крепко и бережно.
- Когда-то вальс считался очень… смелым танцем, - негромко, будто боялся перебить чарующую мелодию, сказал Антон, в подтверждение своих слов делая шаг чуть шире, проникая коленом между стройных ножек, убегавших от него в следующем па. – Касание тел слишком близкое.
Бархатистый низкий голос ложился соблазнительным фоном к ускоряющимся звукам, руки держали уверенно, вели, кружа и увлекая, но как только затих последний аккорд, Антон остановился, чуть придержав тонкую руку в своей, не отпуская объятий, посмотрел в глаза мальчишке и поцеловал нежную кожу запястья.
- Благодарю, - тихо и почти смиренно произнес мужчина и сделал шаг к стулу, на котором прежде сидел Константин, словно стряхнув с себя наваждение танца.
Молча он отошел к своему стулу и уже не спрашивая налил им обоим виски – мальчику чуть больше глотка, себе хорошую порцию, взял свой тумблер и отошел с ним к окну. Не разбивая покрова занавесок Антон уставился невидящим взглядом в пространство, все еще сохраняя молчание, требующееся для принятия очень важного решения, и только потом произнес.
- Наверное, лучше будет отвести тебя домой, пока не случилось что-то такое, о чем мы оба можем пожалеть.
Сказал и замер, не поворачиваясь и не давая мальчику возможности прочитать выражение собственного лица. Теперь он ждал.

+1

16

Главная проблема заключалась в том, что Костя, не смотря на довольно нежный возраст, был далеко не глупым парнем. Возможно, он был еще довольно наивен в силу отсутствия житейской мудрости, подвержен всплескам эмоциональности и предсказуем, но точно не глуп. Костя с детства крутился в высшем обществе, которое, не смотря на пафосное название, частенько разлагалось изнутри. Всегда попадались извращенные, а иногда и попросту отвратительные люди.
Младший из Романовых рос очаровательным ребенком с примерными манерами, которые поражали не только Антона. Этот маленький дьяволенок, наслаждающийся восхищением сторонних людей, прекрасно подмечал все взгляды, нацеленные на него. К своим годам он научился распознавать характер смотрящих. Тех, кто просто был очарован юным Романовым, но воспринимал его только как ребенка, которым должны гордиться его благовоспитанные родители. Также и тех, чей взгляд был полон тяжелой, душной похоти, не смотря на все законы юрисдикции и морали.
Константин не быстро, но все же свел все воедино: те же взгляды, кидаемые в его сторону, улыбки, поведение Антона, сильно отличающееся от надлежащего гостеприимному хозяину. Варианта было только два. Либо Крестовский был безнадежным чудаком, любящим выкидывать что-то возмутительное, когда не находился в многолюдном приличном обществе, либо он был заинтересован в ином.
Догадки только подтвердились благодаря затеянному Антоном танцу. В какой-то миг его партнеру даже показалось, что сейчас он и переступит ту черту приличия, выставленную с момента официального знакомства на светском приеме. Широкая ладонь крепко перехватывала талию, а голос нашептывал совсем не двусмысленные фразы, обращаясь к далекому прошлому.
- Боюсь, что в те времена, - негромко вторил Костя мужчине, - нас бы забросали камнями, если бы увидели подобное.
Он тонко улыбнулся, но в тот же миг заметно вздрогнул, когда бедро Антона чувствительно прошлось по его собственному. Костя вскинул взгляд, но промолчал, хотя и не списывал все на случайность. Он бы мог прекратить это в любую минуту. Антон не был тем человеком, который пошел бы на настоящее преступление только ради своего желания. Мог, но отчего-то не хотел.
Антон впечатлил его. Он был привлекательным, насколько мог судить Костя, мужчиной, образованным и воспитанным человеком. Кроме того, парень не видел в его словах, взглядах или поступках чего-то отталкивающего. Антон был настоящим искусителем, только выглядел куда лучше, чем тех изображали на библейских картинках. Возможно, это было чистой воды нарциссизмом, но Костя буквально чувствовал потребность во внимании этого человека. Ему нравилось такое отношение к себе, хотя он еще и не мог в полной мере осознавать, насколько далеко он готов зайти, не давая даже намеков на прекращение этой затейливой игры.
- Кажется, вы вжились в роль, - мягко проговорил Костя, пронаблюдав за кратким поцелуем, доставшимся его запястью. Этот жест точно был уместен только в том случае, если бы Романов был девушкой.
Так что же делать? Все мысли и желания Кости были полны противоречивости. С одной стороны, ему хотелось уйти или хотя бы выставить незримый барьер между собой и тем, кто явно желал сделать их пока еще совершенно невинные отношения чем-то довольно сложным и не особенно правильным. С другой стороны, юноше хотелось остаться. Любопытство, выжигающее его изнутри, подталкивало узнать, что же случится дальше? Был ли он прав, и как далеко зайдет Антон?
В свои шестнадцать лет Костя уже многое знал и многое попробовал в сексе. Немало благодаря своему старшему брату, который каким-то невообразимым способом свел своего младшего с одной очень темпераментной дамой, заметно старше их обоих по годам. Также она была и заметно опытнее в постельных изысках. Тем не менее, Костя никогда не рассматривал мужчин, тем более взрослых, как сексуальный объект, и теперь пытался разобраться, что он чувствовал по этому поводу.
Он присел обратно на стул, поднимая вновь наполненный виски тумблер. Небольшое количество алкоголя Костя разделил на два скромных глотка, растянув удовольствие. Антон явно не хотел, чтобы он был пьян, а может, просто боялся, что подросток мог быстро захмелеть. Это было еще одним плюсом в пользу Крестовского. Тем временем, пока охотник опытно загонял свою жертву в угол, невинная жертва вовсю размышляла о судьбе охотника.
Все решилось довольно быстро и просто. Мысленно Константин бурно аплодировал своему собеседнику за этот лихой контрольный выстрел в его сторону. Отвернувшись к окну, Антон изъявил желание отвезти парня домой. Костя видел эту сеть, но охотно пошел в нее, оставив все сомнения позади. Чувство противоречия, такое частое явление среди подростков, азарт, максимализм и все то же банальное любопытство теперь просто не позволяли Косте сделать шаг назад.
- О чем вы собрались жалеть, мистер Крестовски? – проговорил парень, отчаянно стараясь не переступить грань, за которой царствовала вульгарность. – Впрочем, если вы настаиваете, я вызову такси. Не хочу утруждать вас обратной дорогой, вы и так для меня сегодня много сделали.

0


Вы здесь » Прогулки по Москве » -Прошлое » С первого взгляда


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC