Вверх
Вниз

Прогулки по Москве

Объявление

Добро пожаловать!

Рейтинг игры 18+!
Новости:

УРА! НАМ ПЯТЬ ЛЕТ!

С ЧЕТЫРЁХЛЕТИЕМ, "ПРОГУЛКИ"!

Новогодний Декамерон

Огромная благодарность нашему любимому Костику за новый, чудесный дизайн, за помощь проекту и за поддержку в эти нелёгкие для нас времена. Спасибо, друг!

НАМ - ТРИ ГОДА! ПОЗДРАВЛЯЕМ!!!

НЕ ПРОХОДИМ МИМО! НА ФОРУМЕ МНОГО ИНТЕРЕСНОГО! КОНКУРС "ВИЗИТНАЯ КАРТОЧКА"

КОНКУРС "УГАДАЙКА!"

ВНИМАНИЕ: ОБНОВЛЕНИЯ НА ФОРУМЕ, СЛЕДИМ И УЧАСТВУЕМ!

ПОЗДРАВЛЯЕМ ОДНОГО ИЗ САМЫХ СТАРЕЙШИХ И ПРЕДАННЫХ УЧАСТНИКОВ АРСЕНИЯ БАРСОВА С ВСТУПЛЕНИЕМ В АДМИНИСТРАТИВНУЮ КОМАНДУ!

АДМИНИСТРАЦИЯ ФОРУМА ВЫРАЖАЕТ ОГРОМНУЮ БЛАГОДАРНОСТЬ ВАРЕНЬКЕ ЗИМИНОЙ ЗА СОЗДАНИЕ ЧУДЕСНЫХ НОВОГОДНИХ АВАТАРОВ ДЛЯ ЖИТЕЛЕЙ МОСКВЫ!


ЭТОТ ГОРОД НАС МАНИТ, ЭТОТ ГОРОД ПЛЕНИТ,
И КАЖДАЯ УЛИЦА ЗДЕСЬ КАК МАГНИТ
ДЛЯ УДАЧИ, ДЛЯ СЛАВЫ, ДЛЯ КРУПНЫХ ПРОБЛЕМ,
ДЛЯ ЛЮБОВНЫХ ИСТОРИЙ, СЕРЬЕЗНЫХ ДИЛЕММ.
ЭТОТ ГОРОД БЕЗ ПРАВИЛ, ЭТОТ ГОРОД – СУДЬБА.
ВЫБИРАЙ ЖЕ ДОРОГУ!
ЭТО - НАША МОСКВА!



ЖАНР ИГРЫ - реальный мир
СИСТЕМА ИГРЫ - эпизодическая
РЕЙТИНГ - 18+
ВРЕМЯ - реальное


В МОСКВЕ - РЕАЛЬНОЕ ВРЕМЯ. ОСЕНЬ 2016.

МОСКВА РАСКРАШЕНА В БУЙСТВО КРАСОК ЗОЛОТА И БРОНЗЫ, И ХОТЬ НА УЛИЦЕ УЖЕ СТАНОВИТСЯ ХОЛОДНО И ПРОМОЗГЛО, В ДУШАХ ЕЁ ЖИТЕЛЕЙ ПО-ЛЕТНЕМУ ТЕПЛО И СОЛНЕЧНО. НАЙДИ СВОЙ ОСЕННИЙ МАРШРУТ И ПРОГУЛЯЙСЯ ПО ДОЖДЛИВЫМ УЛОЧКАМ МОСКВЫ!






Наши партнеры:

Красная зона Станция .Север. Deadly Sins

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Прогулки по Москве » -Прошлое » Прошу любить и не жаловаться


Прошу любить и не жаловаться

Сообщений 31 страница 38 из 38

31

В отличие от Стаса, Андрея, казалось, совершенно не волновало все произошедшее. Он проговорил привычную шуточку в своем стиле и басовито усмехнулся, заставляя своего партнера вновь невольно задуматься – откуда в столь худощавом теле появился столь мощный, глубокий голос. Стас в ответ лишь тихо улыбнулся, не став комментировать реплику Черкасова, все еще пребывая в какой-то непонятной смеси задумчивости и блаженства.
Андрей вновь зашевелился, к легкому смущению мужчины поцеловал его сосок, и легко поднялся, вытягиваясь в струнку перед кроватью, как поджарая борзая. И тут уж Стас не отказал себе в скромном удовольствии рассмотреть его своим непроницаемо темным взглядом. Парень был худым, но из-за не слишком высокого роста, нескладным не казался. Жилистые руки, покрытые смешными, немного безалаберными, как и сам Андрей, татуировками. Подтянутый живот, с проступающими под светлой кожей арками нижних ребер.
Возможно, из-за секса, а может по каким-то неуловимым иным причинам, Стас смотрел на него и чувствовал приятную нежность. Она искажалась лишь толикой смущения от своей собственной наглости. Стыда изрядно прибавилось, когда Стас отметил, что тело Андрея лишено абсолютно любого волосяного покрова. Он был идеально выбрит во всех местах. Смотрелось, надо признать… возбуждающе, не смотря на то, что взгляд Коршунова так и не нашел аккуратной груди и иных женских прелестей, которые обычно привык видеть после подобных бурных ночей.
- Ну, пойдем, - протянул Стас так, будто это не он только что предложил такой план. Он вытянул руку, принимая помощь Андрея, хотя, когда поднимался, рассчитывал в основном на свои силы, чтобы не уронить парня, который казался довольно хрупким. Хотя Стас был готов поклясться, что этот неформал себя в обиду не даст никому. И оттого стало еще больше не по себе.
Андрей сейчас переживал не лучшие времена, если вспомнить, что именно заставило его переехать к старшему товарищу. Было бы совсем неловко не оправдать его надежд. И Стас снова принялся лихорадочно думать и ковыряться в себе, в поисках ответов, таких нужных сейчас. К сожалению, они так и не спешили приходить. Как бы было проще, если бы был настоящий, действующий шар предсказаний. Только «да» и «нет». Стасу не хватало этой определенности, которая позволила бы сделать выбор в пользу правильного дальнейшего шага.
Увы, он должен был рассчитывать только на самого себя, как и во всей жизни. Вздохнув неслышно, Стас пошел следом за Андреем, забыв выпустить его руку из своей. Включив в ванной свет, он зашел внутрь и пустил воду, регулируя ее на оптимальную температуру – чуть прохладнее, чем обычно, чтобы остудить разгоряченные тела.
При ярком свете Андрей смотрелся умилительно-дурашливым. Растрепанные волосы цвета вороного крыла, чуть поехавшая косметика и припухшие губы. Настоящий вороненок, загулявший из своего гнезда навстречу сладострастным приключениям. Стас не смог сдержать усмешки, касаемо своих мыслей. Также не смог и удержаться от того, чтобы не прижать к себе парня снова, нежно целуя покрасневший рот. А может и к черту эти размышления и всю определенность?
Не смотря на то, что еще пару часов назад Стас не был геем даже в своих самых разнузданных фантазиях, какого-то дикого конфуза он не испытывал. Алкоголь давно выветрился из головы, а член Андрея, как бы это грубо и смешно не звучало, напрягать его не начал. Что ж он, голых парней что ли не видел? А уж когда поджарое тело охотно подалось ему навстречу, так и вовсе мысли другие пошли. Все же Коршунову безумно нравилось чувствовать в сильных руках зрительно хрупкое создание.
Взяв с полки (единственной, не занятой вещицами Андрея) гель для душа, Стас начал не с себя… В голове робко, но как-то правильно прозвучала одна мысль: «Надо пробовать. Надо двигаться вперед. Нельзя позволять ограничениям портить твою жизнь. Надо забыть про все барьеры. Кто знает, может именно так, нелепо и спонтанно, открывается новая глава, и все это предрешено судьбой».
Намокающий под струями душа Андрей – зрелище, стоящее отдельных описаний. Стас в очередной раз не выдержал и легко рассмеялся. Вот она судьба. Стоит, нахохлившись, как брошенный щеночек под дождем.
- Ты ужасно смешной и милый сейчас, - признался Коршунов, пояснив свой смех. Он протянул руку, убирая потяжелевшие темные прядки волос с лица Андрея. Затем он наклонился вперед, скользнув губами по острой скуле до виска и с неугасающей улыбкой выдохнул, - И я снова тебя хочу…

+1

32

Они шли в ванную рука об руку, как парочка влюбленных в романтических фильмах. Андрею это до жути нравилось, а сердце колотилось как припадочное, норовя выскочить в горло. В очередной раз он подумал о том, что хотел бы провести с этим человеком всю свою жизнь, и снова с мимолетной тоской подумал, что в его судьбе надо ловить удачу за хвост и довольствоваться тем моментом, в котором он оказался на той улице, где перевернулся грузовик с печеньем. Ситуация настолько выбивалась из привычных, что он, всегда выглядящий и почти всегда чувствующий себя донельзя самоуверенным, сейчас терялся в мыслях и чувствах не меньше, чем Стас. Что будет дальше? Как себя вести? Внутренняя тревога сковывала, не давала воли действий, поэтому Андрей просто плыл по течению, стараясь впитать каждой клеточкой то счастье, в котором сейчас пребывал.
Стоя под душем в ванне он ни капли не стеснялся своей обнаженности, и вовсе не потому, что считал себя писаным красавцем, а потому что странно чего-то смущаться после того, что только что было. Гораздо больше смущало поведение Стаса. Андрей был готов к тому, что они потрахаются и забудут все минут через пять, забывшись крепким сном, но Стас умудрился сначала сбить настройки тягой к объятиям. Хорошо, это Андрей принял – иногда людям после секса хочется поговорить, иногда пообжиматься. А вот эти нежные прикосновения, легкий смех, явное любование – все это не вписывалось в привычный мир и сбивало. Едва ли не впервые в жизни Андрей просто не знал, как себя вести. Немного запоздало он подумал о том, что макияж, пусть и скромный сегодня, успел потечь и выглядит он сейчас далеко не как супермодель.
- Не смотри на меня, - пробормотал он, действительно чувствуя жуткое смущение.
Внутри назревала паника – Андрей никак не мог понять, что с ним происходит рядом с этим мужчиной! Он начинал смущаться, мямлить, извиняться и даже, мать вашу, краснеть! Такого с ним не было так давно, что он не был уверен, что вообще когда-либо было.
Но просьба не помогла – Стас нарочно убрал волосы с лица, рассматривая его с такой нежностью, что у Андрея голова закружилась. Одновременно хотелось, чтобы это продолжалось бесконечно, и в то же время, чтобы все немедленно прекратилось и жизнь его вернулась в привычное русло, где никто им не любуется, никто не проявляет такой искренний заинтересованности и уж точно никто не был так чертовски нежен! Андрею было страшно, как и любому, кто теряет привычные ориентиры и попадает в чужой неведомый мир.
У него было два варианта поведения: сбежать и довериться, но боже мой, как ему не хотелось убегать от этих рук, поцелуев и поглощающей нежности. Он чувствовал себя как змея, только что сменившая кожу: слепым, в мире, наполненном неведомыми ощущениями. Давно-давно он выработал себе установку, что в его жизни не может быть чистоты, искренности и тем более любви, но Стас выдирал его из этих правил и Андрею до безумия хотелось поддаться. Останавливало только одно – что Стас, когда-нибудь, все же опомниться…
Но сейчас Андрей потянулся к губам за поцелуем, закрывая глаза и тая об блаженства. Сейчас он уже не дурачился, когда пьяненький Стас зажал его на пороге. Сейчас он целовал так, как действительно хотел целовать – нежно, лаская, отдаваясь всем своим существом и стараясь не задеть штангой по зубам.
- И что тебя останавливает, - прошептал Андрей в ответ на признание мужчины, хотя внутренне содрогнулся.
Размеры были такие, что утренние сборы, а тем более рабочий день, могли стать настоящей проблемой после таких упражнений, а тут предлагался второй сеанс.
«Переживу», - решил Андрей. – «Обезбол куплю».
Наивным он не был и представлял, чем ему аукнется подобное приключение, но как голодный бездомный щенок не мог отказаться от лишней порции, даже зная, что потом будет худо. Второй раз такой удачи ему уж точно не видать. Да, эту мантру он вновь и вновь проговаривал про себя.

+1

33

Только сейчас, несколько самозабвенно целуясь с Андреем, сжимая его в сильных объятиях, Стас понял, почему не испытывал особенного дискомфорта. Точнее, в голове проскочила подобная мысль и затаилась в сердце легкой надеждой. Стас заглядывал в голубые глаза любовника и видел в них бесконечную вселенную теплых эмоций: влюбленности, нежности, доверия и многое другое. Мужчина мог поклясться, что ощущает все эти чувства физически, слышит, в каком ритме бьется сердце Андрея, потерявшего свой напускной вид независимого неформала. Стас всегда ценил не то, что снаружи, а то, что внутри – и такое отношение, безусловно, подкупало. И теперь оставалось надеяться, что эта привычка распространялась и на данную ситуацию, когда речь шла не столько о физической полноценности или красоте, сколько о лице своего же пола.
Стас, если честно, не мог так сразу поверить, что был настолько добр и чист сердцем, что мог позабыть привычную ориентацию только потому, что Андрей был хорошим человеком, который относился к нему, Коршунову, с искренней нежностью и неподдельной любовью. Мужчина вообще привык принижать свои достоинства, поэтому мысль так и осталась неоформленной.
- Наверное, ничего, - отозвался Стас, склонив голову, чтобы припасть губами к длинной шее, целуя тонкую кожу. Его действительно ничего не останавливало. Стас со своей традиционной практикой и подумать не мог, что Андрей мог на следующий день испытывать не самые лучше ощущения. И если бы парень хоть как-то намекнул на это, Коршунов, конечно, сдержал свой порыв, но запрета не последовало.
Стас привычно распалялся, его нежные, невесомые прикосновения становились более жадными и полными страсти. В такие моменты казалось, что никаких сомнений или внутренней борьбы мужчина никогда и не испытывал. Одна лишь неловкость в обращении с парнем доказывала обратное – Стас пытался вести себя уверенно, но это утихало, столкнувшись с чем-то… непривычным.
«Черт, презервативы в спальной забыл», - возникла первая осознанная мысль за несколько последних минут. Стас нехотя оторвался от Андрея, потянувшись к шкафчику, распахнув его и, в поисках необходимого, свалив несколько мелких предметов на пол. Блестящая упаковка нашлась не сразу, заставив Коршунова понервничать – ну, кто же уходит мокрым гулять по квартире в такой ответственный момент! Но, все же, видимо вняв грешным молитвам мужчины, одна такая оказалась в дальнем углу.
Разорвав упаковку зубами, Стас раскатал латекс по вновь окрепшему члену. В душе это было особенно неудобно, но неуемное желание подгоняло. Еще раз, более кратко поцеловав Андрея, мужчина развернул его лицом к стене, и все продолжилось снова. Все еще расслабленное тело охотно приняло член обратно, так что на сей раз не пришлось долго терпеть и ждать возможности действовать в полную силу.
Голоса парней звучно отскакивали от кафельных стен, заставляя нервничать, наверное, уже не только соседей сбоку, но и снизу, и, возможно, сверху. Стасу было ровным счетом все равно. Ладонь его скользнула по животу Андрея, спустилась на бедро, оглаживая идеально гладкую кожу непосредственно рядом с членом, но, увы, не касаясь его. Стас быстро обдумал этот вариант в голове, но пока не рискнул экспериментировать настолько откровенно.
Собственно, все как началось довольно быстро, так и закончилось. Страстный, бурный порыв не смог продержаться долго. Уткнувшись носом в плечо Андрея, для чего пришлось изрядно согнуться, Стас замер в его разгоряченном теле, изливаясь во второй раз. Это было дико неудобно и скользко, но оргазм все равно был ярче, как будто они только входили во вкус.
Наконец, отмывшись и вытершись полотенцем, Стас усмехнулся, вновь подцепляя руку Андрея, дурацким и, возможно, милым паровозиком, утаскивая его обратно в кровать, с коей сорвал испачканное покрывало. Нет, после такой ночи он точно не прогонит парня спать в соседнюю комнату. К тому же расслабление после секса было таким сильным, что Стас заснул, едва коснувшись подушки. Только все равно успел загрести Андрея в объятия, возможно, чуточку придавив его своим телом, и урыться носом во влажные растрепанные волосы этого смешного вороненка.

+1

34

Уверенность и жадность Стаса подкупали, Андрей фактически плыл по течению, выбранному партнером, и ему нравилось сейчас быть ведомым. Сильные руки были нежны и чувствительны, поцелуи страстны, но поиск презервативов заставил улыбнуться: с полки посыпалась какая-то мелочевка, Стас, кажется, даже чертыхнулся, а вот Андрей оценил наличие стратегического запаса. Правда, вместе с уважением к предусмотрительности партнера закралось еще мерзкое чувство ревности. Наличие защитных средств говорило о том, что сексом тут занимались регулярно, а значит конкуренция была весомая. И даже то, что за время проживания со Стасом под одной крышей на протяжении уже довольно приличного времени, за которое ни одно существо женского пола, если не считать веселой и дружелюбной соседки, не переступало порог квартиры, не утешало, а только подкрепляло уверенность Дюши в том, что все происходящее сегодня всего лишь дело случая и бушующих гормонов под управлением легкой дозы алкоголя. А дальнейшие действия мужчины только больше доказывали это: Стас гладил тело с увлеченной пытливостью, но даже случайно не касался отличия Андрея от привычных партнеров. Спермотоксикоз и жажда эксперимента, всего лишь. Это немного портило момент, придавало ему оттенок лечебной горечи, напоминало о том, что простое человеческое счастье не предназначено для таких как он, хотя и не очень расстраивало. Сейчас хорошо, а на остальное плевать. По крайней мере хотелось верить, что действительно плевать. Именно поэтому Андрей и не думал о том, чтобы скрываться от соседей, не глушил стоны, рвущиеся из горла, не зажимался предвкушением последующих проблем, понимая, что сейчас он пробует самое изысканное блюдо, которое приготовила для него жизнь. Хорошего понемножку, поэтому оно потом так цениться, что больше не повторится.
Спать они легли вместе, что немного удивило Андрея. Он-то думал, что потрахались и баиньки каждый по своим койкам, но Стас и тут решил все за него. И ведь не просто легли, а еще и в обнимку, как настоящая парочка. Андрюша успел напоследок подумать, что перевернувшийся грузовик с печеньками оказался огромной фурой, а потом уснул.
Утро было таким, как и обещало – еле оторвавшись от подушки Андрей выключил назойливый будильник и без подсказок понимая, что больше не уснет, несмотря на то, что спать еще хотелось. Полежав немного, он собрал волю и яйца в кулак и выполз из-под Стаса. Путь до ванной был долог и тернист: неугомонный Эндик прыгал вокруг и норовил завалить и без него неуверенно державшегося на расползающихся в стороны тонких ножках Андрюшу, который изо всех сил старался не кряхтеть. Влезть под горячий душ оказалось миссией непростой и трудновыполнимой, но он справился. Потом долго стоял, собирая остатки сил и воли, всерьез раздумывая над тем, чтобы позвонить на работу и отпроситься на сегодня, но телефон остался под подушкой. Зато хлопок входной двери быстро привел его в чувства: пока Стас гуляет с собаками можно было отзвониться, не вдаваясь в подробности, не шокируя новообращенца тонкостями суровой мужской любви. Почему он так стеснялся быть со Стасом откровенным, Андрей не понимал и объяснить себе эту скрытность не мог. Просто не хотел заостряться на этом и все. Некоторым поводом было то, что не хотел, чтобы Стас сожалел о произошедшем или того хуже, начал жалеть его. Поэтому быстренько завернувшись в полотенце, он выполз из ванной, забрал телефон и уже из кухни позвонил своей палочке-выручалочке - Гургену, и попросил его сообщить администратору неприятную новость, что тому придется искать замену опять загулявшему заготовщику. Отзвонился он вовремя. Практически сразу как только он положил трубку, с прогулки вернулся Стас. Андрей притихшим вороненком сидел на табуретке, завернувшись в мокрое полотенце, поджав одну ногу под тощую жопку, попивая кофе из кружки и любуясь ладными движениями мужчины, с которым провел незабываемую ночь, отдающуюся сейчас во всем теле не только приятными ощущениями.
- Доброе утро, - хрипловатым голосом поприветствовал он своего любовника и светло улыбнулся ему.

+1

35

Утро началось с копошения под боком. Стас еще до конца не проснулся, поэтому только плотнее прижал слишком активное тело к себе. Но то не угомонилось, и, вынырнув из более глубокой фазы сна в поверхностную, мужчина разжал объятия, позволяя выскользнуть из-под себя. И вроде бы спать, да спать еще, до будильника по ощущениям было еще довольно далеко – все же Стас работал не по графику, - но с пробуждением партнера, проснулись и собаки. Точнее один из псов – тот, что безалабернее, но задорнее. И, пока Честер недовольно ворчал с пола (на кровать он демонстративно не лег, видя там чужака), Энди топтал хозяина, кровать, цокал когтями по полу, пытался сбить с ног вставшего Андрея, прыгал на дверь ванной, а потом снова возвращался, чтобы лизнуть нос Стасу, побуждая его проснуться окончательно.
Зрелище того, как Коршунов открывает заспанные глаза и косится на телефон, валяющийся рядом, ввел Энди в состояние эйфории. Он буквально забрался на хозяина верхом, стуча хвостом по ногам Стаса, а потом рухнул с мужчины, извиваясь всем телом как гусеница и подставляя розовый живот. Еще не полностью придя в себя, Стас протянул руку из-под одеяла, почесывая грудь и пузо Энди, но такого уже не выдержал Честер и, ворча, как старый дед, заполз змеей на кровать. Он уткнулся огромным носом в щеку своего белого товарища и недовольно засопел.
Пришлось Стасу перекидывать «поросенка» через себя, чтобы уложить собак по обе стороны от себя и поглаживать их одновременно. В ванной шумела вода, псы блаженно всхрапывали, кося под жеребцов. Сон ушел окончательно. Зато вспомнились все мельчайшие подробности произошедшего сегодняшней ночью. Стас тихо вздохнул – ведь не пьяный уже был, но что-то подтолкнуло его усложнить себе жизнь, да еще как. Говорят, что утро вечера мудренее, но почему-то это оказалось совсем не так. Вчера, держа тощее, но отчего-то безумно возбуждающее тело в объятиях, все казалось довольно простым, а сейчас напоминало головоломку с пятью звездами в категории сложности. Решить ее было очень трудно.
Поднявшись с кровати, Стас по-армейски быстро оделся, ополоснул лица водой из-под крана раковины на кухне, выпил сразу две таблетки, так как не помнил, принимал он вечером положенный препарат или нет, и пошел в коридор, цеплять собак на поводки и выводить их гулять. Гулял он где-то около получаса, а по возвращению понял, что так ничего и не надумал. Вроде бы выходил, чтобы на свежем московском воздухе хорошенько прийти в себя и поразмышлять на тему того, что ему дальше делать и как быть. Но вот он переступает квартиру, и понимает, что всю прогулку думал обо всем на свете, только не о том, что нужно. Тяжело было с утра все же собрать мозги в кучку и заставить их работать.
Андрей уже, конечно, вышел из ванной и сидел на кухне. Стас видел его немного сквозь вечно открытую дверь и чувствовал запах кофе. Ощущая, как тугими волнами накатывает неловкость и банальный стыд, мужчина поторопился скрыться в освободившейся ванной, отмывая лапы собакам и лихорадочно обдумывая то, что хотел обсудить с самим собой еще на улице. В голову опять приходила всякая ерунда. Например, вспомнился анекдот про одинокого тараканчика, бегавшего кругами по черепной коробке, только вот сейчас он был совсем не смешным. Ответа-то так и не было.
- Доброе утро, - отозвался Стас, зайдя-таки на кухню. Андрей казался ему… милым. Без своего отталкивающего общественность макияжа, растрепанный и все еще сонный. Он определенно был симпатичным парнем. Но Коршунов все еще не знал, радоваться этому или нет, - На работу пора или просто рано вскочил? – дежурно поинтересовался Стас. Лучшим способом решения проблемы этого года мужчина признал действенный вариант вести себя так, будто ничего и не произошло. Он насыпал собакам корм, достал тарелку, заваривая в ней овсяную кашу, сделал себе зеленый чай. В общем, вел себя, как обычно, только движений совершал чуть ли не в два раза больше, чувствуя небольшую нервозность.

+1

36

В целом ничего экстраординарного не произошло – Стас переживал случившееся. И хотя Андрей ожидал этого, но почему-то все равно почувствовал острый укол обиды. Нельзя сказать, что он был этакой наивной ромашкой, которая думала, что все изменится после первого же сексуального контакта, но вот видимо все же какая-то надежда теплилась в нем, но нет, не случилось. Точнее, изменилось, но не так как хотелось. Стас старательно изображал бурную деятельность, суетясь и избегая прямых взглядов. Ситуация была прям как в песне: зачем мы перешли на «ты», за это нам и перепало. Андрей подавил вздох, сделал глоток уже подстывшего кофе и выдал прежде, чем успел подумать:
- Ты не переживай так. Один раз – не пидорас.
Мысленно он тут же дал себе по мозгам, но слово то и правда не воробей.
- Все нормально, - а сам тоже смотрел в сторону, потому что нос вдруг защипало.
Больше всего он не хотел испортить их отношения, но, похоже, сделал только хуже. Срочно требовалась нейтральная тема и он зацепился за то, что Стас спросил про его ранний подъем. Вот только реальность он описывать не стал, а ответил про работу.
- Я сегодня не пойду – отпросился. Точнее поменялся сменами. А ты скоро уходишь?
В отличии от Андрея Стас работал по более человеческому графику и ночных смен у него не было. Тут же стало интересно, что будет вечером. Вот они переспали, еще и ночь провели в тесных объятиях, а это вам не просто секс. Как все пойдет сегодня, после того, как Стас вернется домой? Поздороваются и весь вечер просидят в своих комнатах, чтобы как можно меньше сталкиваться? Идиоты. Два идиота, не удержавшие желание под контролем. Так, ладно. Что было, то было, а с остальным разберутся. Отпивая небольшими глотками кофе Андрей подумал, что Стас, наверное, захочет, чтобы он съехал, и он ведь так и сделает, если его попросят. Найдет, где пожить. Наверное. Что тут можно придумать? Квартиру он не потянет. Даже комнату пока не потянет. Гурген? Плохой вариант. Огромный армянин с радостью его примет, конечно, но это всего лишь временное решение проблемы, да и не очень хотелось освещать саму проблему. То, что он живет у Стаса не знали только ленивые, вовсю интересовались продвижением процесса, давали советы и все такое. И вот сейчас перебраться к Гургену означало фактически озвучить то, что произошло. Светка точно вынет из него все кишки, пока не докопается до сути. Гурген отпадал точно. Костик? Ну, тут можно было бы с недельку перекантоваться, а там может и подберет что. Итого, выходило, что страшного ничего не случится, если Стас попросит его съехать. Просто рядом уже не будет Стаса, а это даже не страшно. Это больно. Впервые Андрей задумался над тем, что он на самом деле испытывает к этому человеку и по всему выходило, что любил он его так, как прежде никого. Вот это и пугало.
Сидеть в мокром полотенце было более чем прохладно, пора было бы одеться. Андрей повел плечами, стряхивая легкое оцепенение задумчивости, попытался подняться и… Нет, встать он мог, конечно, но вот что-нибудь в помощь ему бы не помешало.
- Слушай, у тебя есть нош-па и анальгин?  - чуть наморщив нос спросил Андрей, когда Стас заваривал себе кашу. – Дай, если не жалко. Оденусь пока.
Он все же поднялся, поправив полотенце на бедрах и, стараясь идти ровно, зашел в комнату Стаса, забрал свою одежду, потом уже ушел к себе, натянул трусы, домашние штаны и первую попавшуюся футболку, откинул плед, которым застилал свой диван, и залез под него, скручиваясь в комочек и согреваясь. Уютно устроившись Андрюша вдруг подумал, что до вечера он уже оклемается и, наверное, зря он затеял всю эту катавасию со сменой графика. Отработал бы, не развалился. Ладно, до вечера время есть, поглядит и решит.

+1

37

Все это было очень сложно для Стаса. Дело было даже не столько в том, что он неожиданно, на четвёртом десятке лет, открыл в себе новую сторону. На удивление, мысль о том, что его могут привлекать физически не только девушки, но и парни, не вызывала в душе Коршунова ничего, кроме вышеупомянутого легкого изумления. К геям он всегда относился ровно также как и ко всем остальным людям, так и что с того? Ну, видимо да этого не попадался человек, который мог бы пробудить в нем потаенную бисексуальность, а вот у Андрея получилось.
Основная проблема заключалась в том, что Стас понятия не имел, что делать дальше. Просыпаясь вот так вот с девчонками было как-то сразу понятно, настроена ли та на дальнейшие отношения или это был ровно такой же порыв. С Андреем все было не просто с самого начала. Стас знал, что тот был геем и краем сознания все равно понимал, что парень не ровно к нему дышит, хотя и яростно этого не замечал, отрицая очевидное. И они все равно жили вместе, общались и дурачились вечерами, и вот случилось то, что случилось?
Хотел ли Андрей чего-то большего, чем просто секс? Наверное, хотел, судя по нахохлившемуся на стуле воронёнку. Но как вести эти отношения? Стас не знал. Если бы Андрей хоть как-то подсказал ему, что от него ждут… Ведь вряд ли парень будет надеяться, что его новый любовник заявится вечером с цветами. Стас бы точно не ждал. Наверное, если бы Андрей слышал все эти спутанные рассуждения в голове своего партнёра, покатился бы со смеху, но Стасу приходилось решать свои проблемы самостоятельно, методом проб и ошибок.
Впрочем, грубоватый неформал все же помог своему нерешительному любовнику. Фраза про один раз заставила Стаса замереть на миг. Тут не нужно было получать степень по психологии, чтобы понять - эта небрежная грубость была не более чем защитной реакцией, ровно такой же как изображение бурной деятельности другим из них. Стас вздохнул, поворачиваясь к Андрею, но пока обдумывал в своей голове правильные слова, тот уже поднялся, поправляя полотенце. Попросил обезболивающих таблеток, чем окончательно сбил мужчину с толку, и ушёл в спальную. Через пару секунд, с собранными вещами, Андрей переместился в гостиную.
Именно это и подтолкнуло Стаса к правильному шагу. Андрей ведь явно навыдумывал себе много лишнего, когда как ларчик очень просто открывался и проблемой всему была нерешительность Коршунова, хотя он и прятал ее под масками как только мог. Открыв шкафчик, где стояла домашняя аптечка, мужчина нашёл и но-шпу и анальгин, набрал стакан воды и пошёл в гостиную, где застал Андрея, свернувшегося клубочком под тёплым пледом.
- Эй, - мягко проговорил Стас, поставив стакан и таблетки на столик рядом, и присел возле дивана, - С чего ты взял, что я переживаю? - он протянул руку, чтобы аккуратно убрать волосы с лица Андрея. Жест показался ему уместным опять же только для девочек, но ведь с чего-то нужно начинать прощупывать почву, - Вот сейчас, когда ты попросил горстку обезболивающего, начал… - неловко усмехнулся он, действительно чувствуя себя виноватым. Понятно ведь, что к чему, не от головы же таблетки. И об этом Стас тоже не знал, что только доказывало ему, что он совсем не готов самостоятельно идти по этой дорожке.
- Слушай, мне… очень… непросто это все, - откровенно, хотя и с явным трудом сказал Стас, усаживаясь на пол и опираясь спиной о диван, - И я надеюсь, что ты это понимаешь. Но… я также хочу, чтобы ты понимал, что… я не считаю это ошибкой, - говорить было тоже тяжело. Ведь приходилось лихорадочно обдумывать каждое слово, понимая, к чему это приведёт. К тому же не хотелось «печатать штампы» о том, что ему нужно было время, чтобы разобраться в себе - такие слова никогда ещё никого до добра не доводили и полезными в отношениях не были.
Стас снова обернулся, всматриваясь в лицо собеседника, в поисках нужных там ответов на свои вопросы. Как ему вести себя дальше? Чего ждёт от него Андрей? Может быть он вовсе не хотел никаких подобных откровенных разговоров, а просто ушёл к себе, разграничив территорию таким образом?
- У меня сегодня последний клиент на четыре часа, в шестом часу я уже буду свободен. Мы… могли бы куда-нибудь сходить, если ты, конечно, хочешь, - не в силах определить линию поведения, Стас решил пойти проторенным путём. Андрей и до неловкой связи любил выбираться с ним куда угодно.

+1

38

Потосковать во весь рост, да пожалеть себя Андрюше не дали – Стас пришел почти сразу, как только он улегся. Пришел, принес таблетки и воду, сел рядом и заговорил. Боже… Андрей точно разревелся бы, если бы умел. Глаза, правда, стали еще больше походить на глаза щенка, который понял, что ему не только хлебушка вынесли, но еще и за ушком почешут.
Когда Стас убрал с его лица пряди еще влажных после душа волос, Андрей не успел защититься и посмотрел на мужчину так, что сразу было понятно – он хотел этой ласки. Хотел, чтобы не закончилось все пустыми фразами, брошенными на кухне, чтобы все шло дальше, с цветами и прогулками, с дурацкой романтикой, для которой предназначены девочки, а не грубоватые, хамоватые неформалы. Конечно, прочитать это все в одном взгляде было сложно, но то, что он не хочет отталкивать понять можно было не напрягаясь.
Андрей потянулся за таблетками, когда Стас сел рядом с диваном, быстро закинул их в рот и, морщась, запил, а потом опять лег, по-прежнему сворачиваясь в клубок, слушая, вслушиваясь.
И он услышал то, что Стас хотел сказать. Привыкнув всегда защищаться, отрастив колючки и ядовитые шипы Андрей практически совсем разучился доверять людям. Его практически никогда не воспринимали всерьез или, напротив, боялись, но мало кто бывал с ним откровенным, и то, что пытался донести до него Стас было двойным откровением, пусть Коршунов этого и не осознавал. И если бы он знал, что на самом деле он сейчас сделал, то поразился бы тому, что с одной подачи умудрился пробиться сквозь глухую плотную защиту. Возможно, это получилось потому, что Стас объяснял, что ему самому нужна была поддержка. Он не выставлял каких-то условий, он просто рассказывал, разъяснял ситуацию для них обоих, и Андрей поддался, словно ждал именно этого. Он придвинулся, почти касаясь головой плеча мужчины, который сидел на полу, но был так близко сейчас.
- Спасибо, - прошептал он в ответ, не зная, как еще выразить свою благодарность за то, что Стас не стал отмалчиваться, прятаться, как сделал бы он сам, а решился обговорить ситуацию. – Все хорошо.
В этом коротком «все хорошо» было многое. Андрей говорил, что все хорошо с ним и боль скоро пройдет, да и не такая уж страшная она. И что понимает, что ощущает сейчас Стас. И то, что согласен и ждать, и принять то решение, которое примет сам Стас. И «спасибо» относилось к тому лучу надежды, что затеплился в его душе, когда молчание и неловкость перешли в попытку откровенного разговора. Андрей понял, что Стасу нужно дать время, так же как и он дает ему шанс, назначая почти что свидание сегодня вечером.
- Тогда я точно не поеду на работу, а там вместе решим, чем займемся, - он улыбался, обласканный такими разговорами и надеждами.
Еще он очень хотел поцеловать, но не решился, подумав, что это точно будет перебором для Коршунова. Сейчас Стас уйдет, Андрей немного поспит еще, а потом… потом он точно поцелует! Если ничего сильно не изменится, конечно. Вечное ожидание плохого все же не отпускало.

+1


Вы здесь » Прогулки по Москве » -Прошлое » Прошу любить и не жаловаться


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC