Прогулки по Москве

Объявление

Добро пожаловать!

Рейтинг игры 18+!
Новости:

УРА! НАМ ПЯТЬ ЛЕТ!

С ЧЕТЫРЁХЛЕТИЕМ, "ПРОГУЛКИ"!

Новогодний Декамерон

Огромная благодарность нашему любимому Костику за новый, чудесный дизайн, за помощь проекту и за поддержку в эти нелёгкие для нас времена. Спасибо, друг!

НАМ - ТРИ ГОДА! ПОЗДРАВЛЯЕМ!!!

НЕ ПРОХОДИМ МИМО! НА ФОРУМЕ МНОГО ИНТЕРЕСНОГО! КОНКУРС "ВИЗИТНАЯ КАРТОЧКА"

КОНКУРС "УГАДАЙКА!"

ВНИМАНИЕ: ОБНОВЛЕНИЯ НА ФОРУМЕ, СЛЕДИМ И УЧАСТВУЕМ!

ПОЗДРАВЛЯЕМ ОДНОГО ИЗ САМЫХ СТАРЕЙШИХ И ПРЕДАННЫХ УЧАСТНИКОВ АРСЕНИЯ БАРСОВА С ВСТУПЛЕНИЕМ В АДМИНИСТРАТИВНУЮ КОМАНДУ!

АДМИНИСТРАЦИЯ ФОРУМА ВЫРАЖАЕТ ОГРОМНУЮ БЛАГОДАРНОСТЬ ВАРЕНЬКЕ ЗИМИНОЙ ЗА СОЗДАНИЕ ЧУДЕСНЫХ НОВОГОДНИХ АВАТАРОВ ДЛЯ ЖИТЕЛЕЙ МОСКВЫ!


ЭТОТ ГОРОД НАС МАНИТ, ЭТОТ ГОРОД ПЛЕНИТ,
И КАЖДАЯ УЛИЦА ЗДЕСЬ КАК МАГНИТ
ДЛЯ УДАЧИ, ДЛЯ СЛАВЫ, ДЛЯ КРУПНЫХ ПРОБЛЕМ,
ДЛЯ ЛЮБОВНЫХ ИСТОРИЙ, СЕРЬЕЗНЫХ ДИЛЕММ.
ЭТОТ ГОРОД БЕЗ ПРАВИЛ, ЭТОТ ГОРОД – СУДЬБА.
ВЫБИРАЙ ЖЕ ДОРОГУ!
ЭТО - НАША МОСКВА!



ЖАНР ИГРЫ - реальный мир
СИСТЕМА ИГРЫ - эпизодическая
РЕЙТИНГ - 18+
ВРЕМЯ - реальное


В МОСКВЕ - РЕАЛЬНОЕ ВРЕМЯ. ОСЕНЬ 2016.

МОСКВА РАСКРАШЕНА В БУЙСТВО КРАСОК ЗОЛОТА И БРОНЗЫ, И ХОТЬ НА УЛИЦЕ УЖЕ СТАНОВИТСЯ ХОЛОДНО И ПРОМОЗГЛО, В ДУШАХ ЕЁ ЖИТЕЛЕЙ ПО-ЛЕТНЕМУ ТЕПЛО И СОЛНЕЧНО. НАЙДИ СВОЙ ОСЕННИЙ МАРШРУТ И ПРОГУЛЯЙСЯ ПО ДОЖДЛИВЫМ УЛОЧКАМ МОСКВЫ!






Наши партнеры:

Красная зона Станция .Север. Мийрон Deadly Sins

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Прогулки по Москве » -Прошлое » Прошу любить и не жаловаться


Прошу любить и не жаловаться

Сообщений 1 страница 30 из 43

1

1. Название:
Прошу любить и не жаловаться
2. Участники:
Андрей Черкасов, Станислав Коршунов
3. Время и место:
Весна-лето 2014
4. Краткое содержание:
Андрюша переехал
5. Рейтинг:
Будет, наверное.

0

2

Следующие пару месяцев Андрей довольно часто общался со Стасом. Они иногда встречались и гуляли, разговаривая, причем темы находились сами собой, и времени всегда было мало, чтобы переговорить все, что хотелось. Порой ходили в кино, иногда Андрей заходил к Стасу в гости, и даже не всегда предупреждая. Ему нравилось рисковать: дома - не дома, один – не один, пустит – не пустит. Чаще везло. Телефонные разговоры тоже постепенно из «деловых», предназначенных для того, чтобы договориться о месте и времени встречи, все чаще перетекали в ничего не значащую болтовню ни о чем. Андрей все сильнее подсаживался на любое общение со Стасом, все сложнее было думать о чем-то или ком-то другом, привычные старые друзья отходили на задний план, на работе с удивлением посматривали на неожиданно затихшего, но чему-то улыбающегося парня. Диагноз не заставил себя ждать – «влюбился» пришли к выводу коллеги и заняли места наблюдений.

Смена была напряженная – банкет. Умотались как черти в аду, но результатом взаимно остались довольны – админ наваром, гости угощениями и обслуживанием, остальные просто тем, что, наконец, можно домой. Ясно, что премия всем участникам падет, но это будет чуть позже.
Домой Андрей возвращался поздно и надеялся, что все уже улеглись, тогда можно будет спокойно попить чай и поваляться в ванной. Судя по темным окнам квартиры, удача была на его стороне. Андрей поднялся на свой этаж, вставил ключ в замочную скважину и… и все - замок был заблокирован с внутренней стороны.
- Блять, - ругнулся Андрей и нажал на кнопку звонка.
И тут тишина – выключили звонок. Он припомнил, говорил ли, что у него вечерняя и вернется поздно – да, говорил. Картина вырисовывалась прекрасная. Идти к Ваське было поздновато, да и не хотелось, он устал, хотел в душ и спать, какого хрена он опять должен выискивать, где переночевать? Сначала он постучал кулаком, стараясь не сильно буйствовать, но потом просто саданул ногой по двери. И она тут же распахнулась, как будто именно этого и ждала.
- Да когда же это прекратится?!
За дверью стоял отец в домашней вполне цивильной одежде, явно не натянутой наспех.
- Я с работы, - буркнул Андрей, делая шаг в коридор.
Скандалить он не хотел. Видимо, в отличие от родителя, потому что рослый широкоплечий красавец с легкой проседью в черных от природы волосах не удовлетворился кратким объяснением.
- Кроме тебя здесь еще есть люди, которые тоже работают. И им нужен законный отдых!
- Мне тоже, - Андрей скинул кроссовки и повернулся спиной к отцу, чтобы снять куртку. Если бы он мог предугадать, что это сработает как катализатор, то лучше бы просто пробрался спиной вперед в комнату и забился на диван. Крепкая рука рванула его за плечо, разворачивая, отчего Андрей едва не завалился тут же на пол, сдернув вешалку со стены.
- Не смей отворачиваться, когда с тобой разговаривают! Ты шляешься непонятно где, приходишь во сколько вздумается! Пьяный! В каких-то уличных лохмотьях!
В целом претензии имели под собой основания – Андрей действительно и пьяный домой приходил, и укуренный в нули, и под утро и среди ночи. Реакция была всякая, но тогда  хотя бы обоснованная, когда и возразить было нечего, но сейчас. Сейчас Андрея прорвало в ответ.
- Я же сказал, что с работы! Мне дыхнуть на тебя, чтобы убедился?
Не так уж и грубо получилось, разве что громко может быть, но голос у Андрюши такой был, что Шаляпин давно уже ворочаться устал.
- Ты как с отцом разговариваешь?! Надо будет - не только дыхнешь! Я тебя еще и… - отец осекся, видимо, подбирая слова, и продолжил, - к психиатру отведу! А то совсем уже! Красишься как пидор какой-то!
День настал, час пробил. Андрей расхохотался бы от этого внезапного прозрения родителя, но неожиданная разборка уже изрядно разозлила.
- А может быть не как? Может так оно и есть?
Сейчас его голос был тих, но говорил он четко и внятно, зло прищурив глаза и подавшись всем телом к отцу. Тот отшатнулся, а потом неожиданно замахал руками, как баба в неумелой драке, пытаясь отвесить сыну пощечину. И тут Андрей сорвался окончательно – он расхохотался, ставя вялые блоки этой бабьей атаке.
- Как нестыдно! Что вы тут устроили?! – это уже поставленный профессиональный голос мамы. Ей не обязательно было говорить громко, чтобы быть услышанной.
Отец тут же остановил весь воспитательный процесс и пафосно воскликнул. Да, именно воскликнул:
- Скажи спасибо матери, а то я тебя по стене размазал бы за подобное.
Напоследок он потряс кулаком и удалился на кухню вслед за ушедшей туда же женой, облаченной в шелковый халат и постукивающей небольшими каблучками на домашних тапочках.
- Погорелый театр, - хмыкнул Андрей, понимая, что мечты о чае и возлежании в ванной в мечтах и пене откладываются на неопределенный срок.
- Доволен? – внесла свою презрительную лепту сестра, выглянувшая на весь шум из своей комнаты, и, не дожидаясь ответа, тут же захлопнувшая дверь.
Да уж, среди всего этого благолепия Андрей и вправду был этаким марабу в стае райских птичек.

Утро было тихим и безмятежным. Андрей проснулся когда выспался, никто не пихал его с дивана, не включал телевизор и даже мимо не ходил, вынуждая подняться. Это немного удивляло, но в целом радовало – наверное, выходной семейство решило посвятить массовым закупкам в Ашане. Тогда можно воспользоваться моментом и осуществить вчерашние разбитые мечты. Однако в коридоре Андрей услышал мамин голос, наполненный трагизмом и что-то вещавший отцу, который так же тихо что-то бубнил в ответ. Андрей затормозил и замер, прислушиваясь.
- Мне сказали, что это возможно. Конечно, понадобиться немного заплатить, но моих сил все это терпеть уже нет, - голосом великой актрисы говорила мать.
- Лера, только не волнуйся, - вторил ей отец, продолжая вчерашний пафос, как будто на сцене выступал. – Это ему только на пользу пойдет, да и нам нужно отдохнуть. Что там тебе сказали?
- Надо положить на обследование, а дальше видно будет. С его поведением и буйство можно поставить. Шизофрению какую-нибудь. Это объяснило бы его поведение, ужасную манеру одеваться, - мать очень правдоподобно всхлипнула. – Да и все остальное тоже.
Еще ничего не понимая Андрей чутьем дикого зверька почувствовал, что речь идет о нем, вот только осознать и поверить было как-то сложно. Пока он офигевши «шлепал варежкой» в коридоре, мимо проплыла Светлана и с усмешкой посвященного человека пропела:
- Вас слушают большие любопытные уши.
На секунду возникло замешательство. Первым отмер Андрей, под которым, кажется, задымился паркет, подсказывая, что отсюда надо бежать. Он рванул в комнату, быстро натянул вчерашнюю одежду, вытянул из дивана торбу со стертой практически до основания пентаграммой, напихал туда не глядя какую-то одежду и хотел уже двинуть на выход, но дружное семейство стояло в дверном проеме, перекрывая его.
- Я просто уйду, и вы будете жить тихо и спокойно, - Андрей закинул на плечо набитую битком торбу и примирительно поднял руки.
- Андрей, - начала мать. – Это только для твоей пользы. Пойми, мы переживаем за тебя.
Маленький домашний деспот-манипулятор. Ее бархатный вкрадчивый голос становился стальным, когда она взывала к совести, отдавал могильным холодом, когда она изображала презрение, и вытягивал жилы, когда она картинно страдала. Великая актриса, не сумевшая воплотить свой талант по назначению, но прекрасно применившая его в быту. Игнорирующая сына все эти годы, когда поняла, что справиться и пустить его энергию в мирное русло для нее слишком хлопотная задача, сейчас прикрылась материнской заботой, чтобы избавиться от позорного пятна на долгий срок, а если повезет, то и навсегда. Отец, пляшущий под ее дудку, тоже был не прочь избавиться от неудавшегося отпрыска. Сестре, кажется, просто было плевать. Ничего нового если подумать. Просто, наконец, все перестали притворяться.
Андрей развернулся, подошел к окну, распахнул его и сбросил торбу на улицу.
- Я могу выйти через дверь, а могу через окно. Выбирай, о чем соседи будут говорить дольше, - он даже не повернулся к ним, спиной чувствуя, как они оторопели, а потом взволнованно переглянулись.
- Андрей, ты не посмеешь! – попыталась вернуть пошатнувшуюся позицию мать.
Андрей просто встал на подоконник, благо длинные ноги позволяли. Сейчас он искренне верил, что шаг вперед сделать будет не проблемой.
Тишина. Молчание.
- Делай как знаешь, - и легкий стук каблучков.
Сердце замерло, и дыхание сбилось, голову повело, словно он уже отправился в полет.
Спрыгнув в комнату, Андрей прошел мимо двух теней, когда-то бывшими самыми близкими людьми, снял куртку с вешалки, обулся, и закрыл за собой дверь.

Мыслей о том, куда теперь деваться у него не было. - ноги сами вели к уже знакомому дому, - но вот так просто свалиться на голову сейчас Андрей просто не мог. Слишком больно было внутри. Сначала, когда он только вышел из прежде родного дома, да, холодного, но все же его дома, он горел внутренними жаркими монологами, уверениями и упреками. Потом постепенно весь жар угас, оставив в душе пепелище и опустошение. Где-то возле сердца сквозило, словно теперь там зияла огромная черная дыра, поглощая в себя все чувства и эмоции. Люди привычно сторонились странного парня, Андрея это не задевало нисколько, он просто не замечал ничего вокруг себя, не знал, что выглядит сейчас, как человек в одночасье потерявший всех ближайших родственников. Собственно так оно и было, вот только родственники были живы, были рядом, но теперь их будто и не было.
Выходив боль и отчаяние к вечеру Андрей все же направился туда, где, как ему казалось, он сможет пережить эту потерю, собрать оставшиеся кусочки и научиться жить в ином мире.
Уже поднимаясь в лифте Андрей только сообразил, что кислая напряженная рожа потянет за собой разговор по душам, а к этому он пока не был готов. Поэтому, нажимая на звонок, он нацепил самую беззаботно шальную улыбку и радостно оповестил хозяина:
- А давай я пока у тебя поживу, а ты меня покормишь?
Дурак? Ну и похрен.

+2

3

День был не из лучших. Нет, конечно, бывали деньки куда поганее, когда в душе у миролюбивого обычно Стаса зарождалось чуждое ему желание убивать всех вокруг, но и хорошим днем это назвать было нельзя даже с натяжкой. Утро началось с ругани, и уже тогда мужчина понял, что дальше пойдет только по накатанной. Какая-то тетка из серии тех, которым до всего было дело, резко передумала идти на работу или по каким-то другим своим делам, потому что увидела двух псов. Нет, не так. Двух огромных, свирепых, бойцовых псов!
- Здесь же дети в школу ходят! – взвизгнула она, - А вы своих убийц тут выгуливаете!
Стас промолчал, решив даже не обращать внимания на истеричку, которых было еще так много на земле. В конце концов, его собаки были в намордниках и ошейниках, на дороги не выбегали, к людям даже не лезли, а на поясе мужчины висел специальный контейнер с пакетами для уборки. Так что даже полиция была бессильна против такого «злостного нарушителя детского покоя».
Тетка не унималась, рассказывая Стасу о том, что это собаки, буквально созданные для того, чтобы выгрызать у людей лица. От такого порождения фантазии, вызванного явно не менее чем просмотром «Пилы», мужчина едва не подавился. А женщина уже продолжала вещать про какую-то Анну Петровну из какого-то там дома, которой такая же вот псина прокусила ногу просто так, походя.
- Выкинь свой телевизор в окно. Вместе с желтой прессой, - пробормотал под нос Стас, чтобы ни одна живая душа не услышала его ворчания. Он же прекрасно понимал, что тетка только распалится от таких заявлений со стороны «татуированного наркомана». А он еще и скинхед, наверное, раз лысый.
Тетка вроде приумолкла и даже собралась пойти по своим делам, Стас выдохнул… и понял, что рано обрадовался. Детишки, шагающие в школу, узнали хвостатых любимцев, и двое ребят из начальной школы побросали рюкзаки мамам, чтобы ломануться к собакам. Честер благоразумно прикинулся пенечком, с самым задумчивым, интеллигентным видом нюхая пробивающуюся травинку, а вот Энди такой хитростью не обладал, поэтому сверкая глазами понесся навстречу… что и вызвало очередные дикие вопли. Тетка заохала так, будто бультерьер уже рвал детей на мелкие кусочки. Хотя на деле все было совсем иначе. Если кого и нужно было спасать, так это радостного пса, которого дергали за острые уши, хвост и чуть ли не забирались на него верхом, как на лошадку. В итоге Энди сдался и рухнул на спину, возбужденно подергивая всеми конечностями и чего-то там довольно урча, когда детские ручки начали чесать ему грудь и пузо.
- Вы куда смотрите? – вопила тетка уже на родителей, теперь уже внушая улыбающимся мамашам, что их детей непременно сожрут. Вот прямо сейчас и через намордник, который, по словам «эксперта» эти убийцы порвут за две секунды. В итоге Стасу это надоело, и он предпочел ретироваться.
- Пока, Энди! – детские ладошки все еще цеплялись за белого дурачка с «фингалом» на глазу, - А вы придете вечером? – это уже интересовались у Стаса. Тот кратко кивнул, прицепляя собак на поводки и ведя их домой. Настроение было подпорчено, но пока мужчина добирался до работы, он успел развеяться – погода стояла отменная. Солнышко припекало, грозясь совсем скоро ударить по земле летом.
Вторая волна накатила на Стаса уже в виде клиентки, страдающей излишним весом. И вроде бы фитнес-тренер уже привык к таким – они обычно даже ныли или ругались по одному и тому же шаблону – но на душе все равно кошки начали медленно зарывать в песочек слова этой женщины. Стас снова оказался некудышным тренером, потому что эта женщина с чудным именем Инна отчего-то не худела, хотя перепробовала четыре разных диеты и четыре разных комплекса упражнений от Коршунова.
- Ну, конечно, я в выходные побаловала себя тортиком, но у меня был день рождения! Что же меня от одного тортика разнесло? – возмущалась она. В голове Стаса медленно тлела взорвавшаяся атомная бомба. Ему так хотелось сказать что-то вроде: «Тебя разнесло, потому что ты, ленивая корова, сожрала не только тортик весом килограмм в пять, а еще и сала килограмма три, намазав сверху жирным слоем масла. Только ты этого не помнишь, потому что для тебя это нормальный такой ужин после десяти вечера перед сном! И спорю на слово, что ни одно из упражнений, которые я рекомендовал тебе делать дома, ты не делала, а только мяла на диване свою задницу, а потом пошла тратить деньги мужа на некудышного тренера!». Бум! Мозг словно кольнуло раскаленной иглой, это взорвался второй ядерный реактор. Стас лишь тихо протяжно выдохнул. Такого, конечно же, клиенту сказать было нельзя, если он хотел сам есть свой хлеб с маслицем, а возможно даже и икоркой.
Уверив в очередной раз Инну, что у них все получится, просто надо приложить чуть больше усилий (и не жрать!), Стас еле вытерпел оплаченный ею час занятия и ушел в бассейн охладиться, где привел мысли и нервы в порядок. После этих двух расчудесных женщин настроения не было никакого, и даже стройненькая Марина, строившая ему глазки уже месяц, не веселила своим неумелым кокетством, а раздражала. Раздражала тем, что ходила заниматься фитнесом не ради поддержания фигуры, а ради накачанных красивых тренеров, которые обязательно должны были пасть у ее длинных ног. Только вот она была насколько красива, настолько и глупа, и тратить даже один свой свободный вечер на эту особу Стас желанием не горел.
Закончив с клиентами, мужчина направился домой, выгулял собак, плюхнулся на диван перед телевизором, чтобы расслабить свой мозг каким-нибудь абсолютно идиотическим фильмом. Слова, произносимые низкосортными актерами, не лезли в голову. Стас выключил телевизор и набрал знакомый номер.
- Что, уже три метра пройти и постучать в дверь лень? – ехидно отозвалась трубка вместо привычного «алло».
- Лен, мне так плохо, - усмехнулся Стас телефону, - Купи пива, пошли ко мне?
- Аха, то есть мы задницу поднять и до меня дойти ленимся, а Леночка сейчас метнется в магазин и все сделает? Ладно, Коршунов, должен будешь по гроб жизни.
Ленка согласилась на удивление легко, видимо, тоже скучала и маялась от безделья, вернувшись с работы гораздо раньше соседа. А также, вероятно, пиво у нее уже было в холодильнике, потому что через пять минут она ворвалась в жилище Стаса с зажатыми в руках тремя бутылками светлого.
- Ленка, ты мой герой, - кивнул мужчина, похлопав рядом с собой по дивану. Девушка, одетая то ли в растянутое розовое платье, то ли просто в удлиненную майку с мордой зайчика на груди, забралась с ногами на диван, скинув сиреневые тапки.
Какое-то время они просто молчали, потягивая пиво прямо из горла, ну, а потом говорливая Лена не выдержала и начала рассказывать о своих событиях, Стас в свою очередь пожаловался на свою жизнь, а потом они начали смеяться друг над другом… как раздался звонок в дверь. Мужчина хотел было уже крикнуть «открыто», решив, что это Серега, но потом вспомнил, что владелец квартиры сейчас не в городе, и кто мог прийти этим налаживающимся вечером?
- Это та тетка с ментами, - уверенно заявила Ленка, делая глоток пива, покачивая почти закончившейся бутылкой в воздухе, - Сказала, что тут крокодилов нелегально держат и детьми кормят.
Стас хохотнул, топая к двери и распахивая ее. Он, если честно, ожидал кого угодно – своих пьяных друзей, родителей, сестру, решившую забежать на огонек, даже, действительно, ментов, но только не Андрея. Не смотря на то, что однажды паренек ночевал у него, больше такого не повторялось. Стас не запрещал и, напротив даже, говорил, что может приходить когда заблагорассудится, но, видимо, у неформального мальчишки было свое представление о такте.
- Привет, - невпопад ответил Стас, отступая вглубь квартиры, - Конечно, заходи.
Вот и все. Никаких сомнений, подозрений, смущений и прочего Коршунов просто не испытывал. Если парню, действительно, нужно было пожить где-то, то двери его дома открыты.
- Привет, - помахала рукой Ленка с дивана, допивая свое пиво, - Пошли с нами пиво пить? Правда, у меня закончилось, но Стасику уже хватит, - хихикнула она, подхватывая со стола незаконченную бутылку, а целую подталкивая в сторону гостя.
Стас не обратил внимания, он смотрел на лицо своего друга, взяв у него из рук рюкзак, чтобы он спокойно разделся. Он, конечно, не был первоклассным психологом, но почему-то казалось, что Андрей грустил. Или это чудилось потому, что парень не пошел домой, а направился к нему?
- Что-то случилось? – тихо спросил мужчина, не настаивая на подробном рассказе, если делиться об этом Андрею не хотелось.

+1

4

Это, как говорится, он «удачно» зашел. Ленку Андрей как-то сразу увидел и на долю секунды задержался, скинув с плеча набитую барахлом торбу. Но Стас уже подхватил ее, и отступать было бы странно. А если честно, то и не хотелось. Когда он направлялся сюда, то очень хотел уткнуть нос в крепкое плечо и, мотая сопли на кулак, рассказать все-все о своей несчастной судьбинушке. Ясно, что на самом деле Андрей не стал бы жаловаться. Как-то вот так получилось, что жаловался он крайне редко и то в основном на похмелье, а про то, что на душе творится, рассказывать не привык. И даже не потому, что был настолько силен, сам справлялся, просто принял тот факт, что нафиг не нужен ни он сам, ни его страдашки, и потихоньку топал по жизни вопреки и благодаря, перешагивая через очередную проблему и собираясь в кучку. Этакий феникс доморощенный. Хотя, в случае Андрея скорее уж уличный. Что говорить – выживать Андрей умел, и даже если бы Стас не согласился сейчас его принять, то как-нибудь где-нибудь он бы устроился, выкарабкался бы. Наверное.
И все же наличие Ленки немного покоробило. Это собрание мужских мечтаний он хорошо еще по первому разу запомнил, и сейчас с досадой отмечал, что ее присутствие вечером у Стаса в таком простецком виде ему не нравится. Умишка понять, что в таком виде не соблазняют, пока не хватало, да и претендовать на Стаса он никак не мог, даже если и хотелось очень, но ни в чем неповинная соседка прочно заняла место в списке нелюбимых персонажей не смотря на всю щедрость.
Кинув на нее быстрый взгляд, и чуть заторможено поприветствовав с уплывающей от разочарования улыбкой, Андрей ответил Стасу, буквально заставив себя придти в чувство и равновесие, изображая привычную беспечность:
- А? А, это.. дезинфекция у нас, - на миг задержавшись в середине фразы и убедительно закончив, - все отлично!
Отрапортовав, Андрюша радостно переключил свое внимание на собак, обнимаясь с более простецким в общении Энди, беззастенчиво целуя черное пятно вокруг глаза и теребя за бока. Пес охотно отвечал на эти ласки, норовя лизнуть в ответ, чему, собственно, Дюша не противился – нравился ему этот собак. А вот Честер с достоинством стоял чуть поодаль, наблюдая за шумной парочкой со снисходительной усмешкой сытого аллигатора, и только едва двигал хвостом, показывая, что детские шалости не то, чтобы одобряет, но допускает для этих двоих, не перегруженных интеллектом.
Вдоволь нализавшись с булькой Андрей прошел в комнату и устроился на диване с ногами, выставив острые коленки в прорези джинсов, подхватил бутылку пива и сделал глоток. Да, не водка, и даже не вискарик, но сейчас пойдет.
- Чем занимаетесь, - протолкнув в себя горьковатую жидкость нахально поинтересовался Андрюша, бросив хитрый взгляд на Ленку и приподняв бровку.
Расшаркиваться и интересоваться, не поломал ли он планы хозяев и не слишком ли обременителен его визит в столь неурочный час он не собирался, давно поняв, что наглость вовсе не второе, а первое счастье и если стесняшками страдать, то недолго и с голоду помереть. Кроме того, наглый вопрос собьет с толку возможный интерес Стаса и Ленки к причинам неожиданного явлению чуда в квартиру. Пусть просто наслаждаются компанией, а на вопросы потом отвечать будем. Что их не миновать в итоге поминал, наверное, даже Эндик, тыкающийся прохладным носом Андрею в ладонь.
- Тоже пива хочешь? Фиг тебе, самому мало, - посмеивался Андрей.  – А это все что есть? Может мне еще сбегать, пока я могу бегать?
А вот Ленкин ответ о том, что далеко бегать не надо, потому что все в соседней квартире ему не понравился. Ответив, что если будет надо, то он сползает, Андрей притих, глотая пиво и бросая короткие взгляды то на Ленку, то на Стаса. Эти двое никак не походили на влюбленную парочку, скорее уж на хороших друзей, но кто верит в дружбу между мужчиной и женщиной? Вот Андрюша и решил, что тут уже крепкая семейная «дружба», а не просто соседские посиделки.
Когда, наконец, угомонились и разошлись спать, Андрей занял уже знакомый ему диван, и в сумерках городских огней, пробивающихся сквозь ткань тонких занавесок, разглядывал тени на потолке. Настроения не было никакого. Сейчас он не чувствовал обиды на родителей, не злился на них, не жалел себя. Внутри было пусто и безразлично. Жаль, а так поплакать хотелось. Андрюша хмыкнул, услышал рядом быстрый цокот когтей по полу, и рядом с ним взгромоздилась туша белого бульчика.
- Пиздец ты наглый, - не смог не улыбнуться Андрей, хлопая ладонью рядом с собой.
Энди быстро облизал Андрюшино лицо, со свистом рассекая хвостом воздух, и улегся, положив горбоносую морду ему на плечо. Тут же раздался тяжелый вздох Честера.
- И ты иди сюда, - позвал Андрей. – Чего стесняешься? Устроим групповуху.
От того, с каким азартом громадный пес запрыгнул на диван, Дюша заподозрил, что тот полностью и правильно понял призыв, но исполненный благородства стафф фыркнул, возможно даже мыслям двуногого супового набора, и улегся с другой стороны. Так Дюшенька еще не спал – не то под охраной, не то просто в компании надежных друзей. И может быть коллектив повлиял. А может он просто вымотался за день, но сон накрыл сразу и не отпускал до самого утра.

+1

5

В слова про дезинфекцию Стас не поверил. Парень запнулся в словах и, не смотря на жизнерадостную улыбку, навешенную на лицо, глаза его не сверкали как раньше. Да и за столом вел себя слишком тихо, что было не похоже на безудержного в своих фантазиях, действиях и словах Черкасова. Лезть в душу Стас не стал. Он прекрасно знал такое состояние, когда хочется просто помолчать рядом с приятными людьми, отвлечься, но не ныть в плечо товарищу.
Задумавшись о состоянии друга, Стас позабыл о своем скверном дне. Он казался уже не таким и поганым в стенах уютной квартиры и в обществе хороших людей. Ленка тут же заняла Андрея болтовней, потом сбегала еще за пивом, в то время как Стас, большую часть времени молчаливый, заварил себе чай, ничуть не стесняясь того, что выпил алкоголя гораздо меньше этих двоих.
После полуночи Ленка заявила, что завтра ей на работу, поэтому оставаться она с ними больше не может. Иначе не сдержится и сбегает за виски или чем-нибудь таким же крепким. Стиснув обоих парней по очереди в объятиях, соседка удалилась, а Стас, наконец, закрыл дверь на замок.
- Не хочешь поужинать? – предложил мужчина, убирая пустые бутылки, которые Ленка, конечно же, оставила на столе. Ровная стеклянная батарея выстроилась в коридоре, и Стас раз десять про себя повторил, что с утра это надо вынести. Пару раз шугнул от них Энди, норовящего облизать вкусно пахнущее горлышко, и пошел на кухню разогревать еду. Ничего сверхъестественного: куриные отбивные, вареная картошка и салат из свежих овощей. Ничего и калорийного.
После ужина Стас выдал гостю полотенце, поинтересовался, не нужна ли бритва и зубная щетка, и пошел раскладывать и застилать диван, заодно проветривая гостиную от пивного запаха.
- Если завтра сбегать будешь, телефон не забудь, - пожелал спокойной ночи Стас с доброй улыбкой, и сам пошел в душ, да спать. С утра он поднялся на работу, а зайдя в комнату за забытыми там документами, увидел идиллическую картину. Андрей спал, как ребенок, положив ладонь под щеку и высунув ногу из-под одеяла. С правого боку спал Энди, подергивая чуть свисающими с дивана ногами, а с левого, положив широкую морду на задницу гостя, мирно сопел Честер.
- Предатели, - шепнул едва слышно Стас, улыбаясь под нос. Андрей нравился ему все больше. Любому собачнику нравятся люди, которых принимают его собаки – те не могут ошибаться в человечестве. Даже захотелось сфотографировать эту картину, но Стас сдержался. Оставшиеся внутри комплексы говорили, что это как-то неправильно и странно. Поэтому забрав все необходимое, мужчина вышел из комнаты и пошел завтракать.
Собравшись окончательно, Стас вздохнул – нужно было провернуть крайне деликатное дело. Он снова зашел в комнату, ступая едва слышно. Едва коснулся головы Честера, и тот открыл глаза, будто бы все понял, и аккуратно сполз с дивана. Кажется, даже одеяло не помял. Но вот Энди, услышав как ступает коготками по полу его приятель, встрепенулся куда активнее. На милой, но глуповатой мордахе, воссияло: «А? Гулять? Гуля-я-ять!!».
Стас даже зашипел от раздражение – ну куда так ломиться? Андрей недоуменно и сонно открывал глаза. Не удивительно, рядом такой слоник прогарцевал! Стас с легким оттенком удивления подметил, что любуется им. Что же, без сомнения у брюнета было очень правильное, красивое лицо с точеными чертами. Не смазливое, как у подростков, а просто какое-то… идеальное в пропорциях и линиях.
- Спи, еще рано, - мягко сказал Стас, застегивая на собаках ошейники. Он прикрыл в комнату дверь, чтобы эта белая слоняра не занеслась с радости на диван после прогулки, чем бы окончательно разбудила Андрея.
Стас выгулял псов и уехал на работу, приехал уже в обед, и обнаружил, что гость его не сбежал, а поэтому радостно накормил его обедом и предложил прогуляться. И прошло уже несколько дней, когда, по сути, дезинфекция должна была уже выветриться, но Андрей не уходил, а Стас не прогонял, да и вообще не спрашивал, что произошло. Ему этот парень не мешал, к тому же, если тому нужна была помощь, Коршунов с радостью помогал.

+1

6

Вся кажущаяся гениальность переезда к Стасу рушилась на глазах. Во-первых, как-то безжалостно выявилось, что побег в спешке – это самое дебильное, что можно только придумать. Андрей наспех накидал в рюкзак вещи, забыв об элементарном. Ладно, дополнительная пара трусов и носок оказалась в этом списке, как и футболки различной степени проветриваемости, и покемон. Ага, без этой толстовки, подаренной как-то Васькой, за каким хером непонятно, но изрядно повеселившей всех, Андрюша просто не прожил бы, вот честно. Не, он этот подарок очень любил, примерно также, как и свою татуху бетмэнскую, но сейчас лучше бы захватил с собой зубную щетку и хоть что-нибудь из многочисленных и не самых дешевых флакончиков. Благо у Стаса всегда был стратегический запас первой помощи таким гостям, как Дюша, но все равно как-то придется восстанавливать коллекцию. «Домой надо будет заглянуть, - подумал Андрей. – Когда там не будет никого».
Сталкиваться со своими не хотелось после того, что случилось. Он и не рассчитывал, что ко всем прелестям его характера родители благосклонно отнесутся к его сексуальным предпочтениям, но то, во что все вылилось если не убило, то пришибло очень сильно. Андрей был готов к скандалу, мордобою, к тому, что его погонят из дома и даже готов был упереться рогом, несмотря на то, что чувствовал то, что когда-то ему придется уйти. Но то, что дорогое семейство решит избавиться от него настолько экзотическим способом, стало подобием откровения. Тяжело быть изгое и позором, однако куда больней быть мешающим, никому нахрен не нужным бельмом на глазу. Удар был сильный и на некоторое время выбил из равновесия, но потом Андрей прибегнул к опробованному спасительному маневру забить и забыть, в очередной раз начиная жизнь с новой страницы. Дверь в прошлое надо закрыть и больше не подходить к ней. Вот только пару штрихов закончить и все, можно будет не вспоминать.
Покайфовав несколько дней у Стаса на вольных харчах, Андрей все же решился. Просчитал варианты дежурства отца, чтобы не нарваться на «теплый» прием и избавить себя от очередной порции свежайшего дерьма, выбрал рабочий день, когда мама и сестра будут на работе, и поехал. Собственно, ничего особенного он не собирался делать. Просто забрать еще пару шмоток, любимую кружку все с тем же символом Бетмэна, что-нибудь из косметики, ибо ходить с «голым» лицом оказалось не уютно, и ноутбук. Бесед и попыток объясниться-примириться ему не было нужно, мальчик он был большой и понимал, что дороги назад у них нет. Однако насколько все это ненужно его… насколько это ненужно оказалось Юрию Ивановичу Черкасову, его жене и дочери, поразило до глубины души. Поднявшись на этаж и держа в чуть подрагивающих пальцах ключи от квартиры, Андрей вышел из лифта и уперся в незнакомую дверь. От неожиданности он даже перепроверил, туда ли он пришел. Туда. Однако его визита ждали и подготовились. Новая железная дверь, на которую прежде не было денег, красовалась бронзовой ручкой и сейфовыми замками, не стесняясь выбитой при установке штукатурки, следы от которой замаскировать еще не успели.
- О как, - усмехнулся Андрей, прислонившись плечом к стене и разглядывая укрепление.
Войти без дозволения теперь он не мог. А он и не подозревал, что его тут так боятся. Получается, что разговоры про психушку не были пустыми, наверное, и правда упекли, если бы он не сбежал тогда. Чего только не приходилось ему слышать о разборках с родителями, но в такое дерьмо еще никому из хотя бы косвенно знакомых влетать не приходилось. Ну, ладно, хер с ними, разберется.
Поднявшись по лестнице на этаж выше, Андрей вдавил кнопку звонка. Заспанная рыжая морда в дверном проеме порадовала несказанно.
- Васьк, а давай напьемся! – радостно возвестил Андрей и задорно улыбнулся.
- Дрон! Ты ваще где? Как? Тут такое! – веснушчатая рука ухватила Андрея за шиворот и втянула в квартиру.
Короткий ликбез за парой бутылок водки, отполированных спизженным у Васькиного бати коньяком, прошел на ура! В тот же вечер, когда Андрей ушел из дома, семейство Черкасовых устроило генеральную уборку и судя по всему избавилось от лишнего хлама. В пакеты Васька не лез, но старый Дюхин диван лично лицезрел. Нет, ноута не видал, кружки тоже. Что это было? Да просто переезжаю. Ага, нашел куда. Угу, к любовнику. Долгое молчание и короткое «понятно», хлопок по плечу и жизнерадостное «Ну ты нас-то не забывай! Сколько лет вместе то!»
Забавная штука автопилот. Андрей только один раз приезжал к Стасу пьяный и то, тогда Стас сам его на «конике» доставил. А за те несколько дней, которые понадобились Андрею для того, чтобы решиться посетить родительскую квартиру, он пару раз с работы возвращался. И вот теперь пьяный в дупель, еле переставляя ноги по забавной синусоиде он таки доьрался до дома, вошел в подъезд не проебав по дороге связку ключей и вызвал лифт. Вот тут расслабившись, он не заметил, что перепутал кнопочки на панели и поднялся на этаж выше, чем нужно. Немного повтыкав в очередную неизвестную ему дверь и сверившись с номером квартиры, путем сложных логических размышлений и математических расчетов, он, наконец, сообразил, что нужно спуститься ниже. Не доверяя больше лифту, Андрей прошел один пролет, бодро завернул на второй, с грохотом пересчитал ступеньки, вписался в угол стены рядом с лифтом, прижал палец к губам и прошипел:
- Тшшш…
Путь до двери квартиры Стаса походил на дорогу ниндзя: вижу цель – не замечаю препятствий. Препятствие в виде коврика у Ленкиной квартиры отняло последние силы и Дюшенька спланировал мордой по дверной обшивке, приземляясь на четвереньки и, подобрав под себя конечности, опять прижал палец к губам и снова пошипел, утихомиривая всяческих демонов, разведший тут вакханалию. За дверью, к которой он так удобно прислонился плечом, сопели два носа и один с любопытством пытался выскрести из-за порога нарушителя спокойствия, а второй сопел и осуждающе фыркал.
- Тихо, нельзя шуметь, - поделился с носами откровением Андрей, добавив – Спать пора.
Сам он вполне нормально выспался бы и тут, но тут дверь открылась, Андрей потерял равновесие, завалившись боком в коридор, поднял взгляд своих чудесных голубых глаз на Стаса, смотревшего на это чудо сверху и пролепетал, обдавая пространство непередаваемым ароматом употребленного за тяжелый день алкоголя:
- Привет.
И очаровательно виновато улыбнулся.

+1

7

Тот вечер ничем не отличался от других остальных. Стас отработал положенное количество часов, нашел пару новых клиентов, подправил чьи-то диеты и тренировки, сам немного позанимался и искупался в бассейне. Потом вежливо отказался от посещения бара – день «икс», когда Стас позволял себе пить, еще не наступил. И в итоге пошел домой, где выгулял собак, приготовил вкусный и полезный ужин, и сел смотреть по телевизору какие-то спортивные новости. На самом деле экран его не особенно интересовал, Стас даже не слушал, о чем там сообщалось – включил чисто для фона, но надолго его не хватило.
Через каких-то минут двадцать мужчина выключил «ящик для овощей» и снял с длинной стенной полки книжку, открывая на закладке и погружаясь в чтение. Под бок лег смурой Честер, а Энди, видимо, решил, что для него это слишком унылое и, пожалуй, непосильное занятие, и ушел валяться у холодильника на полу. Вдруг тот откроется сам по себе и выдаст что-то вкусное в дополнение к съеденному за секунду ужину из сухого корма? Мечты не сбывались, поэтому Стас частенько слышал, как он там вздыхал, переворачиваясь на другой бок.
Андрея все не было, хотя время было поздним. Может, у него была вечерняя смена, и он еще задержался на какое-то мероприятие. Может, гулял с друзьями. А может, просто решил сегодня не приходить. Стас закрыл книжку, почесал Честера за ухом и поднялся, убирая издание на место. Принял душ и только надел домашние штаны, оттирая лицо полотенцем, как на лестничной клетке что-то загремело. Сначала Стас не придал этому значения, мало ли кто-то задел мусорным пакетом лифт или что-то уронил. Но шум повторился уже ближе, а собаки вскочили, дружно подбегая к входной двери и что-то вынюхивая по ту сторону.
Обоняние псов не обманешь – это был кто-то знакомый. И на подкорковом уровне, Стас уже понимал, кто именно. Он направился к двери как раз в тот момент, когда раздался глухой толчок и негромкое бормотание. Сомнений не оставалось. Можно было лишь надеяться, что Андрей был пьян, а не избит кем-то так, что ноги не держали. Стас отпер дверь, и первым в квартиру втекло амбре, изничтожающее сомнения и на последний счет. Лишь следом за запахом на пол рухнул Андрей, косыми глазками пытающийся сфокусироваться на нависающими над ним лицом и двумя мордами.
- Привет, шваброид. Полы мне решил помыть? – усмехнулся в ответ Стас, наклоняясь и довольно легко поднимая пьяницу сильными руками. Сложность заключалась лишь в том, что нужно было запереть квартиру снова, желательно не выпуская Андрея из рук, а попутно отгонять собак. Потому что Энди, признав постоянного гостя, поскуливал и пытался допрыгнуть до лица брюнета, а Честер очень нехорошо задирал брыли, не в силах терпеть неприятный режущий запах спирта. Глаза его стали темными, а уши, подрагивая, закладывались за голову. И если бы не безукоризненная воля хозяина, Андрею бы не поздоровилось.
Энди привыкал к людям быстро и без команды зубы не показывал. Честер, более серьезный и рассудительный, доверял чужим только после долгого плодотворного знакомства. А тут пьяный человек, которого он видел только неделю, имел наглость висеть на его хозяине. Пес чувствовал в этом угрозу, но перечить команде Стаса не решался.
- Фу, Чес, это Андрей. Вроде бы, - усмехнулся Стас, все же выполнив миссию по запиранию двери, и свалил вялое тело на диван. Честер потянулся, вытягивая шею в сторону гостя, и осторожно понюхал ладонь парня. Понюхал еще раз, чтобы удостовериться, не ошибся ли хозяин, чихнул и отошел, потеряв интерес. Раз уж Стас кладет его на диване, значит свои.
- Ты чего так надрался? Что у тебя случилось? – уже конкретно спросил Стас, стаскивая с ног Андрея ботинки и отшвыривая их в коридор, - Снимай штаны, ты их все уделал, - пробормотал мужчина, не решившись самостоятельно стягивать вещи с пацаненка. Он, конечно, в детстве мечтал несли добро людям и ухаживать за больными или стариками, но этот период «хотения» быстро закончился. Где-то за пару недель, когда более старшая Янка в красках рассказала своему братцу о том, что конкретно входит в обязанности ухода за больными, особенно лежачими.
- Не тошнит, надеюсь? Горячего чаю дать или зло нашатырем откачать? – усмехнулся Стас, понимая, что Андрей сейчас вряд ли дельно ответит на этот вопрос. Если вообще поймет, что такое «злое откачивание нашатырным спиртом». А оно было вполне себе дельным, хотя и жестоким.

+1

8

- Ик! Ой...
Андрюшу подняло в воздух. Он попытался найти опору, задел ногой что-то твердое, крепкое и явно живой, опять ойкнул и упал. Упал на диван, удобный такой, притягательный, куда лучше, чем холодный пол, на котором только что прилег. Сегодняшний унылый день мог так хорошо сейчас завершиться, но Стас все испортил, задав такие сложные вопросы. Андрюша молчал, думая, как можно было бы отвертеться от ответов, но Стас дал команду снять штаны. В любое другое время и с любым другим мужиком Дюша точно устроил бы представление, стараясь максимально эротично выскользнуть из драных джинсов, сидящих на тощей жопке как вторая кожа. Но пред Стасом выделываться почему-то было стремно, поэтому Андрей без выебонов расстегнул пуговку, потянул бегунок и стянул штаны с узких бедер, как-то стыдливо поправив краешек трусов. Потом сел, почти ровно, и вытащил длинные ноги из штанин. По дороге один носок куда-то потерялся, зато второй Дюшенька аккуратно поправил и поджал лапки под задницу. Острые коленки со старыми сбитыми следами и парой свежих синяков светились рядом с ушами, руки Андрюша спрятал где-то около впалого живота, скрючившись так, словно хотел спрятаться. Выдавив из себя улыбочку, выглядевшую весьма жалко, он посмотрел на Стаса и, хохотнув, сказал:
- Я от дедушки ушел, я от бабушки ушел.
Кривая усмешка тут же сползла, он по-мальчишески провел нечистым кулаком под носом и признался, неожиданно для самого себя:
- Меня, кажется, из дома выгнали. Вот такой я херовый колобок. Ик! Ой, кажется мне... Сейчас.
Чудом не запутавшись в собственных ногах Андрей подорвался с дивана, зажав ладонью рот, и рванул в туалет.
Уже умываясь он подумал о том, что отсутствие косметики на лице иногда оказывается очень кстати — не придется Стаса дополнительно шокировать боевым раскрасом бухой панды. Плохо было только то, что после душевного выплеска начало потряхивать.
- Ты там чаем угрожал, - проворчал Андрей и ушлепал на кухню как был — в трусах, футболке, еле прикрывающей задницу, и одном носке.
Не смотря на состояние, он отлично помнил, что успел похвастаться сегодняшними дневными достижениями. От этого становилось только хуже, ибо Стас казался мужиком совестливым и жалостливым, а Андрюша терпеть не мог, когда его жалели. Жалость унижала, а этого дерьма в его жизни было предостаточно.
Устроившись на табуретке, опять подтянув колени к самым ушам, Андрюша натянул бодренькую улыбочку на моську и нагло выдал:
- Поухаживаешь? - уголки губ причудливо изгибались в разные стороны, придавая смазливому личику хулиганский задор.
Так было лучше и проще — спрятаться за бравадой и ухмылочками, изобразить пофигизм. Хотя, не такой уж это был показной пофигизм. Не таким уж глупым он был, чтобы не понимать, что такой поворот рано или поздно все равно случился бы. Так даже лучше было. Ну, больно. Ну, обидно. Так это пройдет. Зато всем все ясно, карты все открыты и можно начинать жизнь с нового листа. Тем более, что мужик с хатой подвернулся. Кстати, на счет хаты.
С той же ухмылочкой Андрей огорошил Стаса заявлением6
- Я поживу у тебя еще чуть-чуть? А то так есть хочется, что переночевать негде.
Хриплый басок наполнил кухню.
- Ты не боись, я не каждый день такой приходить буду.
Андрей помолчал и добил:
- Иногда и не дойду.
Нормальный человек не выдержал бы такого счастья и пяти минут.

+1

9

Андрей слышал и понимал, о чем его говорили, что уже само по себе было хорошим знаком. Он послушно расстегнул и стянул узкие джинсы, усаживаясь, как нахохлившийся воробушек, в углу дивана. Энди тут же воспринял это как приглашение и грациозно запрыгнул на кровать, укладываясь у ног своего нового друга.
Стас усмехнулся – у этого пса-раздолбая каждый, кто переступал порог квартиры, был другом и братом, которого бультерьер был готов облизывать с ног до головы. Мужчина поднял с пола джинсы и кинул их на стул у компьютерного стола, не отличаясь особенной педантичностью. Там, тем более, и так уже висела майка самого Коршунова, причем, кажется, не первой свежести.
Поглядев на это, Стас краем сознания задумался о том, что неплохо бы было найти себе девушку, которая не испугается того сумасшествия, что частенько творилось в этой холостяцкой берлоге. Например, как Юля. Припомнив рассудительную блондинку, которая с улыбкой стоически переносила и пьяных друзей-байкеров, и вечный беспорядок дома, и ревнивого парня, Стасу стало на миг стыдно. Но, будучи не приученным страдать по прошлому, Коршунов выбросил это из головы.
Андрей тем временем попытался поведать свою трагичную историю, но состояние явно воспротивилось откровениям хозяина, и брюнет улетел в известном направлении, оставляя едва улегшегося Энди в недоумении дергать ухом. Стас усмехнулся снова и пошел на кухню, ставить чайник. Горячий крепкий чай – то, что надо для исстрадавшегося организма.
Вышедший из ванной бледно-зеленый призрак Черкасова действительно вызывал жалость, но все же Андрей был немного не прав. Стас по себе знал, что жалостливое сострадание вызывает только отвращение к тому, кто его проявляет. Скорее Коршунова можно было назвать заботливым, а вот заметить в его темных глаза что-то вроде: «Бедный мальчик, как же тебе от жизни досталось, малыш», было нельзя. Мужчина твердо знал, что каждый отвечает за свою жизнь, за то, что сам сеет в этот мир. Безусловно, на земле царила несправедливость, но опять же от тебя самого зависело – опустишь ты лапки и выловят тебя ниже по течению или будешь бороться.
Андрей боролся. Не смотря на свой отчасти нелепый и смехотворный вид, он улыбался, бодро говорил и вел себя так, будто ничего не произошло. И снова Стас усмехнулся, теперь уже покачав головой – дурилка лохматая в одном носке.
- Это я тебе еще не угрожал. А сейчас буду, - кивнул Коршунов, протягивая своему гостю ложку полную какой-то мутно-белой пасты. Отличный абсорбент поможет Андрею избавиться от алкогольных токсинов буквально минут за двадцать-сорок, как бы хреново он не выглядел и каким бы странным не был на вкус, - Выпей, - пробасил мужчина и не удержался от смешка, - Тебе должно быть привычно, - тихо посмеиваясь, Стас обернулся к закипевшему чайнику и проговорил смешливо, - Окей, можешь подать на меня в суд на утро.
Все еще посмеиваясь под нос, Коршунов заварил крепкий чай и поставил одну из двух кружек на стол перед Андреем. Надо ли говорить, что суетливый Энди уже лежал у ног своего дружбана? Стас едва не запнулся о его белый бок, но, привычный к собакам, удержался и даже не расплескал чай.
- Энди, блин, - кратко ругнулся без злобы мужчина, и подтянул второй табурет, решив попить чай вместе с гостем. Ну и ответить на насущный вопрос, - Да живи, конечно, не жалко, - пожал широкими плечами Стас, отпивая глоток из своей чашки, - Только не бухай. Все равно не поможет, - посоветовал он без особенной настойчивости, - Знаешь, что хорошо помогает? Огромный хуй, положенный на все, - Стас снова тихо рассмеялся, поглядывая на растрепанного собеседника, - Потерял, сломал, разбил? Значит, не нужно было. Кто-то предал, боль причинил? Отличный жизненный урок, а на этого человека хуй. Считай, что он был в твоей жизни только для того, чтобы какие-то качества в тебе взрастить, чтобы ты стал тем, кем ты сейчас являешься.
Стас чуть кивнул, решив, что хватит занудничать… и некстати припомнил, как писал ту чертову записку на чеке. Как раз этому парню, которому пришлось работать официантом. Вспомнил, и решил про себя, что он уже точно близок к старости – всех пытается чему-то учить, зануда. Почему-то это слово возникло в лысой голове на английском языке. Это протяжное «нё-ё-ё-ёрд» отлично описывало смысл, заложенный в нем.

+1

10

После страстной беседы с унитазом Дюше было одно… параллельно, что так заботливо протягивал ему на ложечке Стас. Он доверчиво взял в рот ложку и, глядя чистым взором в темные глаза мужчины, снял губами белесую субстанцию, послушно проглотил и… скривился, выдавая:
-Бля, что это за кончилово?
«Тонкий» намек, который только что выдал благовоспитанный Стас прошел мимо ушей Андрея незамеченным, но этот «божественный» вкус он оценил по достоинству.
- Я умру, доктор? – все еще кривясь Андрей стер с губ невидимые остатки лекарства, запил всю эту гадость чаем и поклялся бросить пить. Естественно вслух.
- Да, Эндюшон, пить плохо? – ногой в носке он потрепал подошедшего и радостно рассекающего воздух хвостом пса по мощной шее. Тому явно понравилась панибратская ласка и он в свою очередь решил попробовать на вкус костлявую конечность, но Дюшенька предусмотрительно подтянул ходулю обратно под жопку, глотая горячий чай, постепенно улетая от легкого головокружения, пока не отпустившего его. Стас согласился с присутствием экзотического гостя в жилище, посоветовав хороший способ лечения всех проблем вместо спиртного. Юный и хмельной разум жадно выцепил «огромный хуй», на это словосочетание моментально наложились простые наблюдения за время недолгого пребывания Андрея в соседстве со Стасом, а сверху спелой вишенкой легли потаенные горячие мысли и фантазии… Жаркий румянец озарил щеки, еще недавно отливающие благородной зеленью и Андрей поперхнулся.
- Блять… чай… горячий, - забормотал он, пряча взгляд за длинными ресницами.
Все дальнейшие слова, сказанные Стасом, канули в небытие, не способные пробить броню бурной фантазии. В другое время Андрей, возможно, поддержал бы этот разговор. Забивать, задвигать проблемы – это был хорошо обкатанный им самим способ, когда-то взятый за основу и уже не один раз вытащивший едва не с того света. Но сейчас лучшим было бы смыться на облюбованный диван, обнять белого дурного, как и Андрей, пса и уснуть. Да, уснуть сейчас было бы здорово. Уснуть и не думать. Ни о новой двери, ни о потерях, ни о том, что так близко и так недоступно. И самое главное не думать об огромном хуе. Да, о нем в особенности.

Как ни странно, утро не было ужасным. Похмелье не мучило, голова, на удивление, соображала и тело двигалось довольно бодро.
Дюшенька взбодрился душем, залил в себя кофе и усвистал на работу, поблагодарив Стаса за вчерашнюю лечебную малофью. Причина его такой радости и общей утренней эйфории была банальна до скучности – зарплата! Денежки Дюшеньке нужны были и очень. Нет, он еще не допер до простой истины, что за квартиру неплохо было бы вносить хоть какую-то часть платы, собственно то, что Стас снимает свое жилье вообще был не известен Андрею. На счет покупки еды светлая мысль тоже еще не посетила безумную голову. Главной целью траты было другое.
Едва освободившись с работы Андрюша, подрагивая в предвкушении, зарулил…. В обычный девичий магазинчик с милейшим названием «Подружка». Вот там тощий как глист, одетый в лохмотья, подобранные с одному ему понятным довольно специфическим вкусом, Дюшенька и оторвался, не обращая ни малейшего внимания на косые взгляды и перешептывания продавщиц и клиенток. Полочки в ванной Стаса пополнились неимоверным количеством баночек, флакончиков, пузырьков и тюбиков! Солидная часть зарплаты, на которую Андрею нужно было прожить полмесяца и не сдохнуть с голоду, была потрачена на парфюмерию, косметику и мыльно-рыльные принадлежности. Как он дотянет до аванса Дюша не задумывался с беззаботностью имбецила на полном пансионе. В конце концов пожрать всегда можно на работе, на проезде тоже можно нормально сэкономить, если быстренько прошмыгивать турникет, прижавшись к чьему-нибудь заду. Короче, причин для тревоги не было, а вот настроение заметно улучшилось, когда взор падал на батареи флаконов, украсивших холостяцкую ванную.
Довольно оглядев выставленные покупки Андрей набрал хорошо знакомый номер и радостно заорал в трубку:
- Костяныч, харе бока отлеживать! Пошли отрываться! Душа требует разврата и любви на сеновале!
Сдернуть Романова на очередные безумия было проще простого. Если тот, конечно, был в России. Но в этот раз Андрею повезло, поэтому он сделал еще один маленький сюрприз для Стаса, оставив ему на столе записку: «Я в клуб. Вернусь утром. Много пить не буду.» И смайлик с ирокезом! Все, терапия шла полным ходом!

Вернулся Андрей почти в обед, разморенный и довольный, насытившийся безбашенным отрывом и жарким сексом. Щедрость Кости была столь велика, что он даже подвез Андрея едва не до подъезда, благо, что жители местного двора не наделали «лежачий полицейских», мешающих таким красоткам, как ауди Романова доставлять утомленные тушки любовников домой.
- Доброе утро, - озарил прихожую счастливой улыбкой Андрей, стягивая с тощей фигурки романовскую же футболку, щедро выданную ему для культурного времяпровождения. – Привет, красавчик.
Алкоголем сегодня от Андрея не пахло, а поэтому он смело потрепал по загривку Энди, все же аккуратно погладил крутой лоб стаффа и пошел переодеваться. Сейчас он нисколько не походил на себя вчерашнего, прибитого неприятностями и семейными открытиями. Немного вальяжный, с сытой во всех смыслах улыбкой, поблескивая немного шальным еще взглядом, Андрей переоделся в более привычную для себя одежду, смыл остатки боевого раскраса, заново подвел глаза и опять усвистал на работу. Вечный двигатель, вымотавшийся только к вечеру и вернувшийся домой уже ближе к полуночи. Домой. Теперь его домой была квартира, где жил Стас, а все воспоминания об инциденте, так сильно ударившим по всем болевым, были просто скинуты в пыльный сундук с тяжелой крышкой, на котором тут же захлопнулся проржавленный замок, чтобы ничего не вылезло и больше не давило, не скребло.

+1

11

Именно так и начались дни, когда в жизни Стаса стало твориться что-то, выбивающееся из общей палитры его привычного существования. Причиной тому был, конечно же, Андрей, но совсем не потому, что поселился у Коршунова или пришел одним вечером пьяным. У Стаса часто гостили его друзья, зачастую это затягивалось – кого-то выгнала жена, кто-то временно не мог найти квартиру. Зимой многие приходили просто поговорить и выпить в тепле. Стаса это никогда не напрягало. Главное, чтобы бесчинства не творили и после одиннадцати не шумели, ну и не сильно загрязняли сей гостеприимный дом.
Но, то ли аура хозяина была столь внушительна, то ли клыки верного Честера казались достаточным предупреждением – казусы случались крайне редко и оканчивались мировой. По крайней мере, в съемной квартире не пострадала ни одна деталь мебели, и даже батарея пустых бутылок у стены с утра тщательно собиралась гостями по пакетам и выносилась на помойку за домом.
То же самое и с Андреем – пока у него были проблемы, Стас позволял жить на своей территории, благо парень исправно ходил на работу, не доставал хозяина, никого не приводил, не пил дома, даже иногда что-то готовил. Идеальный сосед. Стас даже подумывал предложить ему переехать окончательно и снимать эту двухкомнатную квартиру на пару, но потом трезвый разум брал верх. Все же ему пора было найти себе пассию, да и Андрей явно не желал оставаться в одиночестве всю свою жизнь. Для Стаса было бы довольно неловко встретить в коридоре какого-нибудь голого парня, с сытой улыбкой, топающего в ванную подмыться.
С другой стороны, и Андрею было бы не слишком приятно слышать громкие женские стоны из соседней комнаты. На звукоизоляцию Коршунов еще как-то не разорился. А еще Стасу не хотелось заводить этот разговор, потому что он опасался, что Андрей воспримет данную тему, как намек на то, что за проживание ему надо платить. В общем, поразмыслив, мужчина решил оставить все, как есть.
Но все равно изменения произошли, причем с самим Стасом, хотел он этого или нет. Все началось как раз в тот злополучный вечер, когда Андрей пришел пьяным. Каким бы рассудительным не казался Коршунов, какие бы умно-занудные вещи не говорил, мысли его были далеки от темы. Он совершенно не заметил смущения Андрея, и, на самом деле, у них было сходное состояние застенчивого ступора. У татуированного паренька – потому что он заслышал знакомые и несколько манящие слова про «огромный хуй», а у Стаса… А у Стаса перед глазами вновь проплыла картинка этих пронзительно голубых глаз, таких доверчивых, глядящих на него в упор, в тот момент, когда мягкие губы сомкнулись на ложке с «кончиловом», как выразился сам Андрей.
Это было чертовски… возбуждающе, как бы ни отвергал саму эту мысль Стас. Как бы он ни говорил про себя, мол, был бы Андрей девушкой, а все же картинка возникла и вызвала определенного рода импульс, сдержанный лишь волей шокированного мужчины. «Так, мне срочно нужно найти женщину, это все от нерастраченного либидо», - усмехался он про себя, стараясь не придавать случившемуся значения. И, по правде говоря, вскоре у него это получилось.
Он посмотрел еще пару раз на Андрея – парень как парень, слишком худой, как и все неформалы – странный. Особых чувств явно не вызывает. Это заметно успокоило Стаса в глубине души, но все же семя сомнения осталось, пусть и затаенное глубоко внутри. Прорастать оно начало уже буквально через день.
Андрей ускользнул в клуб, судя по записке, чему Стас не придал особого значения, хотя и не особенно поверил в подпись: «Не сильно буду пить». Вправлять мозги подрастающему поколению мужчина не собирался, хотя и был учителем по образованию. Он отработал свое, поужинал и заснул. Утро выдалось немного дождливым, и Стас пошел гулять с собаками, нарядив их в смешные дождевики, чтобы потом не мыть полностью накачанные тушки. Сполоснул дождевик и все – чудо современности!
Развешивая сохнущие дождевики на длинной лоджии, Стас заметил, как паркуется во дворе ярко-алая, как кровь, машина. Стильная, относительно новая, вероятно, и судя по всему довольно дорогая. Посмотрел и собирался забыть, всего лишь на миг подумав о том, к кому из постояльцев дома могли приехать на такой машине. В их доме в основном жили-то бабульки. Хотя, может, внук какой крутой приехал.
В общем, Стас уже хотел отойти от окна, как из машины выбрался Андрей. Это зрелище, к стыду совестливого мужчины, казалось нелепым и дисгармоничным. Андрей настолько не подходил холеной, вылизанной «Ауди», насколько Стасу бы не подошел розовый бантик на лысой макушке. Внутри что-то шевельнулось. «Не завидуй», - буркнул про себя Коршунов и кардинально промахнулся в своей догадке.
Андрей вошел в квартиру сияющий, как начищенный самовар. Без своих «дырочек-лохмотьев», без вызывающего макияжа и даже без прически «я у мамы швабра». Он был по-молодежному стильно одет, аккуратно накрашен и уложен – будто совершенно другой человек, но это был однозначно Черкасов. Свербящее чувство внутри пока приглушилось шоком и удивлением. Одна мысль сменяла другую, но Стас не мог напрямую спросить, что вызвало такие кардинальные перемены. Это было бы слишком оскорбительно. Будто до этого Андрей выглядел как чмо, а тут отмылся. Нет, конечно, нет… Просто…
- Доброе утро, - протянул пораженный Стас, машинально отвечая на приветствие. Он бы, наверное, так и стоял столбом, пораженный, если бы не бросил краткий взор на часы, - Черт, опаздываю… - пробормотал он и метнулся на работу. Но по пути, в фитнес-центре и по дороге обратно, это происшествие не выходило у Коршунова из головы. Причем в большей степени, он не удивлялся смене имиджа, а задавался каким-то неприятным вопросом – с чего вдруг? Кто был тот парень за рулем? Почему Андрей с ним становился другим? И отчего он вдруг такой счастливый и не пьяный?
Отгадка пришла довольно быстро, опять же, вопреки желаниям Стаса. Он встречался с богатеньким Ричи? С другой стороны, почему тогда этот мажор не забирал своего парня к себе? Ах, да, не все приемлют гомосексуальные отношения. Наверное, у того парня родители были не в курсе предпочтений сына, вот и… Но самым главным вопросом пока оставалось: «Какого хрена тебя это волнует?». К сожалению, на этот вопрос у Стаса ответа не было, а мерзкое чувство внутри все росло.
Стас уже вернулся домой, и занялся приготовлением ужина. Во время этого процесса пришел и Андрей с работы, все еще хранящий следы удовольствия на своем лице. От вида его сияющих глаз давящее ощущение достигло апогея. Стас долго терпел, даже начал ужинать вместе с Андреем, но силы бороться с этим иссякли.
- Кто это тебя привез с утра? – как можно более небрежно бросил Коршунов, сосредотачиваясь на своей тарелке. Он определенно ревновал, хотя и не мог понять почему. Зато прекрасно помнил, к чему это приводит. Но суть была не в его патологической ревнивости, а в том, что перед ним сейчас сидел не его возлюбленный партнер, не близкий крепкий друг и даже не родственник, а просто хороший знакомый, парень, которому хотелось помочь, и который импонировал Стасу, но ведь не больше этого!
Эти события сбивали с толку, заставляя Стаса забиться в свою скорлупу задумчивости и немногословия. Слишком странно все было… «Видимо, Фрейд был прав», - успокаивал себя мужчина.

+1

12

Как же становится хорошо, когда ничего не жмет и не давит, ни на мозги, ни на яйца. И последнее ничуть не меньше важно, чем первое! Особенно когда рядом с тобой ходит себе такой прекрасный принц на железном коне. Андрей возвращался с работы в куда более благодушном настроении, чем было еще пару дней назад, все проблемы развеялись, точнее он успешно в очередной раз забил на них. Будущее казалось ему прекрасным, как любимый комикс и все было просто заебись! Было бы совсем классно, если бы Стас внезапно поголубел, но тут Дюшенька с удовольствием отметил, что романовская терапия тоже оказалась более чем успешной и немного от… сердца отлегло. Улыбаясь дебиловатой улыбкой человека, не отягощенного вселенским горем он подцепил носком кроссовка мелкий камешек, подкинул его и метким ударом запустил в полет. Характерный звук камня, задевшего тугой металлический бок, подсказал, что жопу надо бы поскорей телепортировать в иное измерение, а опыт посоветовал состроить рожу «я тут просто прохожу и ничего не вижу-не слышу-не делаю». Пораскинул извилинами Андрей послушался опыта, оставил задницу на месте и с неебической мордой прошел мимо машинки с блондинкой, уверился, что сегодня точно его день и нырнул в подземку.
А дома – какое же клевое слово! – дома его ждал лю… ладно, дома ждал свежий сытный и жутко полезный ужин и тихий вечер под киношку, сопение двух здоровенных псов и дурного Эндика. Смешно как-то получалось – Энди был такой же безбашенный, как и сам Андрей. Наверное, поэтому они так быстро сошлись. А вот Честера Дюша немного не то чтобы боялся, но уважал. Примерно также, как и Стаса. Только не сох по нему, слава богам.
Сознание так сильно выдавило из себя все проблемы, что Андрей не почувствовал даже толику напряжения, которое ощущал Стас. В другое время Дюша точно среагировал – он привык держать радар начеку, это было жизненно необходимым, помогало вовремя сделать ноги или хотя бы приготовиться отбить удар. Но сегодня ему было настолько клево, что восприимчивость не работала вообще. Сияя и едва не светясь, он спокойно умылся, переоделся и сел ужинать – ну прям идиллия семейная, о таком Дюшенька когда-то по детству мечтал, но потом подзабил. Вопрос Стаса не показался ему странным, тревожный звоночек не тренькнул, все было заебись!
- Это Костик, - озаряя пространство улыбкой ответил Андрей. – Он мне как брат.
От сытости и приятных воспоминаний язык развязался.
- Ну, почти брат, - светлая беззаботная улыбка несколько трансформировалась с этакую хулиганскую, способную одним изгибом губ передать скрытый подтекст слов. Глаза, подернутые удовлетворенной дымкой, тоже не стеснялись подтвердить возможные догадки. Собственно, спроси Стас в открытую, что связывало Андрея и Костю, тот бы все и рассказал. Стаса он не боялся в том смысле, чтобы таить свои пристрастия – все уже выяснено было в той самой кофейне, мужик знал, кого в дом пускал, так что чего сейчас кулаками махать. Однако афишировать все тонкости отношений Дюша все же не собирался, полагая, а точнее просто не думая, что это необходимо. Он о себе вообще не привык распространяться, но если что-то спрашивали, то отвечал без особых подробностей – зубы чинить нынче дорого.
Совсем некстати воспоминания о Костике вызвали отчетливое ощущения в причинном месте и ожидания тихого уютного вечера в милом доме улетучились, освобождая место безудержной удали.
- А поехали куда-нибудь оторвемся! – выдал подсказанную неугомонной задницей идею Андрюша. – Я сейчас быстро все помою и можно рвануть куда-нибудь!
Молодому растущему организму как два пальца об асфальт было пропрыгать ночь где-нибудь в клубе после рабочего дня, проведенного на ногах, а потом и еще смену отпахать. Но тут Дюше везло и дальше – на работу ему нужно было в ночную, так что даже выспаться он успеет.

+1

13

Что, черт возьми, происходило? Стас пытался рационально мыслить, разложить сложившуюся ситуацию по полочкам, но и как всегда в подобных ситуациях, голова сотрудничать не желала. Внутри будто пульсировала красная точка, наливаясь кровью раздражения. Чтобы избавиться от нее, требовался громадный выплеск негативной энергии. И Стас знал, что после будет стыдно за все произнесенные слова, за порывистые действия и всю тупую агрессию. Он пытался напомнить себе о том, что Андрей был просто приятелем, к тому же мужчиной. И, хотя мужчина не был гомофобом, ревновать мужчину, будучи мужчиной, казалось как минимум странным.
Край сознания оправдывал своего хозяина. Андрей был забавным парнем, приятным сожителем и в целом интересным собеседником, а, следовательно, его можно было считать другом. Друзей ведь нормально ревновать к другим? Логика бы подействовала, если бы другая часть Стаса не утверждала иной факт – других друзей он не ревновал, даже тех, кого знал куда дольше и куда лучше Андрея.
Стас уткнулся в тарелку, чтобы его собеседник не видел тяжелого темного взгляда, не сулящего ничего хорошего. Пальцы крепко сжимали вилку, но мужчина перестал чувствовать вкус еды. Андрей сам подлил масла в огонь. Остановись он на формулировке «он мне как брат», Стасу было бы легче остановить себя, но брюнет добавил последующую фразу, и по этому довольному выражению лица стало сразу понятно, в чем заключается отличие их отношений от братских.
Стас глубоко вздохнул, в виске что-то запульсировало. Это немного отвлекло мужчину от плохо контролируемой злости, так как он вспомнил, что забыл выпить таблетки с утра. Он поднялся, открывая шкафчик, и выдавил себе на ладонь сразу две, запивая их кратким глотком воды.
- Голова разболелась, - буркнул он, надеясь, что такое оправдание подействует, и Андрей вычеркнет из памяти не только таблетки, но и его подозрительно угрюмое состояние. Стас сел обратно к столу и продолжил ужинать. Его пробирало спросить что-нибудь еще, но он боялся рявкнуть или проговорить, казалось бы, банальную фразу слишком раздраженным тоном.
Тогда мужчина надавил сам себе на больную мозоль, представляя, как глупо бы выглядел, сорвавшись на Андрея. Боязнь быть осмеянным, как легкая форма неуверенности в себе, тащилась за Станиславом еще со школы. С возрастом он переступил через этот порог, смеялся со всеми над своими глупыми поступками и курьезными ситуациями, но тот застенчивый болезненный мальчик еще жил в глубине его души.
- Оторвемся? – рассеянно переспросил Стас, все еще пребывая в задумчивости из-за мысленной борьбы с самим собой, - Ты еще не нагулялся что ли? – вот и произошло то, чего мужчина так боялся. В простой короткой фразе просквозила затаенная ярость и обида на парня, который даже и не подозревал, до чего довел своего временного сожителя. «Ты не имеешь на это никакого права», - рявкнул на Стаса остаток трезвого рассудка, - «Он тебе не парень, ты не заявлял на него никаких прав, так с чего ты ограничиваешь его свободу?». Ответа на эти разумные вещи у мужчины не было.
- Прости, день тяжелый, - проворчал под нос Стас, поднимаясь и следуя к раковине, собрав грязную посуду, определенно не расслышав то, что сказал ему Андрей, - Куда ты хочешь сходить? – поинтересовался он, не только отмыв тарелки, но и сполоснув лицо, что, кстати, немного помогло прийти в чувство, - Только пить я не буду, - сразу предупредил Стас. Он и так нарушил свое обещание принимать алкоголь только в последнюю пятницу месяца, выпив половину бутылки пива с Леной.

Отредактировано Станислав Коршунов (2016-02-02 19:53:00)

+1

14

Андрей искренне предложил Стасу увеселительную программу, не подозревая о буре в душе мужчины. Мечты мечтами, но говоря серьезно, он не рассматривал Стаса как объект своих притязаний. Однако налет раздражения в голосе различил, скорее интуитивно, но все же. Правда, вывод сделал свой, привычный – Стаса могло раздражать присутствие гея, не скрывающего своих увлечений. Пофиг, что они, казалось бы, выяснили все в той кофейне, куда заходили после того, как Дюша забыл у Стаса свой телефон. Это простое понимание быстренько подрехтовало направление желаний Андрея: в гей-клуб они сегодня не пойдут. Еще не хватало после такого приключения в очередной раз собрать «чемодан» и укатиться на все четыре стороны. Дюша только-только расслабился на вольных хлебах и пока в дальний поход не собирался. Ладно, не проблема. Значит пойдут… Андрей посмотрел на широкую, такую, блять, соблазнительную спину Стаса, проглотил слюну, подумал, что ему еще не один раз понадобится романотерапия, и придумал другой вариант.
- Как ты относишься к року?
Задал он очередной вопрос, не обращая ни малейшего внимания на таблетки, которые выпил Стас. У него тоже иной раз что-нибудь болело, он глотал какую-нибудь таблетку, иногда даже обезболивающую, и несся развлекаться дальше. Так он воспринимал и остальных - заболело, выпил… таблеточку и побежал! Поэтому рок и головная боль вместе в лохматой голове сочетались как нефиг делать.  А вот следующая фраза немного ошарашила свой категоричностью: «пить не буду!» То есть как это пить не буду?!
- Совсем? – пораженным до печенок голосом спросил Андрей.
В его сознании такое просто не укладывалось: идти развлекаться, отрываться по полной и не пить! Это же здоровым помереть недолго!
Следом за удивлением Дюшу укололо понимание того, насколько Стас был… правильным. Правильным в хорошем смысле слова, конечно. Мужик завел себе правило и следовал ему не потому что так принято, а потому что ему лично так надо. У Дюши так никогда не получалось. Он когда-то тоже хотел следовать правилам, но из этого ничего не вышло, поэтому он научился жить в данном времени и данных обстоятельствах. И все равно ему было не понятно, как можно пойти куда-то развлекаться с установкой «не пить».
«А вот и проверим крепость нервов», - с улыбкой решил Андрей и пошел собираться.
В привокзальную забегаловку «для своих», в которой по пятницам собирались любители послушать живой классический рок, приходить с пидарски выкрашенной рожей было нельзя, поэтому Дюша подвел глаза в стиле Деро, надел одну из своих вентилируемых футболок, такие же проветриваемые джинсы, сидевшие как вторая кожа и заявил, что готов.
- Ты не переживай, - утешал Стаса парень на подходе к заведению, - крепкого у них нет – лицензию не выкупили. Только пиво.
Он искренне не считал пиво выпивкой, поэтому и успокаивал Стаса. В «Бочке» пока было немноголюдно и им удалось разместиться на первом этаже за огромным дубовым столом. Симпатичный вежливый официант с именем «Николай» на бейджике поздоровался приветливо, одарив Дюшу немного смущенным взглядом. Вопреки реакции на Андрея Николай геем не был, но смазливого клиента, его характер и энтузиазм знал хорошо. Меню кафе, точнее салона, или лучше салуна – ибо весь антураж заведения был выполнен в стиле Дикого Запада, облагороженного фотографиями рок-музыкантов, диетическим назвать было нельзя от слова совсем: сырные шарики, куриные крылья, сухарики и прочее было закуской к пиву. Из более серьезных блюд, вроде свиных отбивных и тазиков жареной картошки, можно было составить неплохой рацион сумоиста, сидящего на массе.
- Два пива и крылья, - сделал заказ Дюша, даже не заглядывая в меню.
- А вам что? – поинтересовался Николай, улыбаясь Стасу не заученной улыбкой обслуги, а тепло и искренне. Тут все чувствовали себя своими спустя несколько минут.
Приняв заказ официант удалился, а Дюша раскрыл рот.
- Скоро Лешка с Женей приедут – это музыканты местные, по пятницам выступают. Женька отстой всякий поет, - сморщил носик Дюша, но осекся. – Хотя, тебе может и понравится. А Лешка клево поет!
Захлебываясь восторгом Андрей осветил обычный плей-лист местных знаменитостей. Вскоре появились и они, пожав протянутые руки завсегдатаям, среди которых оказался и Андрей.
- О, Андрюха! Сто лет тебя не видел. Как сам? Что нового? – немного заикаясь, скороговоркой, глотая некоторые звуки поприветствовал Алексей, выглядящий как всегда помпезно в своем длинном кожаном плаще, с гитарным чехлом в руке. – Помогать будешь?
Ответа Алексей явно не ждал, поздоровался с другими посетителями и пошел раскладываться. По лицам сидевших за столами гостей было понятно, что музыкантов ждали. Некоторые из посетителей и на Андрея среагировали слишком оживленно для простого любопытства: ему кивали, улыбались, что-то объясняя тем, кто явно в теме не был. Впрочем, на это сам Андрей не обращал ни малейшего внимания, глотая горький нелюбимый напиток крохотными глотками. Помимо антуража, атмосферы и музыки Дюша любил это место еще и за то, что тут не действовало московское правило за запрет курения в общественных помещениях. Он с удовольствием затянулся сигаретой, неторопливо выдохнул едкий дым в потолок, проследив взглядом его траекторию, и поинтересовался:
- Нормально? – имея в виду первое впечатление Стаса от местного колорита. – Погоди, скоро еще лучше станет.
В подтверждение его слов раздались первые аккорды Smoke On The Water, сразу поднялся одобрительный гул, черный хайер взметнулся в ритм – Дюша задрыгал головой, расплываясь в счастливой улыбке познавшего дзен дауна.

Визуализация

http://s9.uploads.ru/t/hwMzx.jpg

+1

15

Пока Андрей выдавал свою длинную, слабо оформленную мысль, основанную на желаниях и эмоциях, голову Стаса занимала только одна мысль. Он смотрел на то, как парень красит глаза, и был этим несколько заворожен. Стас думал, что он, пожалуй, один из немногих людей, кто видел этого неформала без макияжа. Более того, он подметил, что без подводки, туши и каких-то других косметических средств Андрей выглядит как-то более мило и даже очаровательно. Эти четкие черные линии делали взгляд хищным. Стасу казалось, что причина того крылась в том, что у Андрея были довольно светлые по природе своей ресницы. И вот тогда-то мужчина и задумался, а какой же у него натуральный цвет волос?
Конечно, он видел, как корни волос отрастали, но по ним Стас не мог представить, как Андрей бы выглядел в целом, избавься он от черной краски. Именно поэтому мужчина совсем не расслышал заявления про пиво, а когда осознал, что именно ему сказали и даже пробормотал вслед, что он не будет и слабый алкоголь, Андрей уже убежал к шкафу одеваться. Ругнувшись про себя, Стас поговорил сам с собой в мыслях: сначала он разрешил себе выпить хотя бы бутылочку пива (это ведь ничего не значит!), затем строго запретил себе это делать, чтобы придерживаться установленного правила, а потом снова дал поблажку.
В итоге, собираясь, Стас пришел к выводу, что будет вести себя по ситуации. Оделся он, надо признать, куда быстрее Андрея, но не обратил на это никакого внимания. Все же мужчина привык жить с женщинами, привык их ждать, и какие-то десять минут задержки абсолютно ничего не значили. Сидя на диване, Стас вспомнил, что забыл ответить на первый вопрос про рок, но так и оставил его незамеченным. Достаточно было одного взгляда на этого мужчину, чтобы понять его предпочтения в музыке. Мотоцикл, кстати, Стас решил не брать – на всякий случай, случаи-то разные бывают, как известно.
По дороге Андрей, как водится, болтал, а Стас большую часть времени слушал, отвечая короткими фразами. Ему нравится разговор и собеседник, просто сегодня было такое настроение. Хотелось больше слушать, а не выражать свои мысли. Но, кажется, такой расклад вполне устраивал Черкасова, продолжавшего непринужденную беседу, которая не прервалась после открытия дверей в бар. Напротив, слова стали еще чаще вылетать изо рта парня, стремясь сравниться по скорости с автоматной очереди. Стас посмеивался, усаживаясь напротив приятеля за широкий стол.
- Мне тоже самое, - отозвался Стас, отвечая на вопрос официанта. Есть он не хотел, а судя по атмосфере, царящей вокруг, без пива не обойдется. И не потому, что мужчине не нравилось. Просто, закажи он сок, явно бы ярко выделился из толпы. Стаса подобный расклад не смущал, но опять же, сегодня было иное настроение. Хотелось тихо и мирно посидеть, послушать разговоры, поулыбаться под нос, и все это потягивая расслабляющий алкоголь. Конечно, мерзкий внутренний голос не преминул заметить, что даже после пива Стас не испытает расслабления, а возможно, начнут чудить и творить всякую ерунду.
- Да, все отлично, - опять же кратко отозвался Стас, искренне улыбаясь брюнету, - Мне здесь нравится, - все же добавил он, отпивая глоток из принесенной официантом бутылки. И когда зазвучали первые аккорды всем известной песни, Стас также принялся покачивать головой и отстукивать ладонью ритм на своем бедре. Он не был фанатом «Дип Пепл», но кого не привлекают старые как мир рок-песни? Поэтому Стас даже чуть шевелил губами, подпевая музыкантам почти что про себя.
- Из-за тебя мне придется завтра заниматься на полчаса дольше, - заявил Стас, усмехаясь и вгрызаясь в куриное крылышко. Этот парень определенно его портил. Вредная жирная пища, алкоголь «не по расписанию», с этим пора было завязывать, пока он не скатился в пропасть, полную удовольствия. Это было все круто, и желудок радовался, а уж как наслаждался мозг, атакуемый алколоидами, но он работал фитнес-тренером и должен был подавать пример своим клиентам. Пусть даже большинство из них его советам и не следовали.
- Кстати, ты мне поможешь? – внезапно спросил Стас. Вероятно, под конец бутылки, в нем уже начал действовать алкоголь (этот мужчина пить не умел совершенно), - Мне не хватает нагрузки дома, - попытался объяснить он, повышая голос, чтобы прорваться сквозь рок-аккорды, - Я подумал, что ты бы мог взобраться на меня… - тут Стас сделал паузу, потому что не был настолько пьян, чтобы не осознать, насколько двусмысленно прозвучала фраза, - Да уж, ляпнул я здорово. В общем, сидеть у меня на плечах, пока я отжимаюсь. Сколько ты примерно весишь?
В этот момент Стас ощутил второй прилив неловкости, уже не из-за смысла произнесенных слов, а от осознания, что он так запросто обсуждает с этим парнем совместную жизнь. Конечно, Андрей не собирался съезжать, вроде бы, и такая просьба в спортивной среде была вполне уместна, но что-то на подсознании все равно дергало мужчину. Что-то было в этом не так. Но вместо разбирательств, Стас предпочел переключиться на вторую бутылку пива. Он же совсем чуть-чуть, легкого светлого пива. Что будет-то?

+2

16

Стасу здесь нравилось! Отозвалось звонким эхом в пустой головушке. Хотя, почему пустой? Счастливые, солидарные с хозяином тараканчики тут же сплясали лихой канкан! Андрею правда было немного страшненько от того, какое впечатление произведет на Стаса эта забегаловка. Она была странной. Снаружи выглядела как пристанище бомжей, а внутри была порталом в Дикий запад с легкой здоровой претензией на элитарность. Сюда крайне редко забредали случайные люди, по большей части обитали свои, но мало ли.
Бутылка Стаса пустела куда быстрее, чем у Андрея. Парень пиво не любил, но иногда мирился с необходимостью сливаться с массой. Сейчас он больше смачивал губы пенной жидкостью и время от времени облизывал их быстрым движением языка. Шило мешало сидеть спокойно, хотелось драйва, и Андрей только ждал повода, чтобы выплеснуть энергию наружу. Здесь, конечно, не клуб, где можно было бы оторваться в диких танцах, но порой и тут случались внезапности. И повод скоро представился. Точнее плохо сформулированная фраза запустила длинную цепную реакцию, конца которой не видел никто.
«Я подумал, что ты бы мог взобраться на меня…» - прозвучало и повисло, облепив жгучим туманом. Стас уже выкручивался, пытаясь что-то объяснить, а у Андрюши уже застучали костяшки домино, обнажая то, что он так тщательно прятал даже от себя самого.
- Тьфу ты! – он рассмеялся, правда чуть-чуть нервно, но за общим гулом это было не так уж и заметно. – Я-то уж обрадовался!
Лучшее средство защиты – нападение? Вот он и напал, откровенно сказав о том, что вообразил от одной невинной в общем-то фразы. Кто ему поверит, когда все сказано с широченной улыбкой, да еще и подмигиванием утрированно? Только дебил! Ну, или нет…
- Я бы на тебя ох как взобрался бы! Аха-ха-ха! – смех его был заразительным, даже с пятачка сцены музыканты заулыбались, не зная повода веселья. – Ладно, не ссы! Посижу на тебе. Упс! На твоих плечах. Я… килограмм 60 вешу. Наверное.
Ему удалось, наконец, свернуть со скользкой темы, переключиться на истинный смысл того, что пытался внушить ему Стас, но где-то снизу нечто не давало сидеть спокойно. Стараясь избавиться от этого беспокойства Дюша подтянул одну ногу к тощей груди, и голая коленка радостно засияла у него под подбородком. Этого оказалось маловато, поэтому он нажал на кнопку вызова официанта, продолжая разглагольствовать о том, что всегда готов помочь Стасу в его тренировках. И не только в них. И не только… что остановило Дюшу добавить «и не только тебе» он не знал. Интуиция сработала, не иначе. Ситуацию спас Николай, так вовремя отозвавшийся на призыв.
- Принеси-ка чаю. Покрепче. Черного, - выпалил Андрей и подмигнул уже официанту, который только кивнул в ответ и уточнил, на какое количество персон сервировать чаепитие.
– Наверное, только мне? – надеясь, что Стасу хватит и пива и контора не спалится.
В этом заведении под видом чая приносили горячительное, разливая водку и виски в заварочные чайники. Правда, это касалось только своих, «залетным» подавали обычный чай.
- А ты давно этим занимаешься? Может и меня чему-нибудь научишь? – поинтересовался Андрюша в томительном ожидании «чая».
Он никогда не тяготел к спорту, если только к легкой атлетике, когда надо было стремительно съебывать, и сейчас просто заводил разговор, который был вроде и в тему, и не возбуждал ненужных фантазий. Хотя, это с какой стороны посмотреть. Вот если представить, как Стас показывает ему, как правильно отжиматься… Андрей нервно облизал пересохшие губы и откинул с лица непослушные черные пряди, проведя по ним пятерней, и даже в затылке почесал, но мерзкие пошлые мысли все равно влезли в голову. Надо было отвлечься. Срочно. Как раз Николай принес заказ. Дюша налил себе сразу полчашки и опрокинул в себя терпкий виски, опять облизнулся и огляделся в поисках приключений.

+1

17

Вторая бутылочка пошла еще «веселее», чем первая. Быстро опустошая стеклянную тару, Стас менялся на глазах. Взгляд его заблестел, с губ не спадала легкая полуулыбка, а язык развязался. Он поддерживал любую тему, охотно смеялся над всеми шутками, даже подпевать играющим песням стал немного громче. Андрей проговаривал со своим звучным хохотом неприкрытые пошлости гомосексуального характера, а Стаса это только забавляло. Он даже на какой-то миг представил «помощь» своего сожителя, скажем так, в иных вопросах, но отчего-то это ничуть не смутило мужчину. Андрей же гей, для него это естественно, как для рыбы – плавать в воде. А вот о том, что для него – закостенелого гетеросексуала – представлять подобные картинки было, по крайней мере, странным, Станислав уже не думал.
От «чая» мужчина отказался: надо полагать, он, действительно, думал про обычный чай – и после пива сей напиток казался варварским. Будто бы он хотел протрезветь. Не помогло даже хитрое выражение Андрея и его подмигивание, обращенное к официанту. Стас лишь попросил повторить одно пиво, окраинами мыслей подозревая, что ему уже хватит и что, не смотря на его внушительный вес, пол-литра слабого алкоголя – это достаточное количество. Но разве кто-то под парами зеленого змия слушает этот нудный, дотошный голос остатков трезвого рассудка?
- А у тебя красивые коленки, - внезапно заявил Стас, когда внутренний «алко-градусник» достиг нужной температуры. Под косой взгляд попалось торчащее сквозь модную прореху джинсов колено и удостоилось должного внимания. – Да и вообще приятные черты, - язык заплетался, но неуправляемый Стас уже вырвался на свободу. Остановить его было практически невозможно (исключая вариант вырубить мощным ударом по затылку), а уж заставить замолчать и вовсе было невероятной вещью.
- Не знаю, зачем я тебе это говорю, ты ведь парень и все такое, - нелепо и крайне неловко отмахнулся Стас, смешно нахмурившись. – А, наверное, мне уже хватит.
И на этом все могло бы закончиться, медленно и уверенно скатываясь по наклонной, когда опьянение сходит на «нет» и возвращает миру довольно скромного и консервативного Станислава. Но те, кто знал Коршунова достаточно, чтобы хотя бы пару раз с ним выпить, прекрасно знал, что после этой произнесенной фразы добра уже можно было не ждать. «Мне уже хватит», - говорил Стас и лихо угонял чужой мотоцикл, будучи полностью уверенным, что это его. «Мне уже хватит», - икал тот же Стас, забираясь на стол в порывах станцевать что-то не слишком пристойное. А уж сколько раз после этой фразы он просыпался с той, чьего имени даже не помнил…
- А давай споем, - выдало нынче пьяное сознание, глядя раскосыми глазами хозяина на небольшую сцену бара. И, будучи уверенным в том, что это единственно верное решение, Стас, покачиваясь, начал подниматься, беззастенчиво хватая Андрея за руку, чтобы утащить его в нужном направлении. «А потом ты мне отсосешь», - шепнуло сознание или подсознание, отчего мужчина застопорился на целых пару секунд, осознавая, проговорил он это вслух или все же остался приличным мальчиком. Картинка, сопровождавшая сие экстремальное предложение, поразило сознание Стаса; он пошатнулся. Но через мгновение же забыл об этом инциденте и уверенно пошел вперед с упрямством и силой дикого буйвола.

+1

18

Ситуация напоминала фразу из фильма: она любит выпить, этим надо воспользоваться! Стас как-то быстро уплыл с пары бутылок пива, и Дюша был этим слегка удивлен. Ему казалось, что Стас может выпить океан! Это было забавно и неожиданно мило, хотя, положа руку на сердце, ему едва ли не все, что было связано со Стасом казалось милым. Ох, уж эта любовь, будь она неладна. И ведь он старался, сам себе внушал, что не стоит поддаваться, не надо влюбляться, но поделать ничего с собой не мог. Иногда он даже подумывал о том, чтобы съехать от него, но снимать квартиру Андрей не потянул бы, а искать компаньонов тоже было затруднительно – с чужаками он мог банально не ужиться. Поэтому приходилась одиноко страдать то правой рукой, то левой, так и до мозолей недалеко.
Дюша вздохнул своим мыслям, сделал еще глоток «чая» и едва не поперхнулся, сраженный услышанным. Стас обратил внимание на его коленки! Аааааа!!! Впору было начать бегать по потолку от восторга! Андрей едва пропихнул глоток виски, как Стас, видимо желая исправить ситуацию, продолжил нахваливать его внешность! Ну, все, ночь пройдет плодотворно. Какую подружку выбрать на этот раз?
- А ты тоже ничего так, - осклабился в ответном комплименте Андрей и широко улыбнулся. – И да, мне, наверное, тоже не стоит этого говорить, ведь ты парень, а мне парни нравятся.
Андрюша откровенно развлекался, наблюдая над пьяненьким Стасом. Он даже ожидал, что тот смутится и замкнется – то, что Стас весьма закомплексованный он уже успел заметить, как и оценить размеры, которыми наградила того матушка природа, - но Стас решил сегодня отыграться за все. Точнее решил добить Дюшу откровениями – потащил его петь! Это он удачно зашел, как говорилось еще в одном прежде известном фильме.
- А давай! – тут же согласился Андрей и даже хотел встать, но его как-то так по-свойски, даже, пожалуй, собственнически потащили за руку к маленькой сцене.
Вот тут Дюшенька чутка приссал – таким деловым он Стаса еще не видел. Нет, он не испугался, он реально офигел.
- Что петь-то будем? – только и успел спросить он, когда в зале уже поднялся одобрительный гул – все же Дюша успел тут собрать верную аудиторию собственных поклонников.
Да, он тут бывал частенько и не только за столиком, но и за микрофоном тоже, поэтому его голос местные завсегдатаи знали. Лешка сразу среагировал и заговорил что-то приветственное активным гостям. У них как раз намечался небольшой перерыв между выступлениями и вполне можно было дать возможность спеть кому-нибудь из страждущих, а раз страждущим был Дюша, пусть и в компании незнакомого пока мужика, то за исполнение можно было не волноваться.
- Стаканы только побереги, Джельсомино, - хохотнул Алексей и передал бразды правления.
- Гимн шута, - объявил в микрофон Андрей, лучезарно улыбаясь публике и сразу срывая аплодисменты. Не шквал, конечно, но достаточно для того, чтобы порадовать душеньку.
Он не был уверен в том, что стоит сильно делиться микрофоном с пьяным Стасом, но тешил себя надеждой, что тому медведь по ушам не ходил, да и в том, что перекроет любую лажу тоже был уверен. А после первых же аккордов и вовсе забыл, что надо переживать – петь он умел, а самое страшное еще и любил.

+1

19

Андрей, вероятно, еще не осознавал в полной мере возможной проблемы, зависшей над ним на конском волосе, готовом лопнуть в любой момент. На сей раз ему невероятно повезло с тем, что местная группа могла позволить выступить во внеочередное время желающим. Если бы Андрея не знали или подобное караоке было бы запрещено, Стаса в таком состоянии это не остановило. С него бы сталось нагло забраться на сцену с непробиваемым видом, отбирая у злого вокалиста микрофон и искренне считая, что он абсолютно прав. Удивительным оставалось то, как Стасу повезло по жизни: не смотря на подобные выходки, он практически никогда не ввязывался в драки, а если подобное и случалось раз в пятилетку, ему и тогда удавалось выйти сухим из воды без каких-либо серьезных последствий.
Что там вещал ему Андрей, мужчина уже толком не понимал – чудесный эффект почти литра пива на живую массу человека со странностями. Сознание Стаса выцепило только название песни. На лице мужчина появилась одобрительная улыбка – эту группу он любил, уважал, слушал, и, кажется, даже знал текст песни.
Заиграл знакомый до одури мотив, и вскоре, вероятно, Андрей испытал неимоверное облегчение. Музыкальный слух у его пьяного спутника был, более того, был и голос, притом исключительно подходящий для выбранной песни. Не слишком высокий, но и совсем не низкий. Стас пропускал «пьяные нотки» в песне, но они с легкостью заглушались куда более сильным и звучным тембром Андрея – в остальном же он не ранил уши и сердца слушателей.
А вот к Андрею мужчина прислушивался. Казалось удивительным, как такой худосочный парнишка мог обладать настолько низким, «трубным» голосом. До Шаляпина, конечно, было далеко, но тут больший эффект имел когнитивный диссонанс. Стас косил на друга и без того раскосые глаза, и под конец песни даже начал запинаться, все больше слушая, нежели пропевая самостоятельно.
Когда все это закончилось, Стас шутливо поклонился (едва не рухнув со сцены, запнувшись о какой-то провод), но без последствий спустился сам и пошел к их столику, где тут же принялся натягивать куртку и шарить по карманам в поисках портмоне. Когда искомый предмет был извлечен наружу, Стас положил на стол довольно крупную купюру – просто не в силах сосчитать самостоятельно, сколько он был должен. Да и привычка сработала, выработанная женщинами, что он, как мужчина и джентльмен, обязан платить за обоих.
- Пшли домой, - снова решил все и за всех Станислав. Он даже не слушал, чего хочет Андрей, в его голову не приходило то, что у человека могли быть иные планы. Будь мужчина хоть капельку слабее волей, ему бы понравилось пить и пребывать в подобном состоянии. Вот же он, лишенный всех комплексов! Избавленный от робости и неуверенности в себе, заложенных с раннего детства. Супергерой: сильный, смелый, решительный, неукоснительный.
Благо, ему все же хватало мозгов осознавать, что этот супергерой в обычной человеческой жизни называется «свинья», и когда пелена алкоголя сползала, Стасу становилось невероятно стыдно. Так стыдно, что следующий подобный раз случался не ранее, чем через месяц. Но пока…
- Ты мне обещал помочь с тренировками, - новая идея возникла в лысой голове, и вряд ли эта миниатюрная копия бульдозера смогла бы остановиться без насильственных способов.

+1

20

Выбранная песня предполагала чуть более высокую тональность, но когда это смущало Андрея? Он легко перестроился на терцию ниже и уверенно повел. В итоге голоса солистов совпали просто великолепно, почти как у Князя и Горшка, но со своими оттенками. Публика тут же отблагодарила восторженными воплями, запела вместе с ними и пусть голоса пьяной братии звучали не столь уж стройно, но эффект Дюше понравился. Он наслаждался процессом в полный рост с удовольствием отмечая способности Стаса и, конечно же, не заметил, что тот стал куда более тихим под конец песни. Он вообще мало что заметил, попав под влияние нахлынувшей эйфории от ликующей публики, легшей на общее опьянение. Где-то в тощем теле зашевелился полудохлый артист, искренне любящий славу и почитание, но сильная рука не дала ему восстать из тлена, попросту сдернув со сцену и направив к столику.
- Э! - только и успел возмутиться Андрей такому обращению с признанным всенародным любимцем, но Стас не дал ему и мяу сказать, быстро кинув довольно крупную купюру на стол, явно намереваясь сваливать из бара.
- Не много ли чаевых? – брякнул Дюша, в котором артист быстро ожидел и превратился в жирную жабу, потянувшую свои склизкие лапки к горлу.
На фоне быстро сменяющихся событий он вообще не вспомнил о том, что как бы не плохо свое-то оплатить самому. Хотя, в тех кругах, к которым он был близок, столы чаще всего оплачивались в складчину, а потреблялись по возможностям. Почти как у большевиков в семнадцатом: от каждого по возможностям, каждому по потребностям. Вот сейчас, например, у Стаса были возможности, а потребности явно уступали Дюшеным. Ну, или пока шли в разрез.
- Мы куда? – попытался прояснить ситуацию Андрей, которого уже дергали за рукав и пытались выяснить, когда будет продолжение и вообще куда это он сваливает со своим приятелем в тот момент, когда все только-только начали веселиться. С разных сторон слышались вопросы, заказы и даже толика возмущения быстро закончившимся представлением. Андрей только кивал и посылал лучезарные улыбки по сторонам.
Несмотря на то, что Стас четко, насколько четко мог произнести подвыпивший человек, обозначил их дальнейший маршрут, Дюша все еще лелеял надежду, что они не просто домой, а с заездом куда-то поразвлекаться. Он не противоречил, выжидая, какой сюрприз придумал Стас, он до последнего верил, что ни один нормальный пьяный человек не свалит тупо просто домой, когда веселье только началось. Всю дорогу он рассеянно что-то говорил, травил байки и все поглядывал по сторонам, пытаясь догадаться о замыслах мини-бульдозера. Но чем ближе, тем явственнее становилось, что бульдозер тащил его в гараж, то есть домой. Последняя надежда с разочарованным вздохом скончалась, когда замаячил знакомый дом. Дюша сюпнул носом – не для того его розочка цвела, чтобы спешить домой, как будто там детей семеро по лавкам ждут. Дети. Тут Андрей вспомнил, что у Стаса то было ради кого спешить. Точно! Они сейчас погуляют с собаками, а вот потом! Фантазия опять заскакала, подкидывая картинки одна непотребнее другой. Вот выгуляют псятин и поедут дальше, в клуб. В гейский клуб! Андрей заулыбался и заговорил веселее, заглядывая в косенькие глаза Стаса и пытаясь угадать на что ему удасться развести его.

+1

21

К своему великому стыду (опережая события, конечно, ведь это чувство Стас ощутит только утром), мужчина даже не вспомнил о собаках. Вся его хваленая ответственность, как и самообладание полетели в тартарары. Ему просто взбрело в голову, что надо утащить Андрея домой, этим он и занимался. Поискал по привычке взглядом мотоцикл, который, к счастью, оставил в гараже, дождался оного объяснения от спутника и пошел дальше своим ходом. И это, между прочим, было огромным счастьем Стаса, не умеющего пить – у него был прекрасный автопилот, в каком бы состоянии он ни был. Он на автомате собирал все свои вещи и шел домой известной дорогой.
Добравшись до дома, выкинув пару веселящих Андрея фраз по дороге, Стас некоторое время шарил по карманам, а потом пытался открыть отпертой же замок, туго соображая. Возился до тех пор, пока дверь самостоятельно не отворилась: на пороге стояла соседка, которую Андрей уже прекрасно знал. На лице Ленки царило недовольство, легко перемежающееся с негодованием. Из-за угла подозрительно торчала мускулистая щека Честера, а по Лениным же ногам топтался развеселый Энди, сверкая глазами на пришедших мужчин.
- О, привет, - выдал через пару секунд молчания Стас и, наконец, убрал ключ обратно в карман.
- Так я и знала, - поджала губы девчонка, запахивая плотнее светло-серую кофту на объемной груди, - Я тебе раз пять звонила, чудик, тут Энди дверь громил, когда услышал, как я пришла.
Стас в это время под возмущенный монолог попытался аккуратно протиснуться в довольно узкой «кишке» коридора мимо Ленки, но чуть не свалил ее с ног к еще большему веселью белого бультерьера.
- Бли-и-ин, я и забыл совсем… - рассеянно протянул он, стаскивая с ног ботинки. Мысли о том, зачем он тащил Андрея домой, спутались, и теперь Станислав пытался осознать, что ему делать дальше, попутно подавляя ту проснувшуюся часть организма, отвечающую за адекватность.
- Да ты всегда забываешь, вывела я их уже, хотя ты и не спрашивал. Пожалуйста, - повысила голос Лена и обратилась к Андрею, - Сколько он вылакал? Две бутылки? Смотрю, не убитый, значит явно не больше, - и увидев ухмылку на лице парня, наехала и на него, - Чего ты лыбишься? Ты знаешь, что сделал этот чудила в прошлый раз, когда выпил полторашку пива? Угнал чужой мотоцикл! И на его счастье его менты не поймали, а владелец мотика оказался каким-то знакомым, который протрезвел и пришел за своим конем, а если бы заяву накатал?
А что в это время делал Стас? А ничего! Он стоял и глуповато улыбался, глядя на Ленку, едва достающую ему макушкой до плеча. Чем и привлек к себе внимание разозленной соседки.
- О, стоит, счастья полные штаны, - проворчала она, - Я уже как жена тебе. Пьяного встречаю, собак его гуляю. Задрал ты меня, Коршунов! Я с тобой так никогда мужика не найду. Юлька тоже молодец, избаловала тебя и учесала в другую страну, а мне с тобой возись.
Наконец-то, Стас отмер. Вероятно, на него подействовали слова о жене и напоминание о Юлии, сестре Лены, с которой он встречался долгое время. И полез он пьяной мордой, смеющейся к тому же, к своей великодушной соседке.
- Ну, не кричи, давай я тебя поцелую, - посмеивался он, а Ленка отбивалась от него руками и старалась сама не рассмеяться.
- Отвали от меня, Коршунов, иди вот Андрея целуй, - вырвалось у нее, и возымело невероятный эффект.
Шестеренки, все еще крутившиеся в голове в поисках смысла и объяснения происходящему, заклинило. В мыслях пролетели воспоминания об угловатой коленке Андрея, торчащей из-за столешницы, о совместном пении и, главное, о поспешном страстном желании ощутить губы парнишки на своем половом органе.
- Вот и пойду, - с вызовом объявил Стас и даже как-то властно притянул к себе спутника, на свою беду (или же счастье) не успевшего слинять подальше.
Не спрашивая даже не пикнувшего, вроде как, Андрея, мужчина прижал его к себе и действительно поцеловал. Не чмокнул в щеку или губы шутливо, не изобразил что-то ради веселья, а поцеловал по-настоящему. Вроде бы сначала Стас не хотел этого, но ощутив тепло чужих губ, растворился в нем, поняв, как соскучился по телесному контакту. Как-то мысль о том, что Андрей был парнем, а он якобы «не-геем», улизнула из сознания.
- У-у-у, пошла-ка я посмотрю сериальчик, - протянула Ленка, немного охренев, если честно, от такого внезапного зрелища. Хотела уточнить у Андрея, не нужна ли ему помощь, а то вдруг от шока тоже отбиться не может, но, судя по виду, последний в поддержке не нуждался. Лена решила, что парни взрослые и сами разберутся, тем более, что Стас агрессией и гомофобией вроде бы не страдал, на край полицию вызовет… и ушла.
Стас же чуть оторвался, услышав хлопок двери, чтобы автоматически посмотреть, что произошло. Увидев, что Ленка ушла, мужчина повернулся обратно к Андрею, не замечая насколько сильно округлились его красивые, между прочим, пронзительно-голубые глаза, и снова припал к его губам, крепко держа парня в своих объятиях. И теперь уже было невозможно доказать, что «ты не слон», ведь в бедро Андрею недвусмысленно уперлось Стасово восхищение им.
- Пошли в спальню… - хрипло выдохнул мистер Толерантность-но-Гетеросексуальность, чем, вероятно, окончательно «добил» Андрея.

+1

22

Дома, помимо собак, ждало еще и сисястое чудовище. Вот ничего плохого ему Ленка не сделала, да и на Стаса он не претендовал, по крайней мере старательно убеждал себя в этом, а вот не нравились ее частые визиты и все тут. Ясно дело – холостой весь из себя положительный мужик рядом – чего не шастать то? Но вот шастала бы она в другой огород и было бы Дюше счастье! Но не смотря на внутренне раздражение Андрей широко улыбался соседке, надеясь что она долго не задержится и свалит в свою квартиру. Но эта красотка с бюстом наперевес, начала нравоучительную беседу с нерадивым хозяином, что воспитательница ясельной группы! Дюша только зубами скрипнул с досады и тут же попал под обстрел ее атаки.
- А я-то чего? Я вообще ничего! – посмеиваясь сказал он, думая, что не все прелести поведения пьяного Стаса успел оценить.
Откровения Ленки его позабавили – мотоцикл угнал! Рейтинг Стаса моментально взлетел в заоблачные дали. Теперь Дюша смотрел с уважением и опасным любопытством. Вот пока он мечтал о совместных свершениях подвигов, разговор Ленки и Стаса пошел как-то не так. Андрей только бровками дернул, когда пьяненький Стас обхватил их соседку и впился поцелуем ей в губы. Но эта фифа отбивалась как взаправду, да еще и стрелки переводила. И перевела! Ха. Три ха-ха! Андрюша отбиваться не стал! Он распахнул объятия и принял мужика со всем почтением! Да и на поцелуй ответил как подобает. Не по-французски, конечно, но нормально так, чтобы понравилось.
Обнимать широкую спину было так хорошо, так правильно, что голова закружилась. Будь Андрей чуть трезвее, ему хватило бы ума перевести все в шутку и не позволить организму так постыдно отреагировать. Конечно же, у него встал и, конечно же, он почувствовал, как в его бедро уперлось. Стас оторвался только, когда дверь хлопнула, и снова припал в губам Андрея. И Дюшу повело. Ему было так хорошо стоять, прижатым к стене в объятиях Стаса. Это было правильно, да. И тут Стас сказал про спальную.
Андрей так долго мечтал о том, что когда-нибудь Стас перестанет обращать внимание на сисястых красоток и поймет, что ему судьбой предназначено любить только пидора панка, что банально испугался, когда прозвучало вполне конкретное предложение. В спальню, видите ли, не сказки читать зовут! В лохматой голове со скоростью пули пролетела мысль о том, что Стас это все по пьяни сказал, а как только нащупает не то и не там, так двинет в рожу и выкинет. Благо если не в окно, а то с пятого этажа лететь как-то уныло. Да и не май месяц на улице. А июнь. Но все равно радости мало. Стопы вовсю сигналили, но до разума не добирались.
- Пойдем, - эхом отозвался Андрей и шагнул в сторону указанной комнаты.

+1

23

Добродушный мальчик Стася всю жизнь считал себя правильным, по-настоящему хорошим человеком. У него не было расовых и этнических предрассудков, он не был склонен к гендерной дискриминации, его было трудно вывести из себя чем бы то ни было. С раннего возраста благодаря строгому и мудрому воспитанию родителей, Стас понимал, что все люди разные, каждый человек – особенный, индивидуальный, личность; и притеснять других только из-за того, что они не похожи на тебя – глупо. Со времени обучения в институте, ведя довольно разгульный образ жизни, у Стаса была разношерстная компания: ему было все равно, какого цвета кожа у его приятелей или кого они предпочитают видеть в своей постели. Мальчик Стася, как благородный рыцарь, всегда вставал на защиту тех, кто в том нуждался.
Именно поэтому, как считал Стас, он легко сошелся с Андреем, не обращая внимания ни на сексуальную ориентацию, ни на его внешний вид и особенности поведения. Этот парень с прической швабры, аппетитом раптора и макияжем в стиле группы Kiss, был яркой индивидуальностью. Более того, он смело и лихо отстаивал оную, что заслуживало восхищения. И пока некоторые из байкеро-рокерской компании травили шутки на счет того, что Стас жил под одной крышей с «голубятней», сам Коршунов в этом никаких проблем не видел. Напротив, Андрей был более чем приятным постояльцем. Ничего не ломал, не мусорил, не топал тяжелыми сапогами по квартире с утра, даже мужиков не водил, хотя Стас этого не запрещал. Кроме того, с появлением Андрея в холостяцкой квартире стало чище, а непрошеных гостей, которым нужно было «где-то отоспаться», приходило гораздо меньше.
Все это было, несомненно, замечательным. Только сейчас, крепко сжимая в сильных руках парня, чувствуя тепло его угловатого тела и крепкое возбуждение, глубокое подсознание, высвободившееся из алкогольного плена, подсказывало, что удовольствие, которое Стас при этом испытывал, никак не было заслугой его толерантности. Можно было в шутку или по-дружески обнять или поцеловать Андрея, не испытывая при этом неприязни или стеснения, но если ты сам не гей или бисексуал, ты не будешь испытывать ничего сверх обычного. Стас же без устали целовал мягкие губы и неумолимо тащил Андрея в свою спальную.
Конечно, даже если бы он одумался, протрезвел, осознал в полной мере происходящее и пришел к выводу, что не готов к подобного рода экспериментам, из окна бы Андрей не полетел, как боялся. Скорее, Стас бы дико смутился и бормотал бы что-то совершенно невнятное, чтобы хоть как-то исправить ситуацию. Впрочем, это так и не удалось проверить. Как бывало со многими мужчинами, власть над разумом Стаса захватило возбуждение – и теперь уже не мозг, а другой надлежащий орган принимал за него все решения.
Он отпер дверь толчком и, пройдя пару шагов, едва не споткнувшись о путавшегося под ногами Энди, повалился с Андреем на кровать. Все происходило на каких-то рефлексах. Продолжая целовать своего партнера куда придется, Стас стянул с него майку, растрепав и без того непослушные черные волосы сильнее. Подсознательно же мужчина отметил, как сильно его возбуждает худоба парня под ним. Наверное, это была профессиональная деформация. Каждый день Стас пытался изо всех сил помочь дамам, набравшим лишние килограммы, сбросить их, убрать целлюлит, подтянуть кожу, укрепить мышцы и далее по списку. Каждый божий день он смотрел и невольно прикасался к дряблым частям тела, лицезрел потеющих клиентов, изо всех сил стремящихся к тому, чтобы стать сексуальными.
Это было сущим извращением, но, черт подери, было до безумия приятно иногда посмотреть на проступающие изгибы ребер, подтянутый плоский живот, ярко выделяющиеся на светлой коже косточки таза. И пусть говорят, что «вешалки» давно не в моде, Стас ничего не мог, да и не хотел делать со своим естественным восхищением перед телом, лишенным излишнего жира.
Критический момент наступил, когда Стас приподнялся, самостоятельно расстегивая джинсы Андрея и принимаясь стягивать их вместе с бельем. Обычно его ждала другая картина, но мужчина будто не обращал внимания на заметную эрекцию. Он аккуратно стягивал штанины со щиколоток, целуя угловатые колени идеально выбритых (на легкое удивление Стаса) ног. Стоя на коленях перед лежащим Андреем, Коршунов стянул с себя одежду… и вот тогда-то и наступил ступор. С женщинами все было просто. Он ложился сверху, и дама, обычно, была уже совершенно готова принять его. Что-то подсказывало Стасу, что с таким эксклюзивом этот фокус не пройдет.
- Помоги мне, - шепнул он, прижимаясь уже полностью нагим телом к партнеру, вновь целуя его губы, - Что мне делать? – Стас явно был настроен решительно и отступать не хотел.

+1

24

Дальше все было как в сказке. В сказке про ежика в тумане. Андрей полностью отключился от реальности, подчинившись воле Стаса. Они вместе упали на кровать, губы продолжали целовать, а руки не унимались и ловко снимали одежду. Краткими мгновениями нет-нет, да возникали мысли о том, что Стас скоро опомнится. Вот он потянул майку – сейчас увидит плоскость и всё. Нет, ничего не случилось. Пришла очередь джинсов – ну, теперь-то точно. Стас даже не запнулся, когда едва не в лицо ему уперся стоящий член, только коленки целовал, да ласково, даже как-то нежно выуживал щиколотки из узких штанин. Андрей тонул в этой нежности, привыкший больше к быстрому перепихону в местах общественного пользования. Ему казалось, что он может кончить от одних только поцелуев, на которые Коршунов оказался столь щедр. Где-то как-то некие шестеренки вставали на свои места и все складывалось так правильно, что Дюша расслабился, если это возможно при таком возбуждении, отпустил ситуацию, позволяя себе сосредоточится на прелюдии. Еще на один миг он выпал из нирваны, когда Стас снял свою одежду… Миг, всего лишь миг его мозг занимал вопрос: «Как это возможно вообще куда-нибудь впихнуть?», но мысль растворилась, не успев вызвать малейшее раздумье в лохматой голове. Однако долго сказка не продлилась – Андрея выдернули из ее блаженства одним вопросом:
- Что мне делать?
«- Господи! Да просто трахни меня!», - сказал бы Андрюша любому, кто решил бы задать такой вопрос в подобной ситуации.
Но Стас не был любым. Стас – это Стас. Он давно стал особенным для Андрея, даже раньше, чем тот стал мечтать заполучить его себе в постель. А особо особенным было то, что… требовалось поместить туда, где поместиться могло только при неплохой сноровке, а главное терпении и старании.
Едрить вашу мать те, кто мечтает заполучить в свою постель девственника! Ладно, Стас девственником не был в общем понимании данного слова, но что делать с парнем явно не знал. Неопытные партнеры Дюше тоже как-то не часто попадались. Последний был лет эдак десять, почти одиннадцать назад. Стаса надо было научить элементарному, но сделать это так, чтобы у обоих не упало в процессе обучения. На долю секунды на Андрея напала растерянность и внезапная стеснительность. Озадаченный вторым он быстренько избавился от первого и сбито, хрипло прошептал:
- Смазка. Дай любую смазку. Или крем. И презик надень.
Получив какой-то тюбик в руку Дюша наспех подготовил себя – на долгую и тщательную разработку не было времени, да и Стаса надо было поберечь. А сам потерпит. Только вот еще один штришок.
- Дай я повернусь, - торопливо и коротко целуя продолжал жарко шептать Андрей. – И да… Не торопись, пожалуйста.
Последнее было сказано с налетом милого смущения вообще не свойственного Андрею. Он снова чмокнул губы Стаса, взмахнул ресницами и перевернулся на живот, выставив острые лопатки.

+1

25

Подсознание мужчины все же подернутое комплексами, от которых он так и не смог избавиться окончательно, невольно ждало насмешек. Но Андрей не пропустил даже ироничного взгляда, хотя казалось бы – такой взрослый мальчик, а спрашивает такие элементарные вещи. Для Стаса эти вещи простыми не были. Будучи гетеросексуальным до появления этого неординарного парня, Стас никогда не задумывался на тему, как это происходит между двумя мужчинами. Поучительной литературы не читал, характерных фильмов не смотрел, а все друзья-геи как-то не «радовали» своего толерантного товарища подробными рассказами о своей личной жизни. Можно было, конечно, включить простую логику, но Стас был все еще пьян, и голова отказывалась включать необходимый рычажок.
Зато выполнять приказы Стас умел быстро и без лишних вопросов – не зря он вырос в семье военного, который муштровал своего сына, готовя к армии, куда, к великому сожалению Коршунова-старшего, его отпрыск так и не попал по состоянию здоровья. Хотя и хотел в свое время.
Стас кивнул, слезая с кровати и открывая дверцу тумбочки. Порывшись немного на полке, он нашел тюбик смазки. Вагинальной. Она порой была необходима для одной пассии… и при таких-то достоинствах Коршунова… в общем, лежала она с незапамятных времен, но свойств вряд ли своих потеряла, поэтому со смешком Стас кинул ее Андрею:
- Извини, другого не найду.
Процесс подготовки мужчина благополучно пропустил, потому что занимался другими поисками – раскапывал презервативы. Это тоже было большой проблемой. Стас ненавидел этот вонючий латекс, который, к тому же, постоянно рвался на нем. У него был дежурный вариант в кошельке, но сообразить сейчас – пьяным и возбужденным – где валялся его портмоне и вообще, забрал ли он его из бара, казалось нереальным. К счастью, в тумбочке осталась парочка блестящих упаковок.
Еще одним положительным нюансом оказалось то, что презервативы оказались самыми обычными – не ребристыми, светящимися, «усатыми», супер-тонкими и прочее, и прочее, на что только хватало фантазии производителей. Единственное, пользы от этой защиты было мало. Стас крайне сомневался, что резинка выдержит такой… узкий и жаркий напор с их стороны. Но спрашивать непосредственно перед волшебным моментом: «А здоров ли ты, деточка?!» - если ты не хочешь посмеяться и лечь спать, было глупо. Краем сознания Стас понимал, что поступает неразумно, но остановиться уже не мог, как и полагалось мужчине, чьи мысли давно стекли вниз.
Раскатав презерватив по члену, Стас забрался обратно, но Андрей решил не радовать его своим лицом. А жаль… Коршунову нравилась классическая поза, нравилось смотреть и слушать партнера. Но мешать Андрею он не собирался, по ходу дела разберутся. Поцеловав кратко в ответ, он приподнялся и не удержался от того, чтобы не дунуть в лохматый затылок с улыбкой.
Впрочем, пауза была недолгой. С такого ракурса было еще понятнее, что делать. Придерживая член рукой, Стас направил себя в горячее узкое тело. Он не торопился, как Андрей и просил. Все же, за тридцать лет он кое-чему и научился. Например, что даже не любая женщина порадуется бурной страсти с такими габаритами. Поэтому терпения у Коршунова было море.
- Все в порядке? – через какое-то время шепнул Стас, медленно двигаясь в чертовски тесном теле. Он наклонился вперед, касаясь грудью острых лопаток партнера, и сдвинул черные прядки волос, обнажая шею для того, чтобы припасть к ней горячими, долгими поцелуями. Андрей сейчас казался таким хрупким, и это дико подстегивало Стаса. Ему хотелось сжать этого парня покрепче, прижимая к себе максимально близко… и быть в нем как можно дольше.

+1

26

Вагинальная смазка – это не то, что хочется получить в качестве вспомогательного средства с партнером таких выдающихся габаритов, и Андрей это понял сразу. Он распахнул и глаза, и рот, когда Стас начал… Только это нихера не помогло. В какой-то момент Дюша еле сдержался, чтобы не соскочить, но его остановили два момента: первый – больше он Стаса не заполучит, а второе – и может даже более важное, - то, что Стас его прижал своей замечательной тушкой. Сдавленный стон сменился глубоким дыханием – тоже опыт помог. Надо дышать, тогда организм проще расслабляется и дело легче идет. Хорошо, что Стас оказался не из слабонервных и продолжал двигаться, постепенно проникая все глубже, а еще был до невозможности нежным. Он целовал шею и плечи, прижимал, обнимал, и Андрей почувствовал себя нужным. Обдумывать это ощущение он точно не собирался, просто наслаждался тем, что происходило, постепенно получая наслаждение от движений и размера.
Стас задал простой, казалось бы, вопрос, а Дюша едва не разревелся от этого. Как-то раньше мало кто интересовался его состоянием. Не в смысле, что он всегда был жертвой и все такое, но как-то обходилось без сентиментальных вопросов: все знали зачем начали процесс, все стремились к общей развязке, а уж кто какой дорогой к ней шел – это чисто дело умения и, в какой-то степени, везения. Догнаться можно и ручником, если совсем беда с партнером. Костик, правда, тут стоял абсолютным особняком, но Костик вообще был из другого мира.
- Да… - сладко вдохнул в ответ на вопрос Стаса Андрей и, приподнявшись на локте, как только смог, повернул голову, чтобы поймать губы, чтобы поцеловать.
Двигаться было не очень просто, зато приятно до невозможности и вместе с поцелуем с губ сорвался долгий томный стон. Чувствовать на себе и в себе такую мощь было не просто приятно – это было еще и безумно правильно. Есть в мире нечто такое сокровенное, что решает, планирует или как минимум предполагает, кому с кем быть надо, а люди уже находятся или нет, в зависимости от того, сколько старания приложат. Вот сейчас Андрея накрыло так, с головой, по полной. Он был абсолютно счастлив и вовсе не потому, что занимался сексом и получал физическое наслаждение - это-то как раз бывало и получше. Просто какие-то небесные шестеренки прокрутились и встали точно, без малейшей зазубрины, на свои законные места. Отпустило даже то чувство, которое напрягало в самом начале процесса: что Стас вот-вот очнется и все завершится. Андрей уже не боялся этого, появилось спокойствие, своеобразное удовлетворение, умиротворение. Не потому, что он получил желаемого мужика в постель, а потому, что все происходило так, как должно быть. Что будет потом? Не важно. Главное, что сейчас было правильно.
Получив поцелуй – смятый, неудобный, но такой нужный и желанный, Андрей прогнулся как смог, подаваясь навстречу. С его губ слетал один стон за другим. Он потерял контроль и обычно аккуратный в звучании своего голоса, дал волю себе, давая возможность Стасу насладиться палитрой горловых стонов и сбитых вздохов.

+1

27

Ощущения были новыми, неизведанными. Будучи обладателем таких запоминающихся размеров, попробовать анальный секс с девушками Стасу как-то не удалось. Мало кто решался даже на традиционный, что уж говорить. И сейчас мужчина осваивал новые впечатления – надо сказать, ему они нравились, особенно теперь, когда движения наладились, а тело Андрея – такое горячее и тесное – расслабилось, больше не угрожая сломать Стасу самое дорогое.
Более того, Андрей «ожил». Тихие приглушенные стоны, едва уловимые, стали набирать силу. Конечно, слышать определенно мужской голос, так сладко выстанывающий под твоим телом, было крайне странно, но Стас быстро привык. Он просто наслаждался тем, что его партнеру было очень и очень и хорошо. А что еще нужно было от хорошего секса? Они оба испытывали удовольствие, двигаясь в унисон, жарко дыша и вскрикивая от особенно чувствительных моментов.
В какой-то миг Стас подумал выскользнуть из подрагивающего тела партнера и перевернуть оного, ощутив крепкие объятия, как рук, так и ног – это даровало необычайное чувство единства, которое мужчина так ценил. Но еще пару раз толкнувшись бедрами, он попросту понял, что уже не может остановиться. Скользя губами по плечу и лопатке Андрея, упираясь носом в выступающие косточки позвоночника, Стас крепко сжал рукой бедро партнера, шумно выдохнул, зажмурившись, и кончил в глубине желанного тела.
Конечно, от Стаса большего ждать не приходилось. Сначала ему даже в голову не пришло «помогать» партнеру рукой. Он вообще, если честно, отдаленным сознанием боялся спускать «туда» руку, понимая, на что наткнется. Шокировать себя своим же поведением следовало поэтапно. Так вот потом, когда эта мысль все же возникла в голове, смущенная и окутанная кучей комплексов, было уже как-то поздно. И только тогда Стас осознал, какими громкими они были, и как чертовски его заводил совсем не ангельский голос Андрея в такие моменты.
«Ленка, наверное, охренела там от счастья», - грубовато подумал Стас. Алкогольная пелена давно спала, хмель выветрился через поры вместе с потом, поэтому соображал мужчина очень четко. Сразу представилась следующая встреча с соседкой, которая уж точно не ожидала такого от Стаса, в свое время долго встречавшегося с ее родной сестрой, между прочим. «К черту, я взрослый мальчик, и делаю то, что захочу», - крайне неубедительно подумал Стас. Почему неубедительно? Потому что сам не верил в то, о чем думал. Если бы все было так просто, почему он даже мысленно так старательно огибал тему – что будет дальше и как это все понимать?
Укладываясь рядом, Стас стянул с себя презерватив, немного поморщившись. Кажется, этот дружок выдержал и не порвался. Рассматривать мужчина уж точно его не собирался. В любом случае, ему пора бы уже сделать обследование, вот и проверится на полный букет того, что мог собрать за полгода. Молчание немного затянулось, было крайне неловко, по меньшей мере, Стасу. Но одна разумная мысль все же посетила лысую голову: «Сказал раз, говори и два». Повернувшись на бок, мужчина просто притянул Андрея к себе, крепко сжимая в объятиях. После того, что сейчас произошло, это уж точно не было даже зазорным.
- Это было… очень круто, - выдохнул Стас в черные волосы, растрепанные настолько, что Андрей напоминал галчонка из какого-то мультика. Не удержался и подул в макушку, с улыбкой наблюдая, как прядки укладываются на другую сторону. Может, все было не так и страшно? Ну, в конце концов, почему бы ему и не могли понравиться еще и парни? На четвертом десятке лет… Нет, но он же был толерантным и понимающим все это время, у него был друг-гей, и Андрей до сих пор был другом. Почему бы ему и самому не попробовать?
Кроме этой нерешительности и застенчивости, в короткой фразе, отпущенной Коршуновым, сквозил и иной неприкрытый вопрос: «Тебе самому-то как?». Это был настоящий бич. Который пугал, пожалуй, даже больше, чем вопрос становления бисексуалом в столь солидном для перемен возрасте. Слишком часто Стасу не везло в половой жизни, так что заиметь партнера, которого он полностью удовлетворял, не принося неудобств и даже боли, со временем стало казаться какой-то неисполнимой фантазией.

+1

28

Пусть это был и не самый лучший и страстный секс в его жизни, но то ли от размеров, то ли от того, кто с ним был, Андрею даже не понадобилось помогать себе рукой – он кончил от одних только движений внутри себя и ласк, которыми щедро делился Стас. На какой-то миг он даже впал в состояние отключки – в глазах резко потемнело, а потом вспыхнули фейерверки. Собственного стона-вскрика он даже не услышал, а начал приходить в себя только тогда, когда вес с его тела сместился в сторону. Еще некоторое время он лежал, прислушиваясь к своим ощущениям, распластанный не хуже лягушки, которую переехал танк. Было и вправду странно. Обычно после секса, особенно случайного, не запланированного, наступало чувство опустошения. Не угрызений совести – этим он вообще не страдал, - а какой-то отстраненной безучастности. Сейчас этого не было, и Андрей старался понять, а что же тогда было? Было просто хорошо.
За спиной возился Стас, воюя с использованной резинкой, Андрей улыбался в подушку, не в силах пошевелиться. Он бы так и провалялся всю ночь, с наслаждением чувствуя, как клеточки тела в радостном безумии пытаются вспомнить свои законные места, но вдруг сильные руки перевернули его и прижали. Боже… Андрея как током пробило от этого. Руки, такие крепкие и надежные, словно вытаскивали его из прежней подзаборной жизни, проявляя не просто дружеское участие, как это было поначалу. Они заботились, защищали, ограждали от всего того, что было раньше. Возможно он все себе надумывал, но зато не надумывал дурного, не ждал предательства или брезгливого отталкивания, он просто доверился этим рукам.
Над ухом гулко прозвучал голос Стаса, и Андрей скорей интуитивно догадался, чем услышал скрытый интерес к самочувствию.
- Это было волшебно, - на его губах играла чуть хмельная улыбка, а голос звучал искренностью.
Андрей прильнул к Стасу, подчиняясь воле его рук, и коснулся влажным членом его бедра, вздрогнул, подумав, что для новообращенного такое напоминание о случившимся может быть не совсем тем, о чем он мог грезить. Чуть отставив задницу, чтобы не липнуть плотью к горячей коже, тут же попав в лужу собственной быстро остывшей спермы, он попросил:
- Дай мою футболку, пожалуйста.
Он очень не хотел, чтобы Стас начал суетиться с полотенцем или душем, не хотел, чтобы Стас выпускал из своих рук. Этот момент совместного возлежания после такого неожиданного, но такого чувственного для себя секса, Андрей хотел бы продлить как можно дольше. Хоть на полчаса еще, на час, на всю ночь. На большее он не загадывал – ночь сейчас казалось ему вечностью. Той самой, о которой мечтают многие.

+1

29

Услышав тот ответ, о котором мечталось, Стас успокоился окончательно. Его партнеру было столь же хорошо, как и ему самому. Более того, на устах Андрея блуждала мечтательная улыбка чеширского кота. Стас ведь, наверное, действительно нравился Андрею. Сейчас, когда мозг был не отягощен половым влечением, мужчина очень хорошо припоминал все взгляды, бросаемые украдкой, то, как неуловимо менялось поведение этого дерзкого неформала, когда он оставался наедине со своим сожителем. Возможно, Андрей был даже влюблен. А вот чувствовал ли Стас то же самое?
Он попытался прислушаться к себе, но ничего подобного, что ощущал бы с Юлей или предыдущими девушками, не заметил. Ему было определенно хорошо и даже комфортно рядом с Андреем. А еще он, бесспорно, его ревновал – и этот момент заставлял хорошенько задуматься, но всего такого, о чем пишут в книгах – про учащенное сердцебиение, сбитое дыхание и прочие проявления гипер-нежности, – Стас определенно не испытывал. Возможно, время после секса было не лучшим, чтобы анализировать столь сложные чувства, как влюбленность и симпатия. Тем более после такого неординарного, нового для мужчины опыта.
От почти философских размышлений отвлекла возня Андрея. Он прижался к мужчине плотнее, затем почему-то передумал, отодвинулся и внезапно попросил свою майку. Уж этот неформальный парень точно не походил на того, кто стеснительно облачался после секса, чтобы сходить в туалет или душ. Догадка пришла с задержкой в пару секунд. Все же Андрей был парнем, о чем забывать не следовало, и ему определенно нужно было стереть все, так сказать, последствия своего оргазма.
- Забей… - Стас усмехнулся, притягивая партнера к себе так тесно, насколько того позволяли их тела. Кроме того, мужчина развернулся на спину, так что получилось, что Андрей оказался сверху, лежа на бесспорно мощном теле фитнес-тренера.
Стасу ровно также как и его партнеру не хотелось куда-то вставать, да даже тянуться за майкой, которую как-то даже по-джентльменски попросил Андрей. Все, что осталось на их телах, легко смоется чуть позже, а покрывало на кровати Стас и завтра может постирать, ничего критичного. Сейчас хотелось просто лежать в темноте и тишине, чувствуя, как бьется еще немного учащенно сердце неожиданного любовника, слушать его тихое дыхание и просто отдыхать.
Говорить ни о чем не хотелось. Кроме того, Стас откровенно боялся, что он все испортит своими разговорами, так как не мог подобрать нужных слов. Да и о чем? О планах на жизнь? Ему бы еще в своих чувствах разобраться. Был ли это секс на одну ночь, о чем они потом с Андреем благополучно забудут? Или все же это было началом чего-то, что Стас пока не мог проанализировать? Вопросов было множество, а ответы так и не приходили. В любом случае, решил Коршунов, у него были некоторые потребности, да и Андрей заслуживал должного к себе отношения, поэтому оставалось только продолжать в том же духе, в котором это все началось.
- Пойдешь со мной в душ? – проговорил Стас после долгого молчания. Если честно, он рубанул с плеча, как прыгают в ледяную воду люди на Крещение – резко решился, не утруждая свой мозг размышлениями, и «прыгнул». И только после того, как последнее слово было произнесено, Стасу стало немного не по себе. В душе явно будет свет, и они вдвоем. С одной стороны, он спокойно переодевался при других тренерах, у них был общий душ и все такое. С другой стороны, ни с одним коллегой по работе он не спал, чтобы потом чувствовать неловкость.

+1

30

- Забей, - сказал Стас и притянул, прижал к себе.
И Андрей послушно забил, устроив голову на плече, вдыхая аромат кожи, еще немного влажной после секса. В лохматой голове появилась мысль о том, что он так мог бы провести вечность – просто лежа рядом, тесно прижимаясь, касаясь друг друга, слушая биение сердец и дыхание. Ему было хорошо, и он еще не осознавал в какую бездну летит с таким счастьем в сердце. Ему сейчас было бесконечно хорошо обнимать любимого, да, любимого – в его-то голове не было ни малейшего сомнения в том, как он относится к Стасу. Он его любил, всем сердцем, всей своей побитой душой и тощим телом. Любил давно и практически безнадежно. Как говорят в народе: один раз не… Чего только не случается по пьяни в суровой мужицкой жизни да между друзьями? Всякое, только редко кто об этом рассказывает. Вот и сейчас «две лишние капли валерьянки» заставили Стаса учудить, но кто знает, что будет дальше? Уж Андрей точно не представлял себе. Он был готов к протрезвлению, смущению, отторжению, а вот к объятиям не очень и что-то в его защите надломилось, треснуло. В эту микроскопическую пробоину стал пробиваться какой-то свет, ни то спасительный, ни то тот, который обычно появляется в конце туннеля, куда лучше не заглядывать. Андрей еще не замечал в себе никаких изменений, а они уже начались, разрастались полным ходом, и чем дольше длилось эйфория от сиюминутного счастья, тем больнее потом будет возвращаться в реальность. А она непременно наступит. Для обоих.
В ухо гулко ухали удары сердца, уже спокойные и размеренные, Андрей слушал их, улыбаясь, в блаженном бездумии. Был, правда, огромный соблазн поцеловать темный кружок мерно вздрагивающего соска, но истома завладела телом, не давая пошевелиться, поэтому он пока лежал и просто мечтал о том, как коснется губами бусинки соска, тронет его языком и втянет жадно и нежно, как вздрогнет Стас, прерывисто вздохнет, желая продолжения, и Андрей сделает для него все, что он только пожелает.
На этом месте из эротических фантазий Андрея вырвал голос любимого любовника. От неожиданности, не готовый к такому предложению, не успев подготовиться к атаке Дюша выдал прежде, чем успел прикусить свой умелый, но слишком длинный язык:
- Да за тобой на край света, - и захлопнул пасть, замирая и быстро соображая, как теперь выкрутиться.
Не в его привычках было открывать чувства настолько резко и откровенно. Это дурачась он мог говорить о любви и проситься замуж, а тут все было гораздо серьезнее, поэтому Андрей поступил как подобает – выбрал спасение бегством.
Все же не удержавшись, он чмокнул манящий его сосок, чмокнул звонко, с удовольствием, всего на секунду зажав губами твердый бугорок. Чмокнул и поднялся, оперевшись ладонью на грудь, почувствовав, как сбились удары сердца, как тут же загремело его, подхватывая новый ритм. Шумно втянул носом воздух, пропитанный сексом и чем-то еще, еле уловимым и зыбким, как предрассветный туман. На секунду Андрей задержался, уже встав рядом с кроватью, глядя сверху на еще лежащего Стаса. Всего секунду стоял недвижимо – голый, вытянувшийся как натянутая струна, худой, со следами спонтанного секса на гладком теле, настороженный, отчаянный, готовый шагнуть дальше.
- Пойдем, - сказал Андрей и протянул руку.

+1


Вы здесь » Прогулки по Москве » -Прошлое » Прошу любить и не жаловаться


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC